Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Page 6 of 49

Смотрите внимательно за руками: усыновление и опека упрощаются, упрощаются, упрощаются… До полного запрета?

Ещё в декабре 2017 года были приняты изменения в Постановление правительства № 423 (о назначении опекунов) и Постановление правительства № 275 (об усыновлении), которыми, как объявлялось, упрощается процедура усыновления и опеки.

Смысл в том, что ряд документов (жилищные и справка о несудимости) будет теперь получаться органами опеки самостоятельно, путём межведомственных запросов в электронном виде, и без участия граждан.

Хорошо, сказали мы, и стали читать.

Итак, подав все документы (заявление, в котором теперь надо переписывать половину Семейного кодекса, автобиографию, справку с места работы, медицинское заключение, копию свидетельства о браке, если в браке и свидетельство о прохождении подготовки), гражданин может спать спокойно — остальные документы орган опеки запросит сам.

Какие это документы. В случае, если вы на пенсии — опека запросит пенсионный фонд. Но это большинство опекунов не касается. Дальше, запросят выписку из домовой книги (всех «прописанных») и финансово-лицевой счёт. Потом дело дойдёт до справки о несудимости.

Раньше все эти документы гражданин должен был принести сам. Это не вызывало особенных проблем, потому, что жилищные документы вы и так могли получить без каких-то затруднений и за три минуты, а справка об отсутствии судимости, хотя и готовилась в течение месяца, обычно её «заказывали» в момент начала подготовки в Школе приёмных родителей, и к концу подготовки она была уже заведомо готова.

То есть, проблем, в целом, не было. Объёмом документов процесс опеки или усыновления не удивлял.

Тем не менее, сразу после подачи документов у органа опеки и попечительства начинал течь срок. При опеке — 10 календарных дней, при усыновлении 10 рабочих, но это были понятные и разумные дни за которые орган опеки должен был выдать заключение о возможности быть опекуном или усыновителем.

То есть, подав заявление 1 числа, уже 11-го, если это не было выходным, вы уже требовали ответа. И эти 10 дней давались органу опеки как раз на то, чтобы подумать, и, параллельно, если нужно, проверить ваши документы.

Теперь всё решили оптимизировать.

Итак, как же дело обстоит сегодня? Вы приносите заявление и некоторый набор документов, сдаёте его в орган опеки. Предположим, это 1 число, понедельник.

Орган опеки в течение 2 рабочих дней (то есть, не позднее 3 числа, среды) должен направить через это самое «электронное взаимодействие» запросы про судимость и жильё.

Дальше запрос может некоторое время «идти». И пусть вас не удивляет этот момент: действительно, не факт, что отправленный сегодня запрос будет в ту же секунду чиновником «на другом конце провода» получен. Предположим, что это происходит на следующий день (хотя, может быть и три дня «на регистрацию»). Итак, запрос в каком-то органе получен в четверг, 4 числа.

Затем, у этого самого органа есть 5 рабочих дней чтобы «направить» ответ в орган опеки. Может быть вы обладатели какого-то другого опыта, но в моём жизненном опыте выражение «направить в течение 5 дней» означает всегда «отправить на 5 день». Итак, считаем: 5 число — это пятница, 6 и 7 — выходные, часики не тикают, 8, 9, 10, 11 — только в следующий четверг, 11 числа ответ на запрос будет «направлен» в орган опеки.

А получен? Ну, надеемся, на следующий день, в пятницу, 12-го.

Затем, в течение трёх рабочих дней (13 — суббота, 14 — воскресенье, то есть, получается, 15, 16 или 17 — до среды) орган опеки должен провести обследование условий жизни граждан, претендующих принять ребёнка в семью.

Окей, провели. После этого — должны оформить акт обследования. По какой-то странности, не в течение 3 рабочих, а в течение «просто» трёх дней, ну, ок. Итак, 17, в среду, обследовали, даём три дня (18, 19, 20 — четверг-пятница-суббота), дело всё равно заканчивается понедельником, 22 числа. Бинго?

Нет, это только акт обследования, а ещё не заключение.

Заключение выдаётся в течение 10 рабочих дней со дня получения ответов на запросы, то есть обследование условий жизни как бы «внутри» этого срока.

Итак, если мы правильно помним, ответ получен 12 числа (в пятницу), отсчитываем 10 рабочих дней — 15, 16, 17, 18, 19, 22, 23, 24, 25, 26 — десятый день оказался пятницей 26 числа.

Но и это ещё не всё! Заключение направляется (или вручается) заявителю в течение 3 дней («просто» дней) со дня подписания. То есть — понедельник, 29 числа нашего условного месяца.

Я лично не верю, что ответы на все запросы будут по идеальным каналам связи приходить в идеальные 5 дней. Нет, скорее всего, всё будет затягиваться, глючить и не работать как надо. Но, предположим, что всё-таки будет.

Итак, подав заявление о выдаче заключения о возможности быть опекуном 1 числа в понедельник, если месяц попался без праздников, вы сможете получить заключение — 29 числа при идеальных условиях.

Оптимизировали? Улучшили? Упростили?

Так и хочется спросить: что вы делаете, гады? Сроки выдачи заключения о возможности быть опекуном (или усыновителем) с 10 дней «подросли» до 29. Вместо «недели и ещё чуть чуть» или даже «две недели» — стало месяц.

Упростили!

Это я не говорю ещё о других «плюшках» и «маршмеллоу», которые окружают и давят потенциальных усыновителей и опекунов со всех сторон. Молчу о добровольном, но преподносимом как обязательное, психологическом тестировании кандидатов в опекуны или усыновители. Не описываю круг ада, который ожидает тех граждан, которые решаться взять «немосковского» ребёнка в семью москвичей.

Вообще, говоря кратко, поезд очевидно поехал назад: если раньше опекунов или усыновителей привечали, то сегодня со всей очевидностью говорят им, мол, мы вас не ждали, отвалите.

Читайте также: Заявление о возможности быть опекуном или усыновителем

Тайны мочи восьмиклассников становятся явью

Любят у нас всё добровольно-принудительное. Я уж не говорю про добровольно-принудительное «психологическое тестирование» для кандидатов в опекуны и усыновители, но детей-то можно было оставить в покое.

В России началась очередная волна «добровольных тестирований» старших школьников и учащихся колледжей на наркотики. В этом году начинают тестировать уже восьмиклассников

Что тут можно сказать. Дети до 15 лет для такого «тестирования» должны получить обязательно письменное согласие родителей. Во всех остальных случаях это — незаконно. Как незаконно и ВРАТЬ тем учащимся, кто достиг 15 лет, что непрохождение этого «добровольного» тестирования будет иметь какие-то последствия.

Почему это тестирование — вред, а не благо? Всегда же раздаётся миллионы голосов, что, мол, пусть проверят, и «уберегут» моего ребёнка или, скажем, выявят гада-одноклассника, потребляющего чего-то там нехорошее.

Всё не так. Если вы хотите проверить своего ребёнка «на наркотики» — купите наборчик для теста, он продаётся свободно, и проведите тест. В крайнем случае, сходите с подростком в «наркологичку», пописайте в баночку… Результаты теста вас могут не обрадовать, и вам, может быть, придётся включать на всю мощь свои родительские права, но поставить или нет вашего ребёнка «на учёт» и начать «помогать» ему со стороны государства — это будет целиком ваше решение. Никто никогда не откажет поставить вашего парня или девушку на учёт в наркологию, поверьте мне.

В случае, если анализы сдаются гуртом, толпой, стадом, гамбузом, ситуация совсем иная.

Во-первых, результаты вашего ребёнка будут сразу же известны правоохранительным органам. И это знание, разумеется, будет сразу же реализовано: ребёнка будут допрашивать (кто, где, с кем, как, что…), вынуждая давать если не «признательные», то какие-то нужные этим органам показания.

Во-вторых, разумеется, вся эта информация «протечёт» в школу, колледж, об этом будут знать, уверяю вас, все одноклассники и, конечно, их родители. Разумеется — поставьте себя на их место! — вся школа сразу же станет эту «чёрную овцу» изгонять…

В-третьих. Тут у спортсменов-то мочу ухитряются подменять и путать, да и тесты — не те, что в ВАДА. Ложноположительный тест, разумеется, никто не будет надлежащим образом проверять — последствия наступят сразу, как какая-нибудь там полоска начнёт менять какой-то там цвет.

В-четвёртых. Вы сильно доверяете неизвестным вам людям, проводящим этот тест? Кто их нанимал? Кто ими командует? Какая у них, в целом, цель? Разумеется, если нигде и никого они не «выявят», то через некоторое время от закупки их услуг и материалов откажутся. А стоит это (наши налоги!) недёшево. Поэтому, находить будут, что, при существующей валидности экспресс-тестов, дело несложное.

Иными словами, отправляя ребёнка на коллективный тест на наркотики вы ставите его в очередь за раздачей проблем: кто какой «фант» вытянет из шляпы.

Как показывают подобные тестирования прошлых лет, зачастую, отказ ребёнка от этого добровольного теста вызывает чуть ли не истерику у учителей и даже одноклассников. Справится с этой ситуацией подростку бывает непросто. Тут должны подключаться родители и достаточно жёстко заявить: нет, никакие биологические жидкости моего ребёнка пределов тела не покинут!

Подобный тест унизителен для ребёнка, и многие из них, просто в силу возраста, не в состоянии сформулировать, что именно «не так», но чувство унижения подросток переживает очень остро, даже не формулируя. Поэтому, ваша ответственность как родителя — помочь ребёнку, защитить его достоинство.

В конце концов, даже те ученики, про которых чётко известно, что да, пробовали, или даже регулярно потребляют — тест проходят. Кто там знает, кто в баночку писал? Не Родченков, чай, исследует. А кто не такой затейник, просто проводит этот праздничный день теста вне стен учебного заведения. Не обязательно воевать, можно просто уклониться. От этого, простите, ДОБРОВОЛЬНОГО теста.

Взыскать алименты с «хронического безработного»

Как взыскать алименты с должника, который нигде не работает?

Начнем со ст. 83 Семейного кодекса: «Размер твёрдой денежной суммы в качестве алиментов определяется судом исходя из максимально возможного сохранения ребёнку прежнего уровня его обеспеченности с учетом материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств». Ровно на неё и надо обратить внимание, когда речь идёт о том, что ваш плательщик алиментов (папа или мама) не платят алименты, потому что являются «хронически безработными». Что в этой ситуации делать? А вот именно это и делать — взыскивать алименты в твёрдой денежной сумме.

По закону предусмотрено: если должник (тот человек, который должен уплачивать алименты) работает, то с него будут взысканы 25% от заработка и (или) иного дохода на одного ребёнка, 33% — на двоих, 50% — на трёх и более детей. Но, как мы знаем из курса математики, 50% от нуля будет ноль.

Итак, что же делать, если должник не работает? Использовать п.2 ст. 83 Семейного кодекса РФ. Нужно как можно быстрее обращаться в суд с заявлением с просьбой взыскать алименты в твёрдой денежной сумме, и тогда она будет определяться не исходя из доходов должника (как это было при процентном взыскании), а исходя из его материального положения, что не одно и тоже.

Можно ездить на Лексусе, не получать дохода, но материальное положение при этом хорошее. Не получать дохода, но жить за счет жены, получающей огромные доходы, например, от деятельности вашего собственного предприятия. В такой ситуации человек будет считаться обеспеченным, и в такой ситуации с него будут взысканы алименты в твёрдой денежной сумме в достаточном размере, а не те крохи, которые вас ожидают, если вы будете продолжать взыскивать в процентном отношении.

Единственное, что здесь скажу — не тормозите, пожалуйста. Как только с вашим должником случилось такое «несчастье» — он стал безработным — сразу же обращайтесь с заявлением в суд об изменении уплаты алиментов с процентов на твёрдую денежную сумму. Это не сложное дело, оно вполне себе доступно очень многим юристам, и я думаю вы всегда сможете найти того, кто вам сможет оказать помощь в этом деле.

Если этого не сделать, то, к сожалению, долг вашего алиментщика будет учитываться исходя из средней заработной платы в РФ. На сегодняшний момент 25% от среденей заработный платы это порядка 9 тысяч рублей в месяц. Если вас такая сумма устраивает, то можно, конечно, подождать. Но на мой взгляд, лучше обратиться в суд и получить нормальную вменяемую сумму, которой вам действительно хватит на то, чтобы содержать ребёнка. Пожалуйста, не забывайте, что алименты — это не ваши деньги, а деньги вашего ребёнка, поэтому обращаться в суд, взыскивать — это какая-то ваша родительская обязанность , а не то, чтобы право.

Не забывайте, пожалуйста, об этом.

Вернуться к оглавлению

Дети возвращаются из-за рубежа, дети возвращаются за рубеж

Гаагская Конвенция 1980 года о международном похищении детей — очень сильный инструмент восстановления прав детей, перемещённых за границу из-за конфликта родителей, и этот инструмент, слава богу, продолжает применяться, несмотря на все сложности взаимоотношений Россия — Европа.

Только в этом году с использованием Конвенции «Команда адвоката Жарова» добилась возвращения троих детей (двоих из Великобритании, одного из Португалии). Причём в одном случае дело даже не дошло до суда — всё решили консультации адвокатов.

К сожалению, похвастаться внутрироссийским опытом возврата ребёнка, увезённого в Россию, в этом году у нас пока не получится. Напротив, в Санкт-Петербурге нам отказали в возврате ребёнка, увезённого матерью из Швейцарии.

С трудом входит Конвенция в практику российских судов, трудно российским судьям принимать подобного рода решения, несмотря ни на какие конвенции.

А ведь сама норма права довольно проста: если один из родителей схватил ребёнка и убежал за  границу — сначала верни ребёнка в ту страну, откуда его вывезли, а затем уже будем разбираться…

Но — бегут, невзирая ни на какие Конвенции…

Я верю, что и в России мы медленно-поступательно «пробьём» этот затор, и те дети, которые были незаконно вывезены в Россию, будут также возвращаться в те страны, откуда они были вывезены.

В основном, проблемы происходят от того, что многие супруги (прежде всего женщины) серьёзно недооценивают разницу менталитетов, воспитания, отношения к семье и в семье у представителей разных народов. Также весьма причудливые ожидания и от судебной системы той страны, куда переезжает жить российский гражданин.

Например, женщины часто не обращаются с заявлениями в полицию или в иные организации, даже когда подвергаются побоям. Парадоксальным образом представление о советской ещё милиции («когда убьют — приходите») переносится на шведскую, немецкую, португальскую полицию… Ни одна из трёх, конечно, не идеал, но, во всяком случае, заявление там примут, и ход ему дадут. Но — не пишут наши согражданки никаких заявлений, не обращаются никуда ни с какими жалобами, а просто терпят до упора, а когда упор падает — хватают ребёнка и бежать.

Что, разумеется, незаконно, и приводит к тому, что ребёнка, в итоге, приходится возвращать, а мать привлекают к ответственности за его похищение.

А тот, кто лупил жену до синяков, получает права опеки над ребёнком.

И это — такой вот типичный пример. Очень типичный.

Или, скажем, мать ребёнка (матерей — похитителей детей в нашей практике намного больше) собирает малыша «на прогулку», а сама — на самолёт и, например, в Испанию, на виллу, принадлежащую родителям. Отец детей обращается в испанский суд и, понятное дело, выигрывает процесс.

Но помимо суда он обращается ещё и в полицию (похищение детей родителем в Европе — криминал, в отличие от России), и на мать ребёнка накладывают обязательство не покидать пределы страны. В итоге, отец ребёнка забирает, уезжает в Москву, а мать ещё полгода разбирается с проблемами в Испании, видя ребёнка только по скайпу (отец попался ещё не гад — мог бы, в принципе, и не поддерживать никаких контактов, а ребёнку — 6 лет, сам не сможет)…

Хотя существуют особенные, исключительные обстоятельства, при которых ребёнка всё-таки не возвратят в ту страну, откуда вывезли, и, в силу нашего опыта, нам они попадаются довольно часто (например, в Санкт-Петербурге суд не возвратил ребёнка в Швейцарию именно посчитав обстоятельства исключительными), но в общем случае, таких обстоятельств нет, и возврат ребёнка — просто дело времени и работы бездушной судебной машины.

Помните, пожалуйста, об этом.

И помните, что если вашего ребёнка увезли в другую страну — в некоторых случаях вернуть его даже проще, чем если бы его увезли в другой город. За вас — Конвенция 1980 года о международном похищении детей и «Команда адвоката Жарова» .

Зачем вам развод

Очень часто на первом приёме формулируется задача для адвоката: «я хочу развестись». На этот запрос я неизбежно отвечаю: зачем?

Чем отличается жизнь в браке или «просто»? Ценой развода, больше, в сущности, ничем. До брака ваше имущество формируется из ваших денег вами самостоятельно. И, соответственно, кто купил, на чьё имя оформили — того и «тапки».

В браке всё приобретаемое и зарабатываемое имущество, вне зависимости от того, кто именно  его заработал, купил и т.п. — совместное имущество супругов и, подлежит разделу, если что. Всё остальное в жизни мужчины и женщины, матери и отца, мужа и жены — принципиально не зависит от того, в браке ли вы или нет.

Поэтому, если вы намереваетесь что-то приобретать в ближайшее время, а отношения уже не называть супружескими — развод имеет смысл. Во всех остальных случаях разводиться стоит, если это вам зачем-то нужно (например, для вступления в новый брак), а оставаться в браке — более удобно в ряде случаев даже для неладящих супругов.

Возьмём для начала чисто «человеческий» фактор. Тезис «милые бранятся — только тешатся» работает и при решении вопроса о детях (если вы ещё в браке — государственные органы будут действовать мягче, ибо вдруг вы потом помиритесь, а им — отвечай), и при рассмотрении заявлений супругов в правоохранительных органах.

Если в отношении вас применено насилие (кстати, эта рекомендация будет не только жёнам, но и мужьям!), с моей точки зрения, разводиться надо немедленно.

Теперь имущество. В браке вы или нет — неважно, поделить совместно нажитое вы можете в любой момент времени. Только при «распиле» собственности у вас больший манёвр, если вы в браке — к вашим услугам брачный контракт (а после развода — только соглашение о разделе имущества), условия которого могут быть несколько гибче, чем упомянутого соглашения.

Судебная процедура раздела имущества до или после развода ничем не отличаются.

Алименты, как на детей, так и на жену (до 3-х лет детям) — никакой разницы ни при получении решения суда (или судебного приказа), ни при взыскании алиментов через приставов.

Место жительства детей определяется также в судебном порядке (или по соглашению родителей), если они не живут вместе. При этом не имеет значения, в разводе ли стороны, исходные основания — раздельное проживание родителей, а не их брак, либо его расторжение.

Порядок общения с детьми отдельно проживающего родителя также не зависит от наличия или отсутствия брака.

В общем, есть куча вопросов, которые надо решить, среди которых расторжение брака, само по себе — не самый главный. А если есть более важные дела — зачем вам сейчас именно развод?

PS: Не забудьте подписаться на мой канал в Telegram — всё короткое, умное, но скоротечное я публикую там.

« Older posts Newer posts »
Поделиться: