Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Адвокатская тайна

Адвокат не вправе (и не будет) публично высказываться о своих доверителях и их делах. Особенно, если дело касается несовершеннолетних. Почему это именно так — рассказываю подробно.


Бывает так, что в социальных сетях меня спрашивают что-нибудь про конкретное дело, в котором я иногда участвую, а иногда просто — мимо проходил. И в этой ситуации что мне приходится делать? Отмалчиваться. Ничего не говорить. Почему?

Причина простая: адвокатская тайна. Именно она не позволяет мне рассказывать о том, кто у меня клиент. Если вы меня спросите, является ли какой-нибудь Вася Иванов моим клиентом, я ничего вам не отвечу. Ни в том случае, если Вася действительно мой доверитель, ни в том случае, если Вася пока еще или в настоящий момент не мой доверитель. Почему это так?

Потому что адвокату запрещено говорить о том, кто является его доверителями. Запрещено рассказывать о самом факте обращения кого бы то ни было к адвокату. При таких обстоятельствах единственное, что я могу ответить на такой вопрос — просто промолчать, не подтвердить и не опровергнуть, является ли кто-то моим клиентом.

Исключение составляет лишь ситуация, когда сам доверитель сказал: “Можно об этом говорить. Я вам разрешаю, или, наоборот, прошу вас об этом!” Вот тогда я буду говорить: моим доверителем является такой-то и такой-то.

Второе. Иногда спрашивают, ну, бог с ним, доверитель — не доверитель: “Расскажи что-нибудь про это дело! Ты же что-то знаешь?!” Даже если я что-то знаю, рассказывать я буду ровно то и ровно тогда, если меня об этом попросит мой доверитель. Во всех остальных случаях я опять же просто промолчу.

Поэтому вы можете рассказывать все, что угодно о том, что адвокат думает, что адвокат делает, что адвокат по вашему мнению собирается делать — правильный адвокат в правильном случае промолчит и ничего об этом не скажет. Опять же, исключение составляет только тот случай, когда об этом просит доверитель.

Ну и третье:  вся моя деятельность так или иначе связана с несовершеннолетними, а это означает, что здесь мне приходится быть наиболее осторожным, ведь информацию о несовершеннолетнем разглашать просто так в открытое пространство нельзя. Опять же, исключение составляет лишь тот случай, когда об этом просит сам доверитель.

Но ребенку когда-нибудь будет восемнадцать, когда-нибудь он станет взрослым. И нужно ли всему миру знать о том, что ему ставили определенный диагноз или были какие-то проблемы с документами? Думаю, что нет. Поэтому все, что касается несовершеннолетних, это тем более табу в интернете. И фотографии, и имена, пароли, явки и вся остальная  информация. Тем более диагнозы.

Поэтому когда вы меня спрашиваете о том, что я думаю про девочку А. или мальчика Б., не удивляйтесь, что я молчу в ответ.