Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Page 6 of 63

Что такое тайна усыновления?

Тайна усыновления — многие произносят этот термин, но мало кто задумывается, что такое действительно “тайна усыновления”.

Тайна усыновления — это любые сведения о том, что какой-то ребенок был усыновлен или какие-то родители являются усыновителями. Эту тайну охраняет закон, и она принадлежит самим усыновителям. Они могут ее раскрывать, могут ее не раскрывать. Никакие посторонние люди не могут этого делать без их согласия.

У тайны усыновления есть как минимум 3 аспекта: человеческий, гражданско-правовой и уголовно-правовой.

Человеческий аспект — раскрывать или не раскрывать эту тайну самому ребенку, который оказался у вас в семье, рассказывать ли об этом близким родственникам. На эти вопросы лучше ответят психологи. В вашей школе приемных родителей такие наверняка есть, обязательно одной из тем будет тайна усыновления. Все вопросы адресуйте туда.

Что касается меня лично, я считаю, что тайну усыновления хранить, конечно же, нельзя, если речь идет о приемном ребенке, которого вы взяли в семью. Ребенок имеет право знать откуда он появился. Но это лирика. Это человеческие отношения.

Нас больше интересуют гражданско-правовые и уголовно-правовые аспекты тайны усыновления.

Итак, гражданско-правовые аспекты. Когда вы будете решать вопрос об усыновлении в районном суде, заседание будет закрытым. На листочке, который будет висеть рядом с залом судебного заседания, ничто не будет выдавать, что слушается дело об усыновлении. И в документах, которые вы получите, прежде всего, в свидетельстве о рождении, не будет ни в каком месте написано, что вы являетесь усыновителем. Вы будете записаны как обычные, совершенно ординарные родители. Орган опеки, конечно же, будет знать о том, что вы являетесь усыновителями, но даже в тот момент, когда он будет проводить неизбежные установленные законом проверки того, хорошо ли живется у вас усыновленному ребенку, он должен обеспечивать тайну усыновления. А именно: не раскрывать никому, включая самого усыновленного ребенка факт того, что он является усыновленным.

Уголовно-правовой аспект этого вопроса. Существует 155 ст. УК РФ, которая говорит, что разглашение тайны усыновления, произведенное лицом, обязанным хранить эту тайну как служебную, либо иным лицом, из корыстных или иных низменных побуждений, наказывается в уголовном порядке. Наказание не очень большое, но тем не менее оно существует, и, разумеется, сотрудник органа опеки, разгласивший тайну усыновления, вряд ли найдет работу в соответствующих органах в дальнейшем, если он будет подвергнут такому уголовному преследованию.

О чем идет речь?

Люди, обязанные хранить служебную тайну, например, сотрудники органов опеки, сотрудники образовательного учреждения, которому стало известно о том, что ребенок усыновленный, сотрудники медицинской организации, которым стало это известно, работники ЗАГСов и судов — все эти люди обязаны хранить тайну усыновления. Это значит не сообщать во внешний мир, никому из людей, никому из тех, кто также не связан служебной тайной, не сообщать о том, что ребенок был усыновлен или граждане являются усыновителями.

Если это произошло — по ошибке или еще по каким-то причинам — человек подлежит уголовному наказанию. Нужно взять и написать заявление в прокуратуру или в следственный комитет, где требовать привлечь к ответственности этого человека, поскольку распространение информации о том, что ребенок был усыновлен или родители являются усыновителями, само по себе является нарушением закона со стороны лиц, которые обязаны хранить служебную тайну.

Но это не значит, что какой-то другой человек, который осведомлен о том, что ребенок у вас усыновленный, может пойти и просто спокойно рассказывать об этом всем во дворе. Нет. Закон запрещает делиться об этом информацией. Единственное, что наказуемо будет только распространение этой информации какими-то посторонними лицами из корыстных или иных низменных побуждений.

Практически любое распространение сведений о том, что ребенок был усыновлен или родители являются усыновителями, скорее всего происходит не из лучших побуждений. Потому что никому не интересно: ребенок усыновлен или не усыновлен. Никакого хорошего мотива здесь быть не может. Другое дело, что не всегда удается правоохранительным органам установить побуждения, послужившие основой для распространения таких сведений. Поэтому дел о разглашении тайны усыновления в отношении посторонних лиц мало. Но здесь вы можете регулировать сами. С одной стороны, на каждый роток не накинешь платок. С другой стороны, люди которые склонны выносить сплетни в разные стороны, часто юридически безграмотны, и одно напоминание о том, что уголовная ответственность существует, умеряет их пыл.

И в завершение. Всё сказанное относится к тайне усыновления и совершенно не относится к опеке или к приемной семье. Нет никакой тайны опеки или тайны приемной семьи, и сведения, которые имеются у органов опеки, могут быть свободно переданы и в школу, и в детский сад, и в другие организации, куда опека внезапно решит их передать. Здесь, к сожалению, уже никакого ограничения, никакой тайны соблюдаться не будет.

Если говорить о тайне усыновления в целом, далеко не все поддерживают, её дальнейшее существование в Российской Федерации. Но поскольку пока она существует, стоит ей пользоваться. И когда кто-то собирается вас “ославить”, помимо вашего желания рассказать о том, чтобы вы хорошее дело сделали — усыновили ребенка, иногда напоминание, что соответствующее наказание наличествует в уголовном кодексе, позволяет защитить ваши права более эффективно.

Удачи вам!

Международное похищение детей. Конвенция 1980 года

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, которая подписана была в Гааге в 1980 году, а вступила в силу для России с 2011 года.  В отношениях между Россией и ряда стран вступает в силу до сих пор, очень сложно вступает в силу между странами, т.к. обе страны должны признать присоединение к данной Конвенции.

Большинство европейских стран, за исключением, если я не ошибаюсь, Албании, уже эту конвенцию ратифицировали в отношении России, и ситуация такова, что на сегодняшний день она в полном объеме работает между большинством стран, которые ее подписали, и Россией.

Что можно сказать? Для чего она нужна?

Конвенция появилась как ответ на многочисленные случаи перемещения детей из одной страны в другую. Матери или отцы, устав жить в одной из стран, решившие круто изменить свою жизнь, хватают ребенка и уезжают в другую страну. И дальше, “в домике”, вопросы должна решать юрисдикция другой страны. Такой вот юридический туризм когда-то был очень распространен в Европе и закончился в 80-м году созданием соответствующей Конвенции.

Конвенция очень простая, в ней говорится очень просто: если ребенок был перемещен из страны А в страну Б без согласия обоих родителей либо без решения соответствующего суда, то ребенок подлежит возврата в ту страну, откуда он был вывезен. А дальше уже, уважаемые родители, решайте вопросы в той стране: поедет ребенок куда-то или не поедет, как он будет жить, с кем он будет жить.

Конвенция очень просто сформулирована, в ней мало исключений, и они касаются, конечно, вопиющих случаев, когда нельзя ребенка возвратить. Например, случаев эпидемий, войн или других ситуаций, когда ребенка точно нельзя возвращать в ту страну, в ту юрисдикцию, откуда он был вывезен.

Конвенция применяется в России достаточно активно, накоплен достаточно богатый опыт, например, в нашей фирме по возвращению детей, вывезенных за рубеж. Зарубежные суды возвращают детей в Россию, если это перемещение было незаконным.

Вот в обратном направлении ситуация пока напряженная. И суды неохотно в РФ принимают решения о возврате детей в ту страну, откуда они были вывезены. Но надо сказать, что подобный опыт имели все страны, которые присоединялись к этой Конвенции. И чадолюбивая Италия, и любящая порядок Германия — все начинали с одного и того же: исключений, по которым дети не возвращались, было больше, чем ситуаций, когда дети возвращались.Но постепенно суды приходят к пониманию, что Конвенция является сильным и грамотным инструментом для исключения случаев похищения детей, т.н. трансграничного похищения детей как такового.

Действительно, получается, что можно схватить ребенка, убежать в другую страну и дальше уже считать, что вы справились с основной проблемой. Нет, это не правильно. Ребенок не вещь. Это не стульчик, который можно сложить и перевести в другую страну. Это человек. Его нельзя просто так взять и выдернуть из тех обстоятельств, где он жил, только потому что этого хочет мама или папа, а не оба родителя, взять и переместить в другую страну. Российские суды начинают это постепенно понимать, и процесс возврата детей из РФ незаконно вывезенных на нашу территорию, пошел. И таких дел уже не одно и не два. Конечно, это все непросто, но тем не менее процесс идет. Поэтому на сегодняшний день советовать, например, матерям, которые подвергаются побоям, унижениям или иным сложностям в жизни в другой стране, советовать просто так брать ребенка и уезжать домой в условный Краснодар к маме — мы не можем. Потому что скорее всего будет принято решение о возврате ребенка в ту страну, откуда он был вывезен.

Сегодня к таким перемещениям через границы государств необходимо готовиться, готовиться и юридически, и вести определенные переговоры, готовиться к переезду. Во всяком случае, без адвоката здесь не обойтись в этой ситуации совершенно точно.

Мой вам совет — обращаться к адвокату в первую очередь, еще до того, как вы решили обсудить этот вопрос с отцом или матерью ребенка, перед тем как ребенка перемещать. Позиция, что я сначала схвачу и убегу, потом три месяца отсижусь, а потом чаша, дай Бог, меня минует — не всегда приводит к положительному результату. Детей возвращают, и возвращают согласно Конвенции правильно.

Если вы решили, что вы с отцом ребенка жить не будете и что вам нужно переехать в другую страну, первый ваш визит — к адвокату, причем в той стране, откуда вы собираетесь уезжать. В той стране, куда вы собираетесь уезжать, также было бы неплохо посетить адвоката.

И в заключение. Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей в России действует, количество стран-участниц всё увеличивается с каждым годом, практика растет, и можно только приветствовать, что на сегодняшний день Россия становится в ряду тех стран, которые не допускают такого вольного общения с детьми, фактически отсутствия признания субъектности детей. Россия понимает, что дети — это тоже люди, и тоже имеют право жить там, где они живут, и перемещаться по миру только в мирном порядке без каких-либо похищений.

Усыновление и развод

Развод — не самое приятное событие в жизни семьи. А если в семье есть приёмные дети? Каковы правовые последствия развода в замещающей семье?

К сожалению, так случается. Жили-жили люди вместе и в конце концов решили, что жить они вместе больше не могут. Что делать? Разводиться. Ситуация печальная, но, к сожалению, житейская.

В случае, если дети у вас усыновленные, вы ничем не отличаетесь от обычных среднестатистических семей Российской Федерации, которых разводится миллионы, и которые, в том числе, решают вопросы о том, с кем жить детям: с мамой или с папой, кто будет платить алименты — мама или папа и т.д.. Ничего сложного в этом нет, и никакой проблемы, помимо обычных проблем при разводе, здесь вас не ждет.

В ситуации, когда у вас опеки или приёмная семья, к сожалению, определенные действия придется совершить.

Когда вы только устанавливаете опеку, пожалуйста, задумайтесь: в случае развода, не дай бог он случится, с кем останутся жить дети? И сразу оформляйте опеку именно на этого человека. Иногда это может быть мама, иногда это бывает папа. Оформляйте сразу на него, потому что потом переделывать гораздо сложнее. Органы опеки все-таки государственный орган, и входить в положение, в понимание, делать что-нибудь быстро или делать так, как нужно вам — не будут. Поэтому сразу же оформляйте на того члена семьи, с кем скорее всего останутся дети.

Жить в ситуации, когда ребёнок останется с одним из родителей, а юридически опекуном остается второй родитель — нельзя. Это нарушает законодательство и нарушает ваши обязанности как опекуна: вы должны проживать вместе с детьми, которые находятся у вас под опекой. Поэтому без переделок здесь не обойдется.

Подобная ситуация случится у вас и в приёмной семье. Если вы оба приёмных родителя, кому-то из вас скорее всего придется расстаться с этим гордым званием, а дети останутся со вторым. Это, конечно же, вызовет перезаключение договора и необходимость общаться с органом опеки на эту тему. Увы, ничего не поделаешь. Это договор, его надо исполнять. Если меняются существенные условия договора (а ваше состояние в браке это существенное условие), его придется перезаключать. Кроме того, тому родителю, которому неизбежно придется съезжать с того места жительства, где проживала семья, уже невозможно будет оставаться приёмным родителем, поскольку одна из обязанностей приёмного родителя это проживать вместе с ребёнком, который находится у него в приёмной семье. Без органа опеки, к сожалению, никак не обойтись.

С другой стороны, практика показывает, что бояться данных изменений в своей жизни не стоит, органы опеки вполне себе нормально переоформляют и приёмную семью, и опеку. А усыновление их вообще не касается.

Детей никто забирать не будет, ситуация рутинная, хотя и неприятная.

Надо бы аккуратнее в высказываниях. Что имела в виду Кузнецова, говоря про 30% возвратов детей

Вот ссылка на сайт ntv.ru с «новостью» о том, что детей возвращают в детский дом.

Да, бывает и такое. Но одно важное уточнение!

Кузнецова говорила, приводя пример, о 30% возвратов детей из приёмных семей Саратовской области. И даже не о «возврате», а о «расторжении договора» о приёмной семье.

Вероятнее всего, в эти же 30% договоров посчитали случаи, когда договор расторгался в связи с усыновлением ребёнка, передаче  его на «простую» опеку, переездом приёмных родителей, и, конечно, возвратом ребёнка в кровную семью. Сколько случаев расторжения договора связано с этими причинами, Кузнецова не уточнила. А их может быть значительное число.

Кроме того, возвраты из приёмных семей, то есть профессиональных семей, дети в которых оказываются зачастую не «по любви» , а «по подбору» органа опеки — явление, увы, прогнозируемо нередкое. Если браки заключать по расчёту сотрудников ЗАГСа, а не по взаимной симпатии — разводы будут зашкаливать, не так ли?

Кузнецова не приводит статистику возвратов с опеки или отмен усыновления в Саратовской области, но мы знаем  эту статистику. Есть официальная отчётность РИК-103, по которой за 2017 год в Саратовской области отменено устройство в приёмную семью (не считая случаев переустройства детей, то есть, «чистая отмена», с возвратом детей в детский дом) в отношении 9 детей из 1136, живущих в приемных семьях в Саратовской области. То есть это 0,79% от устроенных в приёмные семьи детей в Саратовской области.

Кто кого дезинформировал (не сказать  «соврал»)? Может, конечно, мы ещё не в курсе, и в 2018 году, статистика за который пока не собрана, в Саратовской области произошли какие-то аномалии, и 30% детей вернули из приёмных семей. Ну, триста, примерно, детей — это полное типовое здание детского дома… Такое было бы заметно  на уровне области.

Саратовцы, вы что-нибудь про это знаете?

Разумеется, даже если это, внезапно, действительно 30-процентная аномалия в Саратове — разве корректно распространять её на всю Россию? Всегда можно найти один-два примера, страна-то большая, которые заставят шевелиться волосы — но всё-таки на посту омбудсмена стоит быть осторожнее и точнее в словах?

По государственной статистике (а какое имеет основание государственный чиновник Кузнецова в ней сомневаться?) РИК-103 за 2017 год из 112985 усыновленных детей усыновление было отменено в отношении 115 человек (то есть 0,1% от общего числа усыновленных несовершеннолетних детей).

Из находящихся под опекой 433598 детей в детский дом было возвращено 16478 детей, то есть 3,8 % (при этом возвратов с неродственной опеки 5233 из 145759, находящихся под опекой, то есть 3,5%; с родственной опеки 11245 из 287839, то есть 3,9%; родственники возвращают на 11% чаще, чем не-родственники).

Приёмная семья: отмен устройства в приёмную семью с возвратом ребёнка за 2017 год — 2014 детей из 156560, находящихся в приёмных семьях, то есть 1,28%.

Это — статистика. Это — то, что министерства собирают с органов опеки официально. Это — ровно та картина мира, из которой должны исходить власти.

Это НКО, вроде нашей, может сказать, что статистика, мол, не отражает реальность и так далее… Но статистику эту отправляет в Минобр (или сегодня уже в Минпрос) именно те органы опеки, которые, вроде бы, если послушать Кузнецову, расторгают 30% договоров о приёмной семье. Кузнецовой говорят, что 30%, а Васильевой отправляют цифру — 0,79%.

Одно из двух: или Анна Юрьевна действительно «профукала» «саратовскую сиротскую аномалию», и под носом у губернатора вырос целый новый детский дом, или, во что верится проще, просто не понимает то, о чём говорит. Выбирайте, какой вам вариант больше нравится.

Международный элемент

Опять провёл выходные дни с книжками и тетрадками. В каком-то смысле, учиться надо всю жизнь, чем и занимаюсь. Время от времени.

Чаще всего время приходит тогда, когда доходят руки до ответа на письма с вопросами, щедро приходящие через сайт. Довольно часто ответы (для меня) не представляют трудности и заключаются в трёх предложениях. Но так бывает не всегда.

Особенно сложны вопросы, связанными с ситуациями, когда родители и дети находятся по разные стороны границы, то есть в деле присутствует так называемый «международный элемент».

Иван да Марья (она — гражданка РФ и Израиля, он — гражданин Франции и США) поженились в консульстве Франции в Камбодже, первый ребёнок родился в Саудовской Аравии и имеет только гражданство России, второй —  в США, и имеет гражданство РФ, США и Франции… И вот теперь мама отвезла детей к бабушке в Израиль и приехала в Россию разводиться…. «Регбус, кроксворд», — как говорил Аркадий Райкин. Хотя не смешно совсем.

Разводиться в России (если как минимум один из супругов — россиянин) действительно быстрее и проще. И, как подсказывают коллеги из Европы и Америки, значительно дешевле.

А вот с вопросом возвращения детей, незаконно перемещенных в Россию пока большие сложности. Решения по Конвенции, даже в самых простых случаях, выносятся странные, и даже если предписывается возвращение ребёнка, исполнить это решение бывает непросто… Не говоря уже о сроках: требование Конвенции про рассмотрение дела за 6 недель не исполняется, по-моему, никогда.

В практике «Команды адвоката Жарова» дела с международным компонентом составляют около половины. С одной стороны, это даёт определённую уверенность, основанную на опыте, с другой — работа на иностранном языке, да ещё и каждый раз с новым законодательством — весьма трудозатратна. Устаёшь от бесконечной смеси французского с нижегородским (иногда буквально так и смешивается).

Недавно Команда выкроила два дня для участия в конференции, посвященной применению Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. Вели её двое признанных российских специалистов по этой Конвенции — Ольга Александровна Хазова (Институт государства и права РАН) и Марина Львовна Шелютто (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ). По окончании конференции в Команде адвоката Жарова не осталось юристов, не прошедших дополнительную подготовку по вопросам применения Конвенции 1980 года.

К сожалению, на конференцию (их проводят ежегодно) не пришли московские судьи. Из других судов (всего их 10 на всю Россию), которые рассматривают дела по этой Конвенции — были, а Тверской суд оказался слишком занятым для того, чтобы послушать учёных. А очень жаль, потому что статистика суда, рассматривающего дела по возврату детей с территории Центрального федерального округа, весьма печальна: сплошные отказы. Беда ещё и в том, что решения по таким делам не публикуются, и оценить, где такое решение было обосновано, а где — не вполне, довольно сложно. Тем не менее, если из 7 оконченных рассмотрением в этом году заявлений (анализ данных с сайта суда) о возврате детей — 7 отказов в возвращении. Что-то мне подсказывает, что дело не в том, что основания для возврата детей отсутствовали во всех этих семи случаях…

Но — вода камень точит. Во всяком случае, несколько лет назад не было вообще никакого инструмента борьбы с незаконным перемещением детей. А сейчас инструмент есть, и моя лично «вахта» — делать так, чтобы практика применения Конвенции в России сложилась правильно.

Во всяком случае, все дела о возврате детей в Россию, в которых участвовала наша команда, закончились возвратом детей в Россию. А вот обратно — пока что практически «система ниппель»: возвраты единичны.

Но мы продолжим борьбу. И поэтому следующие выходные, вполне возможно, я опять буду читать умные книжки, делать из них выписки и переводить (спасибо, Гугл) законодательство очередной экзотической страны.

« Older posts Newer posts »
Поделиться:
vip escort vip escort vip escort vip escort masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son vip escort
antalya escort escort antalya sex hikaye erotik hikaye porno hikaye ensest hikaye
russian porno