Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Page 6 of 65

Внимание! Законопроект, которого мы так долго ждали — явился

Час назад (29 декабря в 18 часов!)  ссылку с законопроектом выложили. Срок наших замечаний — 12 января. Разумеется, это они не пошутили, а сделали умышленно… Вы пока читайте, а я инструкцию подготовлю, что делать.

И сразу после Нового года — сделаем, что должны.

UPD: ПОДГОТОВЛЕНО, ОПУБЛИКОВАНО.

Полезные ссылки:

  1. Сам текст законопроекта
  2. Страница законопроекта на regulations
  3. Подробное описание истории: почему «социально-психологическое обследование» и прочее — муть, ерунда и не нужно.

 

Правосудие по-новогоднему

Каждый год за неделю до последнего рабочего дня в году во всех судах судебной системы Российской Федерации постепенно наступает тишина.

Сначала (и тут, например, Петербург впереди всей страны — с 1 декабря) перестают принимать исковые заявления. Шлите, мол, почтой. Которую, разумеется, получат только после Нового года.

Затем всё меньше и меньше дел назначается к рассмотрению, так, что на последней неделе лишь изредка хлопнет где-нибудь дверь зала заседаний, пройдут, шурша форменными штанами, приставы, ведущие «злодея» на арест, да лязгнет замок у клетки — и снова тишина…

В этом году последнее судебное заседание оказалось у меня 26 декабря. Мы были единственными у судьи в этот день, и потому начала заседания пришлось ждать больше часа. Куда торопиться?

И в соседних залах было пустовато: где одно дело, а где и ни одного. Скучали приставы на входе в суд, жарко топили батареи, мы с доверителями и подразмякли на пустых скамейках в коридоре, ожидая, пока судья выдаст решение.

Внезапно тишину и новогоднее умиротворение нарушил стук распахнувшейся двери, а затем равномерный звук, который вы, услышав раз, ни с чем больше не спутаете: когда череп живого человека с ускорением соприкасается с бетонной крашеной масляной краской стеной.

Я выскочил за угол коридора и обнаружил, что в полной тишине, «по-пацански», невзирая на кровь и слёзы, один мужик в куртке методично долбит головой другого мужика (в костюме) о стенку. То есть, звук не был галлюцинацией.

Я, доверитель, коллеги, начали их разнимать. «Приставов вызовите!», — закричал я. Довольно быстро из дверей начали показываться головы помощников и секретарей, с некоторым даже любопытством. «Да, я нажала», — сказала помощница судьи продемонстрировав брелок тревожной кнопки.

Тянулись минуты. Ёрзал, прижатый к стене, нападавший. Утирал пот и кровь потерпевший… С приходом четвёртой минуты появился и пристав. Все свои 150 сантиметров роста он подсобрал и, стараясь говорить грозно, спросил: «Что тут происходит?!». Ну, что тут могло происходить, если одного мужика держат, а второй кровью с головы капает? Наверное, шахматный турнир…  

Всех постепенно увели приставы, и мы уже было расслабились, но не прошло и сорока минут, как потерпевший вернулся. «Что мне делать?», — спросил он меня.

Приставы, как он рассказал, проконсультировать его не смогли: русский язык для них явно был не родной, и такие сложные конструкции, вроде «снять побои в травмопункте» или «обратиться с заявлением в территориальный отдел полиции», были для них недоступны. Зато приставы смогли посмотреть видеозапись: драку, как в лучших ситкомах, снимали с нескольких камер.

Отправив пострадавшего в травмпункт и полицию, мы продолжили ждать. Была надежда, что решения мы дождёмся в тишине и покое, тем более, что приближался тот час, который в наших широтах называют «послеобеда».

Конечно, мы ошибались!

Помощник судьи вышла и сообщила, что решение будет чуть-чуть попозже, потому что всех судей собирает председатель. Дело житейское, начальство зовёт — граждане подождут. Мы кивнули: действительно, подождём. Надо, так надо, важно, так важно. Начальство же.

Когда с первого этажа заиграла «В лесу родилась ёлочка» и голос (надеюсь, Снегурочки) предложил собравшимся прокричать «Ну-ка, ёлочка, зажгись!», мы переглянулись. Внутри нас начало вызревать зерно когнитивного диссонанса: ну, положим, драку, там, или побег преступника со стрельбой, заплаканных бывших жён, лишившихся наследства, мужчин, оплакивающих свои лучшие годы и размер алиментов — это всё мы могли бы представить в этих декорациях…

Но судей (надеюсь, без мантий) в хороводе вокруг ёлочки, кричащих «Раз-два-три, ёлочка, гори!», не допускало даже наше чувство юмора.

Жизнь всегда богаче вымысла. Раз в год и палка стреляет. А в рождественские дни чудеса — это почти норма жизни.

И если на протяжении всего года девиз многих правоохранительных органов «Ничто человеческое нам не нужно!», то раз в году, оказывается, можно и в хоровод. По-народному. Как все.

Что в итоге? Хорошее, доброе и правильное решение суда (если интересно, об усыновлении). Квадратные, «по восемь копеек», глаза доверителей: предельная допустимая концентрация нового — а они первый раз в суде — для них оказалась превышенной.

Вывод теперь на всю жизнь такой: в суде без адвоката делать нечего. Может, он и не всё сможет вам объяснить, но, по крайней мере, останется в этот момент в разуме и будет знать, что делать.

Хоть при пожаре, хоть на Новый год.

Никогда не верить на слово!

Наверное, уже все понимают, что, скажем, продажа машины в кредит  в автосалоне — самое место для обмана. То всандалят вам какой-нибудь ненужный «обвес», то дорогую страховку, то какой-то ассистанс за сто тысяч… Но, к счастью, чаще всего граждане,  придя с миллионом денег (или даже с полумиллионом), все-таки стараются включить голову и не дать себя обмануть.

Такая же картина в банке. О том, что надо читать написанное мелким шрифтом и разбираться, какую же сумму вам придётся платить в месяц и сколько переплачивать — знают даже самые отсталые слои населения.

Но вот с чиновничеством немного не так. Никто не ожидает, что в государственном органе он может столкнуться не просто с равнодушием, но и с обманом, например. Никто не рассчитывает, что то, что человеку говорят на словах тёти из кабинетов, может оказаться враньём от начала и до конца.

Я повторяю, повторял, и буду повторять. Ни у одного государственного органа нет рта и ушей. «Чудовище обло, озорно, огромно, стозевно, лаяй». Чудовище, т.е. государственный орган может только читать и писать. Всё.

Всё, что вы сказали, ВСЕГДА будет использовано против вас, но НИКОГДА слова чиновника не будут основанием ни для чего: ни для его ответственности, ни для вашей уверенности. Когда врут как дышат, то ничего им за это не бывает, если враньё высказано устно.

Врут про то, что психологическое обследование (добровольное по закону) обязательно. Врут про то, что ребёнка кто-то вот-вот будет усыновлять, а не вы (хотя у вас направление). Врут про диагнозы. Врут про операции. Врут про сроки… Врут.

Поэтому, пожалуйста, запомните: с Левиафаном нельзя разговаривать, ТОЛЬКО ПИСАТЬ!

Электронные системы, может и хороши, но спросите сами себя, что у вас останется, после того, как вы отправите свой крик души в электронной форме? Только скриншот с экрана. А если вы подали обращение в бумажной форме — будет какая-то отметочка, пометочка, расписочка, квитанция… Это то, что останется всегда.

Адвокат Жаров

ФБД. Продолжение. Стало лучше? Проверим

Помните, мы обращались в Министерство образования и науки (тогда ещё) с жалобами на то, что не работает нормально Федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Записаться туда невозможно, попасть — как на Луну… В Министерстве нам отвечали что-то вроде: «народу мало, но мы стараемся».

Сегодня пришли новости из Федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей.

В ФБД передано ещё две рабочие единицы (два живых человека), число слотов для записи на приём в ФБД соответственно увеличено.  Чем богаты… Не думаю, что это снимет целиком проблему записи, но надо с чего-то начинать.  Хорошо, что результатами жалобы стали не просто ответы, но и действия.

Ура.

Кстати, ФБД ещё полтора месяца на Люсиновской, 51, а потом переедет. Куда — точно не могу сказать, но скорее всего это будет адрес  Каретный Ряд,  дом 2 (рядом с Петровкой, 38).

UPD: Вся история  про ФБД с продолжениями:
— http://zharov.info/archives/6891
— http://zharov.info/archives/7009
— http://zharov.info/archives/7265
— http://zharov.info/archives/7556

Адвокат Жаров

Не стесняться повторять…

Сегодня, общаясь с коллегами на Форуме НКО, организованном Посольством Франции, я обратил их внимание на то, что все мы, независимо от места проживания, испытываем, в общем-то, один и тот же набор проблем… Да, в России нет (по сравнению со многими странами Европы) проблемы беженцев. Но есть — другие, очень похожие на те, что испытывала или испытывает Европа сегодня.

Есть и экзотические: например, коллега из организации «Каритас» рассказывала о проекте помощи нашим соотечественникам, возвращающимся в Россию после десятка лет, прожитых в Европе. Надо сказать, французы слушали с нескрываемым удивлением: как так, кто-то уехал из прекрасной Европы в холодную Россию? Да, оказывается, уезжают. И сталкиваются с проблемами (ну, тут мы не удивились)…

А в целом, проблемы у всех народов похожи.

Скажем, одной из важных проблем (что в профилактике ВИЧ, что в проблемах помощи семье в кризисе) является позднее обращение за помощью.

Могу только подтвердить: именно оно. Время. Оно неумолимо. И если что-то не сделать сегодня — завтра можно опоздать.

Поэтому, например, уже сегодня (а не как планировалось, завтра) мы подали в соответствующие органы заявление о возвращении ребёнка, незаконно увезённого родителем в… Люксембург. Наверное, это будет первое дело, когда похищение ребёнка было совершено по этому маршруту. Рассчитываем вернуть. И оперативность родителя нам тут лишь подмога. Мы успеем. Ребёнка вернём.

В ночи трясётся в вагоне мой коллега, спешащий в Санкт-Петербург, чтобы быть вместе с доверителями в органе опеки, когда они будут подавать заявление.  Что, казалось бы, элементарнее: просто подать бумаги. Но нет. Уже на входе в орган опеки (назову позже, какой именно из питерских муниципалитетов так себя ведёт, но можно и не называть — там таких много) доверителям заявили, что чиновники, например, не собираются ставить отметку на заявлении. Не собирается — и всё тут. Думаю, чиновницу ждёт сюрприз. Мой коллега везёт его в портфеле… ;)

А вообще, надо повторять и повторять:

  • в суде нечего делать без адвоката (как и в больнице без врача);
  • никогда ничего не подписывайте, не прочитав в спокойной обстановке (заберите с собой домой, а лучше — покажите адвокату; никто и нигде не умирал от того, что новый договор о приёмной семье будет подписан на три дня позже);
  • всё, что вам говорят (чиновники) устно, не фиксируя на бумаге, может оказаться враньём (и ничего за это чиновникам не будет);
  • всё, что вы сказали устно, без подачи бумаги или составления протокола — считайте, что не говорили (если это, конечно, не информация о том, где зарыт клад или признательные показания — это, увы, вылетит-не поймаешь);
  • нельзя разговаривать с полицейским (следователем, любым человеком в погонах) без предварительной консультации с адвокатом — молчите, пожалуйста, молчите, я скоро приду!;
  • если где-то есть слово «добровольное» или слова «вправе», «может» по отношению к вам — это значит, что вы САМИ должны хотеть воспользоваться тем, что написано далее (то есть добровольное психологическое обследование — это значит, что на него должна быть ВАША ДОБРАЯ ВОЛЯ, а не «оно, конечно, добровольное, но если вы его не пройдёте…»);
  • адвокат, приглашённый кем-то, кроме вас (или ваших родных) — не ваш адвокат;
  • прежде чем чего-то сделать и уж тем более перед тем, как отчаиваться, посоветуйтесь с адвокатом;
  • и ещё раз: пожалуйста, МОЛЧИТЕ до прихода адвоката (вашего адвоката)!

Буду повторять.

« Older posts Newer posts »
Поделиться:
istanbul masaj izmir masaj bursa masaj antalya masaj ankara masaj adana masaj konya masaj gaziantep masaj sanliurfa masaj kocaeli masaj sakarya masaj alanya escort
antalya escort escort antalya sex hikaye erotik hikaye porno hikaye ensest hikaye
russian porno