Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Враньё замминистра — новости сиротского закона

Вот это поворот! Заместитель министра просвещения врет нам прилюдно! Посмотрите этот ролик для того, чтобы понимать, на что идут российские чиновники, чтобы выслужиться перед начальством. Сиротский закон не пройдет, но нам снова нужна ваша помощь! На этот раз достаточно одного дизлайка. 

Ставим дизлайк сиротскому закону по этой ссылке: https://regulation.gov.ru/projects#npa=96079


“Я не люблю, когда мне врут, но от правды я тоже устал”, — пел Виктор Цой. И сегодня я могу повторить его слова. Я тоже устал от того, что мне все время врут в Министерстве просвещения и мне очень неприятно говорить вам ту правду, которую приходится говорить.

Да-да, Министерство просвещения снова соврали. Татьяна Юрьевна Синюгина, наш любимый заместить Васильевой, сказала при большом стечении народа 30 октября этого года о том, что наш сиротский законопроект уже передан вице-премьеру Голиковой. Однако, как нам стало известно чуть позднее, законопроект так и не передан в Правительство, а теперь опять оказался на нашем любимом сайте regulations.gov.ru. И опять в каком-то таком месте, в каком мы его еле нашли. Ссылка будет внизу, если вы захотите поставить ему дизлайк, поставьте. У этого законопроекта 463, на момент записи ролика, лайка. Это беспрецедентная история, когда лайкают законопроекты такой тематики. Кто-то собрался и решил пролайкать закон, который оставляет детей в детских домах.

Кто эти люди?

Я думаю, что эти люди либо сотрудники Министерства просвещения либо подотчетной ему организации. Как это было сделано, я думаю либо расскажут в комментах мои зрители и читатели либо мне расскажет это кто-то на ушко. Но я об этом все равно узнаю. Конечно же, их попросили так сделать. Конечно же, наши дорогие бюджетники не могут поступить по другому. Конечно же, они нажали на этот лайк, тем более закон действительно очень поддерживает эту сферу — 8 млрд рублей на дороге не валяются. Но возвращаемся к ситуации — что же было? Придется напомнить предысторию.

В конце 2017 года Министерство тогда образования и науки РФ выложило на всем известный сайт regulations.gov.ru концепцию законопроекта, в которой устанавливалось увеличение, ужесточение и так далее прочие другие термины по отношению к опекунам и усыновителям. Требовалось вот как-то зажать этих “гадов” в ежовые рукавицы. На концепцию этого законопроекта мной, например, были направлены возражения, которые вы и сегодня можете видеть в виде таблицы под этой публикацией. Там было сказано, что этот законопроект не годится, разрабатывать его не надо. Что нам ответило Министерство образования? Разработало законопроект. Втихаря.

В конце августа 2018 года, не объявляя войны и никому ничего не сообщая, Министерство просвещения тихонечко разослало законопроект, уже готовый к тому времени, в региональные органы опеки и попечительства. Разумеется, для того чтобы собрать тихонечко, никому об этом не говоря, положительные отзывы от разных регионов. Насколько мне известно, таких отзывов не очень много, но они есть. Регионы поддержали: “Давайте сюда ваши денежки, мы с удовольствием их потратим, а на что — разберемся чуть позже”.

 Этот законопроект попал в руки ко мне, я его опубликовал. После этого началось бурное обсуждение. Потому что приемные родители и опекуны, прочитав этот законопроект, поняли, что спокойная жизнь кончилась. Она и до этого была не очень-то и спокойной. Но теперь в вашу семью будут приходить какие-то непонятные психологи, педагоги-психологи и смотреть как вы живете. А потом, называйте вещи своими именами, “стучать” в органы опеки о том, как вы там внутри живете, разбираете детей на запчасти, бьете подопечных, ну и так далее, прочие фантазии — смотри передачу Андрея Малахова. 

Министерство образования и науки и тогдашний заместитель министра образования и науки Татьяна Юрьевна Синюгина в этой ситуации отреагировала правильным, на мой взгляд, образом — закон начали обсуждать. Была создана рабочая группа, в которую вошёл, в частности, я и другие представители некоммерческих организаций, которые стали этот законопроект дорабатывать. Отчасти его доработали. Некоторые одиозные вещи оттуда удалось убрать, но, конечно же, не все. 

К концу декабря 2018 года закон, как посчитало Министерство образования и науки, был полностью готов и его выставили на общественное обсуждение. Вы помните эту историю, когда за три дня вы отправили более 800 обращений против этого закона. Все они должны были быть учтены и размещены в специальной таблице, которую должны были бы опубликовать там, именно под этим законопроектом, и эта таблица была бы доступна всем, кто в дальнейшем работал бы над этим текстом.

Однако этого не случилось.

Уже летом 2019 года я спросил у Министерства теперь уже просвещения, оно стало заниматься законом, где же наша таблица, где те 800 обращений, которые сделали граждане против этого проекта. Мне ответили: “Таблица на месте”. Я уже показывал, что никакой таблицы так и не было опубликовано. Она не будет опубликована никогда, потому что это позорище и для Министерства просвещения, и для тех чиновников, которые обязаны были это сделать сто лет назад. И сейчас им остается только нагло врать, что таблица, якобы размещена. Любой желающий может пройти по ссылке и посмотреть, где же эта таблица находится. Ее там нет. Но мне письменно отвечают, что таблица на месте.

С таким наглым вранье я обратился, разумеется, туда же, к разработчику законопроекта — Татьяне Юрьевне Синюгиной. Татьяна Юрьевна ответила, возвращаемся в нынешние дни, что законопроект плавно перекочевал к вице-премьеру Голиковой и она уже будет де осматривать этот законопроект. И тут соврамши.

На сегодняшний день обсуждение законопроекта уже третьего, четвертого, я не знаю какого по счету, продолжается на сайте regulations.gov.ru. Там поставлено сотни лайков, какое-то количество дизлайков и, наверное, какое-то количество обращений от граждан тоже было.

Кстати, про лайки и дизлайки. Мне тоже казалось сначала, что это какой-то детский сад, какой-то “во вконташе” и фейсбук, но на самом деле вот эти 463 лайка “за” показывают, что кому-то, а скорее Министерству просвещения эти лайки важны, поэтому давайте нальем им дизлайков, ну если на это обращают внимание, давайте на это обращать внимание тоже. Во всяком случае для нас это движение ничего не стоит, а им, наверное, будет приятно.

Что будет в результате обсуждения, я не знаю. Но, по-моему, это в чистом виде обман. Дарю идею, уважаемое Министерство просвещения. Если вам не понравится и это обсуждение законопроекта, можно завести закон по новой, назвать его точно также, разместить где-нибудь в других отдаленных частях этого сайта и мы опять его не найдем, хотя будем искать всем коллективом.

Меня удивляет только одно: я ведь непосредственно разговаривал с госпожой Машковой, которая занимается размещением, она меня уверила, что это технический сбой, на самом деле всё там правильно, а вот это вот случайно, мы задвоили-затроили закон. Товарищ Машкова, я вам не верю. Вы мне врете. И это вранье выглядит как-то очень некрасиво. Ну нельзя же действительно говорить, что вы не соображаете в том, что вы делаете. Вы в этом соображаете, вы просто меня обманули и моих зрителей тоже. Всех нас обманули. Ну и что? Что мы будем делать дальше?

Министерство просвещения немножко посмеивается. Действительно, нас пустили по ложному пути . А ничего страшного. Хотя мы поступили не верно, но по сути — правильно. Все наши обращения вице-премьеру Голиковой перенаправлены в Министерство просвещения РФ и поскольку, спасибо бывшему министру Абызову у нас уже давно электронный документооборот в Правительстве, вот в тот день, когда ответили вам по почте (кому 8-го ноября, кому 15-го), эти все обращения в тот же день были перенаправлены в Министерство просвещения. И теперь Министерство просвещения должны нам дать на это письменный ответ. На колу мочало, начинай сначала. 

По крайней мере обратите внимание, что в течение больше чем года законопроект так и не покинул стены Министерства просвещения Рф. Это уже маленькая победа. Я верю, что нам удастся остановить этот одиозный сиротский законопроект. Вы со мной?