Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

#сиротскийзакон — психологическое обследование с предсказанием будущего

Внимательно следите за руками! А точнее за тем, что говорит заместитель министра просвещения. Говорит она одно, а в #сиротскийзакон написала совсем другое.

Из этого видео вы узнаете, что на самом деле ждет всех приемных родителей, усыновителей и опекунов в том случае, если сиротский закон будет принят.

Адвокат Жаров разбирает статью про принудительное социально-психологическое обследование всех кандидатов в опекуны, приемные родители и усыновители. Сиротский закон надо остановить! Все ссылки — вы найдете ниже.

Остановить #сиротскийзакон можно тут: http://zharov.info/stop

80 процентов отказов! Опека — против приемных родителей! https://youtu.be/H_GhfxUK26s

Сиротский закон: дети, деньги и враньё https://youtu.be/v4KlcUqOM3Q

Враньё замминистра — новости сиротского закона https://youtu.be/KAS3zp9GvFg

Сиротский закон — нам снова врут! Теперь по-крупному https://youtu.be/bakZQswRGZg


И снова здравствуйте, дорогие друзья! Продолжаем говорить про сиротский закон с цитатами, причем не только из закона, но и заместителя министра просвещения Российской Федерации Татьяны Юрьевны Синюгиной, которая выступала на форуме приемных семей второго и третьего декабря 2019 года.

Она много говорила про законопроект, и прежде всего ее выступление касалось вопросов психологического тестирования. Вернее, так: как только не называют это психологическое тестирование —  обследование, исследование — как угодно абсолютно, но слово “психологическое” абсолютно там присутствует всегда. И поэтому вот, вот это самое психологическое тестирование или обследование — оно хорошо, прекрасно, замечательно, и вообще —  нужно для всех нас.

Вот, что об этом говорит заместитель министра: “Коллеги, это не псих обследование. Вот я хочу, чтобы вы это тоже услышали от меня. Это, на мой взгляд, вполне нормальный процесс. И результатом этого процесса не является принятие решения не давать кому-то из вас детей. Результатом этого решения будет помочь вам не совершить ошибку, и всем нам вместе не дойти до беды”.

На сегодняшний день нет никакого психологического тестирования, во всяком случае — обязательного. Есть в постановлении правительства 423-м право гражданина пройти такое психологическое обследование для выявления готовности к приему ребенка в семью, готовности самой семьи. Если у вас возникают какие-то вопросы, готов ли я принять ребенка в семью или нет, то вы можете обратиться к психологу, и орган опеки и попечительства обязан вам такого психолога обеспечить, и получить у него некий совет, готовы вы или нет. Нигде не написано, что эти материалы по результатам вашего тестирования, обследования, да как хотите его проводите, должны передаваться в органы опеки. Ничего подобного в законодательстве сегодня нет.

Тем не менее, практика сложилась такая, что людей просто обманывают, что это обследование, во-первых, обязательное, во-вторых, результаты его нужно непосредственно и сразу же передать в органы опеки и попечительства. “Ну мы же знаем, что в большинстве регионов давным давно вы все проходите тестирование в той или иной форме!” Вот такая ситуация, например, в Московской области, где всем, абсолютно всем приходящим говорят о том, что они обязаны пройти тестирование и получить не на руки эту бумагу, а непосредственно передал чтобы психолог ее в органы опеки и попечительства.

Чаще всего это психологическое обследование зарубает перспективу быть опекуном или усыновителем для ярких личностей, для одиноких родителей, для всех тех, кто выбивается из стандартного прокрустова ложа. Парам пока отказывать остерегаются, но тоже есть “находки” и в этом месте.

Что хотят исправить этим обследованием? Вообще это ключевой такой пункт законопроекта, потому что именно это психологическое обследование и позволяет сказать, что вот, вот-вот законопроект и решает проблемы, которые перед ним стоят. Проблемы стоят две, напомню: возвраты детей, то есть опекуны, и попечители, и усыновители, которые отказались от воспитания детей. Из года в год примерно один процент усыновителей, опекунов, приемных родителей отказываются от своих обязанностей, и по закону опекун, у нас сегодня закон такой, имеет право добровольно отказаться от исполнения обязанностей опекуна. И вот эти случаи, один процент, будет профилактировать как бы вот эта норма закона. Почему-то кто-то решил, что можно на психологическом обследовании выявить, откажется человек от ребенка в дальнейшем, или нет. Конечно же, это не так. Я об этом много говорил, и ссылка к соответствующему ролику — вы ее увидите в описании.

Но что же предлагается в законопроекте для разрешения вот этой вот проблемы возвратов и, конечно же, проблемы преступности против детей, которые опять же, напомню, несколько десятков случаев в год? И все это будут пытаться решить путем обследования всех тех, кто собирается быть опекуном, усыновителем или приемным родителем. Но что в законе? Мы обсуждаем на словах, и замминистра говорит то же самое, какое-то психологическое тестирование, обследование, все, что угодно. А в законе написано по-другому: “Проводится социально-психологическое обследование (социально-психологическое обследование!) такого лица, то есть лица, претендующего быть опекуном, а также его супруга, если это лицо состоит в браке”. Что в этом обследовании проводится? Я читаю (цитирую) закон: “Проводится в целях определения мотивации лица, желающего принять ребенка в семью, наличие у такого лица возможности для создания благоприятных условий для воспитания всестороннего развития ребенка, опыта воспитания и иных компетенций, необходимых для приема ребенка в семью, выявления ограничений приема ребенка в семью и дачи рекомендаций по преодолению лицом выявленных ограничений, созданию им благоприятных условий для воспитания и всестороннего развития ребенка, оставшегося без попечения родителей”. И в заключении, которое выдается по результатам социально-психологического обследования, будет делаться вывод о наличии или недостатке у лица возможности для создания им благоприятных условий для воспитания и всестороннего развития ребенка.

Это сложно со слуха воспринять, но цитату вы можете посмотреть. Опять же внизу будет ссылка на сайт и на страничку Zharov.info/stop, где есть ссылка на текст законопроекта, и можно спокойно его прочитать. И возможные ограничения также будут указаны в этом заключении по полу, возрасту, состоянию здоровья, а также по количеству передаваемых в семью детей. Вот это вот все будет в заключении по социально-психологическому обследованию гражданина или его семьи.

“И мне кажется, что нам не нужно сейчас, вот знаете, бояться, что это станет инструментом поголовного, да, там, отрицательного заключения, и огромное количество, как некоторые наши оппоненты уверяют, детей будет оставаться в детских домах”.

Наши оппоненты говорят, что уже давно во всех регионах проводится психологическое обследование, но это психологическое обследование: а — добровольное, б- не имеет юридической силы, ну никакой! Когда орган опеки кладет в основу своего отрицательного заключения о возможности, вернее, в данном случае, невозможности быть опекуном или усыновителем, вот это психологическое заключение, он его может положить только в ряду многих, как иные документы. Сам по себе психолог не может сказать, что Вася не может быть опекуном ни в каком случае, вернее, органы опеки засмеют в суде, если он такое напишет. Правда, пишут, и некоторые суды даже не смеются. Но это все равно единичные случаи, отдельные случаи, и те случаи, когда вы можете оспорить заключение органа опеки в суде.

Если законопроект будет принят, ничего оспаривать не получится. Что психолог своим мнением сказал, то и будет. Разрешили вам девочку — будет у вас девочка, разрешили мальчика — будет у вас мальчик. И здесь, если говорить о практике, уже сегодня существующей в разных субъектах Российской Федерации, мы сталкиваемся с тем, что органы опеки и попечительства выпытывают у опекунов, кого из детей хотели бы они принять в семью, ну, например, я бы хотел принять в семью мальчика от 5 до там 10 лет, это значит, что, например, в Москве, с хорошей долей вероятности вам выдадут заключение о том, что вы можете взять под опеку девочку и там от 14 до 18 лет. Почему? А из вредности. Чтобы вы никого не взяли. Конечно, мне возразят. Зачем вы в черном свете рисуете органы опеки? Они на самом деле белые и пушистые, и хорошие, а отдельные случае не меняют общей картины. На самом деле органы опеки и попечительства, например, Москвы, в большом количестве случаев используют ровно эту тактику. И у меня нет другого объяснения, кроме вредности и попытки как-то уменьшить количество детей, приезжающих в Москву, нет другого объяснения этому феномену.

Еще на один момент хотел бы обратить внимание. Вот в тексте законопроекта указано, что в заключении социально-психологическом должны быть указаны рекомендации по преодолению. Это с одной стороны хорошо, что должны быть указаны конкретные рекомендации, как преодолеть те самые ограничения, которые психолог там у вас углядел. Это с одной стороны. С другой стороны, сам по себе этот текст подсказывает, что заключение и не должно быть положительным. И оно не будет положительным, по многим причинам. Во-первых, когда к психологу приходят и, вспоминаем цель этого закона, говорят о том, что, пожалуйста, найди мне всех педофилов, тех, кто будет бить детей, тех, кто плохо, “плохо”, в кавычках я это слово беру, мотивирован, и тех, кто потом вернет ребенка обратно в систему, что будет делать психолог? Психолог возьмет лупу и начнет искать. Что он найдет? Скорее всего, больше того, что там есть на самом деле. Потому что это — его работа, ему такую задачу поставили: найди, пожалуйста, плохих! И он найдет! Может быть, нас с вами. Это первое.

Второй момент, а что будет, если действительно, после того, как ребенка в семью передадут, его придется возвращать? К психологу придут и скажут: “Вась, ну ты чо? Как ты пропустил вот этих вот злодеев, которые потом вернули ребенка или, не дай бог, совершили против него преступление?” И психолог будет искать под лупой. Ну и следующий момент, если сегодня орган опеки и попечительства отвечает за то, давать ребенка или не давать, теперь ответственность можно спокойно перевести стрелочками на путь, где находятся наши любимые психологи, большинство из которых, по крайней мере в регионах, — это бывшие сотрудники детских домов, которые прошли повышение квалификации и теперь называются “педагоги-психологи”. Вот именно они будут решать, годитесь вы или не годитесь. И, кстати говоря, в том, что большинство психологов, которые работают в этой сфере, бывшие сотрудники детских домов, кроется и следующая причина, почему положительных заключений будет очень мало. Система целиком заинтересована в том, чтобы у нее оставалась работа.

Если вы сегодня получите положительное заключение о том, что вы можете забрать ребенка из детского дома, то, скорее всего, вы это положительное заключение реализуете — ребенка вы оттуда заберете. Это значит, что в детском доме на одного постояльца станет меньше, и, значит, финансирование ему уменьшится. И это значит, что коллеги этого самого педагога-психолога перестанут получать зарплату. И в регионах об этом помнят! Есть даже целые поселки, где детский дом — градообразующее предприятие. И там не смешно от того, что детский дом закроют. Поэтому дети очень нужны! Отдавать их вам, просто так — “щаз”, разбежались! Поэтому, скорее всего, после принятия этого закона люди почувствуют базу, юридическую основу для того, чтобы спокойненько вам отказывать, или не отказывать так напрямую, а давать вам рекомендации до потери сознания. Сначала — перекрасить стены, потом- подучиться у них же там где-нибудь в какой-нибудь дополнительной школе приемных родителей, потом сделать еще, еще чего-нибудь , потрогать правой рукой левое ухо, и в конце концов выдадут рекомендацию, что, ну хотите вы взять девочку, а вам разрешат взять мальчика. Хотите вы взять маленькую девочку, а вам разрешат взять большую девочку.

Или совсем иезуитская история: вы помните, о чем говорил заместитель министра, когда говорила о контингенте тех детей, которые находятся в банке данных? “У нас стало больше детей, которые имеют множественные тяжелые нарушения в развитии. И мы понимаем, почему эти дети остаются без родительского попечения. Более 30% — это дети подросткового возраста”. Так вот, в заключениях, по крайней мере в Москве, очень часто можно встретить: мальчик или девочка от ноля до четырех лет, первая или вторая группа здоровья. Внимание, вопрос! Желающие могут найти на него ответ в интернете на сайте усыновите. ру.  Сколько детей такой категории в принципе есть в Российской Федерации? А в вашем регионе? И вот это вот иезуитство, практикующееся сегодня, явочным порядком, без законодательной основы, соответственно,  незаконно, когда вам написали в заключении, что вы можете взять девочку, только девочку- вот это — незаконно!

Это можно оспорить сегодня, завтра предлагается узаконить и сделать так, чтобы пальцево-потолочным методом какой-то психолог, педагог-психолог, прошу прощения, будет пальцево-потолочным методом будет вам отвечать на вопрос, можете вы быть усыновителем и усыновителем кого. Методик — нет. То, что после этого любого психологического обследования меньше становится преступности, доказательств этому ни научных, никаких нет! Никто не исследовал, кто и как, те преступления, которые зафиксированы, произвел в семьях, в которых они произошли, и что на это можно повлиять психологическим обследованием — нет таких исследований! Но психологическое обследование вводится! Почему? Потому что это первое, что приходит в голову. А давайте мы вскроем черепную коробку каждому потенциальному опекуну, разрежем мозг на мелкие кусочки, как мозг Ленина, и исследуем, какая же там мотивация, вдруг он собирается ребенка бить? Вот этот бред у нас находится в законопроекте. Цитаты и ссылки — под роликом.

Лично для меня это вопрос ну очень важный. Дети-сироты в нашей стране — совершенно беззащитные существа. Их должна защищать ровно та система, которая подготовила для них вот этот вот сиротский закон. Она придумывает все для того, чтобы они остались в детских домах. И пока это им удается. Мы мало сопротивляемся. Мы мало интересуемся, что же происходит там, за стенами, за заборами этих учреждений. Ну и мы не заканчиваем еще серию роликов о сиротском законопроекте с цитатами.

В следующий раз речь пойдет о сопровождении, которое в сущности заключается в том, что вас будут контролировать больше и чаще. Все-все приемные семьи, и всех опекунов, и всех усыновителей. Об этом — в следующий раз. Пожалуйста, не уходите далеко! Следите за этим законопроектом! Это важно! Спасибо!