Адвокат Антон Алексеевич Жаров

Специалист по семейному и детскому (ювенальному) праву

Category: Разводы

Не представлять себе

Работа адвоката (хотя, какая это работа? Это или жизнь, или каторга…) — невероятный источник сюжетов, за выдумывание которых в Голливуде платят огромные деньги сценаристам сериалов. Каждый раз, выслушивая очередную историю, находишь массу совпадений — и чрезвычайные различия с тем, что ты слышал и видел раньше.

И каждый раз думаешь две мысли: ну, так не бывает, это что-то особенное, невероятное, скорее всего, участники событий — редкие чудаки, и сразу же противоположную — да сто раз такое было, плюс-минус километр.

И каждый раз думаешь: ну, какой же гад (наш оппонент), и, с другой стороны, сколько раз я был с другой стороны баррикад, и думал туже самую вещь про представителя этой стороны?

Вот каждый раз так.

А-в, гад, не платит алименты. Но ведь и А-ва, его бывшая супруга, подала на алименты только для того, чтобы тратить их на себя, любимую, помады, шмотки и нового мужа. Алименты большие, правда…

Б-ва, нехорошая женщина, забрала ребёнка к себе и не даёт милейшему Б-ву видеться с дочкой. Б-в, с другой стороны, только и таскается к Б-вой, чтобы раздражать, постоянно скандалит, а ребёнок его боится.

В-ий забрал ребёнка у матери! Какой подонок! Она же мать! Ага, «онажемать», а когда они жили вместе, В-ая только и делала, что на диване лежала, а всем уходом за ребёнком занимался В-ий и его мама, бабушка внука. А потом В-ая требовала бог знает что и квартиру в придачу, а ребёнка держала в заложниках.

Г-ин не видел ребёнка год, и уклонялся от алиментов (смотрите, какие долги накопил!), поэтому заслуживает лишения родительских прав. Позвольте, возражает Г-ин, это Г-ина (в замужества Д-на) не давала мне видеть ребёнка, а алименты я плачу, и долг гашу.

Е-ва, опекун Ж-иной подаёт в суд на З-ву (мать Ж-иной, находящуюся в тюрьме) иск о взыскании алиментов и лишении родительских прав: ребёнок уже три года под опекой, ни весточки, ни копеечки, Ж-ина называет Е-ву мамой, биологическую мать не помнит, не знает. Ещё до посадки З-ва пила, ребёнком не занималась… Но ведь З-ва сейчас в колонии, как она может видеть ребёнка? И, вот, не знала, куда её ребёнка отправили, когда её саму поместили в СИЗО. Теперь узнала, будет писать, интересоваться, отправлять переводы… Не лишайте, пожалуйста…

И-ва обращается в суд к К-ву: верни ребёнка, я — мать. Ты лишил меня возможности видеть ребёнка, воспитывать его, просто обнимать вечерами! Девочке только 7 лет, как ты можешь?! К-в парирует (и подаёт встречный иск): И-ва психически больна (есть доказательства), ребёнку с ней опасно (приводит аргументы). И потом, посмотрите, мама (И-ва) у нас нынче — кандидат в депутаты, и ровно то, что говорит в суде, говорит с трибуны, «мочит» меня, как отца… Слушайте, ну тут же не про детей речь вообще!

Л-н просит суд, чтобы Л-на предоставляла для общения малолетнего сына. Потому, что без решения суда у неё сплошные «завтраки» и требования, я вижу сына раз в месяц, не чаще, на полчаса, а потом ему почему-то «надо уходить», в 4 года он просто забывает меня! Но, вот, почитайте, говорит Л-на, у сына после встреч с отцом энурез, нервный тик и вообще, плохо ребёнку. Оградить надо ребёнка от отца — ничего хорошего… Да, и посмотрите, алименты не платит. Ни мне, ни детям от предыдущего брака.

Нет правых, виноватых, и даже, простите, нет «правильного» решения в такой ситуации. Кому отдать ребёнка? Матери? Почему же только ей? Отцу? А как же мама, она же —Мама?

Большое спасибо, что я не суд, и мне не надо принимать решение. Мне достаточно только донести до суда то, что тот родитель, которого я представляю, действительно заботится об интересах ребёнка. Отсеять эмоции. Дать возможность суду разобраться.

А судить, слава богу, не мне.

Но, конечно, я не работаю с человеком, если его мотивация мне  непонятна, или понятна, но… если это мотивация в споре о детях — не про детей.

Про деньги, например — тоже интересно спорить. Но каким-то другим способом, хорошо? Без использования детей.

Долги супругов перестали быть «совместными по умолчанию»

Верховный суд иногда так разъясняет применение законодательства, что становится ясно, что до этого ну чуть ли не все применяли его неправильно.

Например, пресловутые долги (или, если вам больше нравится, кредиты) супругов… Вот, скажем, разводится некто Ф-в со своей женой (Ф-вой, разумеется) и делит, кроме троих детей, еще и имущество какое-никакое: пару квартир трёхкомнатных, склад в «Новой Москве», помещение «под кафе»  у метро , ну и так, по мелочи, участки, там, автомобилей пару, так, фигня. Разумеется, на счетах денег уже нет никаких, и в остальном — нищий, как церковная крыса.

А тут ещё и долги. Идёт некто И. в суд с иском о взыскании с Ф-ва 26 миллионов рублей. В суде, Ф-в приходит, говорит, мол, да, деньги брал, расписка моя, с иском не согласен (каков!). Суд, чуть-чуть помучившись, признаёт: Ф-в должен выплатить И. 26 миллионов с копейками. Потом Г. идёт в суд с иском к Ф-ву на 71 миллион рублей. И опять приходит Ф-в и говорит, расписка моя, деньги брал, не вернул, но  с иском не согласен! И опять суд говорит: верни, Ф-в, деньги Г.

А потом жена всё-таки доходит до суда и требует все эти заводы-пароходы разделить в пропорции 1:1. Да-да, говорит ответчик Ф-в, давайте делить имущество. И долги тоже. И кладёт на стол судьи два вступивших в силу решения — одно про долг в 26, другое — по 71 миллион.

И жена, Ф-ва, в ужасе прибегает к адвокату Жарову и говорит, что хочет снова помириться с мужем и боится, что ей придётся выплачивать все его долги до конца жизни своей, и детям оставит… Успокоили, отвели в суд, получили решение: долги не делить.

Непросто, скажу сразу, очень непросто. От нас суд требовал доказать, что долг ответчик взял без нашего ведома (и мы доказали). От нас суд требовал доказать, что деньги ответчик потратил на себя (а не  на семью). Мучительно, но доказали.

Это было года два назад.

А нынче, Верховный суд опубликовал Обзор судебной практики за 2016 год номер первый. И там — история, которая нам бы очень помогла. Мы бы вообще ничего  про эти долги не доказывали.

Верховный суд внимательно прочитал Семейный кодек, и повелел судам также внимательно его читать. Да, говоорит, Верховный суд, презюмируется, предполагается согласие второго супруга на распоряжение совместным имуществом (ну, то есть муж, сдавая общую с женой квартиру внаём, например, действует в рамках правового поля). Но вот нет нигде в законодательстве, подметил суд, такой же нормы про набор долгов!

То есть, говорит Верховный суд, долги нынче — суверенное дело. Общим долг должен быть признан судом только в двух случаях: либо он возникает по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо потрачен получателем полностью на нужды семьи.

При этом, Верховный суд очень чётко описал, что бремя доказывания того, что долг был совместным, лежит на том, кто заявляет о распределении долга на обоих супругов.

Иными словами, революция! Если муж, положим, понабрал кредитов, то при разделе имущества именно ему придётся доказывать, что он брал эти деньги по инициативе обоих супругов, либо потратил их полностью на нужды семьи.

Какие выводы.

Берёте кредит, будучи в браке на семейные нужды — вписывайте в договор и второго супруга, созаёмщиком. Банки будут только рады. Да и остальные займодавцы не будут против.

Не надо (теперь) переживать, что ушлая «половина» притащит при разводе в суд миллион расписок на долги со всех своих знакомых и родственников. Ну, пусть тащит — его головная боль доказывать, что это всё, целиком, ушло на нужды семьи.

Ну и, конечно, всегда остаётся брачный договор, который может предусматривать, в принципе любые справедливые правила, в том числе и про долги (например, каждый долг — суверенен, если в договоре не подписались оба супруга).

Так что популярная «схема», когда вместо того, чтобы честно отдать супруге половину, крутомудрый муж «вывешивал» всё имущество на долги — скончалась.

Почему брачный договор — про укрепление семьи, а его отсутствие — не очень

Я тут доказывал одному человеку, что брачный контракт приближает брак, укрепляет брак, а в случае, не дай Бог, расставания — еще и максимально защищает стороны, упрощает процедуру. Вот, смотрите.

Что такое брачный контракт?

Это документ, в котором указано, что собственность мужа и жены является раздельной. (Или совместной — но это и так, по закону, незачем подписываться отдельно). И принадлежит имущество тому супругу, на чье имя оно записано. Или распределяется ещё по каким-то правилам, например, имущество в России — совместное, имущество за рубежом — того супруга, на которого записано. Но такие экзерсисы должны иметь очень специальную причину и встречаются редко.

Такая схема (на кого записано — тому и принадлежит) работает и с недвижимостью, и с долями в бизнесе, и с ценными бумагами, транспортными средствами и так далее. Проще говоря, каждый раз, покупая нечто, мы сразу решаем — это твое или мое. Мы можем купить что-то (например, квартиру) и на двоих, тогда мы ее и записываем на двоих: 50 на 50, у каждого есть доля.

Кроме того, брачный контракт может определять, как в семье берутся кредиты — на обоих супругов, или каждый отвечает по кредитам сам.

Зачем он нужен, брачный контракт?

Возраст вступления в брак растет. В ЗАГС приходят зрелые люди. Кто-то уже состоялся материально, а кто-то обременен долгами, стеснен обязательствами. Многие уже утратили иллюзии, что можно жить вместе долго и счастливо. И разумно не исключают, что развод возможен (хотя, конечно, никто не женится, чтобы развестись). И главное, понимают, что брак — это история не про любовь, а про деньги, про собственность. Поэтому сила брачного контракта в том, что при разводе не надо ничего (материальное) делить. Ты уже знаешь, что именно твое. И можешь, например, «просто» забрать свои вещи и уйти в квартиру, которая только твоя. Здесь вопрос решается однозначно.

Брачный контракт — это что, проявление недоверия?

Наоборот! Мы таким образом проявляем именно ДОВЕРИЕ. Еще на входе в семейную жизнь показываем, как и насколько мы друг другу доверяем, какими интересами скреплен будущий брак. Но это доверие не означает, что мы слепо отдаем друг другу все, что у нас есть. Это очень «взрослый», серьезный, продуманный и зрелый подход.

Когда лучше заключить брачный контракт?

Лучше — перед походом в ЗАГС. И, разумеется, с помощью юриста (контракт может составить адвокат или нотариус, которому его и заверять). Договариваться всегда проще, когда вы ещё в прекрасных отношениях. Впоследствии брачный контракт можно изменить, если у вас изменилась ситуация или вы решили договориться о чём-то другом.

Брачный контракт ускоряет заключение брака? Безусловно!

Дорогие дамы, позвольте совет: с брачным контрактом в кармане мужчина окажется в ЗАГСе гораздо быстрее. Иначе он будет долго (возможно, несколько лет) проверять, насколько безопасно вручать женщине возможность влиять на него. Потому что имущество — это влияние.

Брачный контракт не ущемляет положение женщины.

В документе можно указать, что муж обязан защищать материальные интересы жены. Например, приобретать часть недвижимости на ее имя, а в случае развода обеспечить жильем (и т.д.).

Важно, что обо всех этих обязательствах можно договориться ещё тогда, когда отношения самые распрекрасные и стороны готовы на самом деле договариваться, а не спорить и кидать обиды (при разводе будет именно так).

Как пользоваться имуществом при раздельной собственности на него?

Пользоваться в браке имуществом одного из супругов с его согласия (что с контрактом, что без контракта) другой супруг может. Это касается, например, и квартиры. Но если она была нажита до брака или защищена брачным контрактом, то в случае развода она вам явно не достанется. А в браке — пожалуйста, пользуйтесь без проблем (и «прописка» возможна, и всё остальное).

Когда брачный контракт безоговорочно необходим?

Первое. Когда стартовая обеспеченность будущих супругов сильно различается. При мезальянсе условно «менее богатый» оказывается в более выигрышной экономической позиции. Иногда получить ответ на вопрос: «Что ты больше любишь: меня или мои миллионы?» — стОит до того, как «расписаться» в ЗАГСе.

Второе. Когда будущий супруг отвечает за семейный (до брака) бизнес или его часть. Этот бизнес создавался усилиями его предков — отца, деда и т.д. У него есть в нем доли, он им управляет. И без брачного контракта жена может претендовать на часть этой собственности, этого бизнеса. Он-то ей доверяет. А вот доверяют ли ей папа, мама, дед, дядя, брат (сестра) мужа? Вопрос!

Третье. Супруг — собственник фирмы или, скажем, крупный акционер. Бизнес-партнеры не будут в восторге, если жена (а тем более, бывшая жена) станет вмешиваться в текущие дела фирмы…

ВАЖНО: брачный контракт НЕ КАСАЕТСЯ ДЕТЕЙ ВООБЩЕ.

Он — только про имущество. Поэтому записать в брачном контракте, что ребенок при разводе останется с мамой или с папой, а тем более, обусловить этим какие-то материальные компенсации — невозможно. Такого рода положения контракта будут признаны ничтожными.

Почему брачный контракт не столь популярен в РФ, как, например, в США?

Из-за разных подходов к совместной собственности в браке. В США (если вы решили обойтись без соответствующего контракта), в момент вступления в брак вы автоматически отдаете другому супругу ровно половину всего своего имущества, нажитого к тому времени. Мечта брачных аферистов!

В России иначе. В большинстве случаев, если у вас есть добрачное имущество, оно таким же вашим в браке (и после брака) и останется. Общим считается только совместно нажитое и при разводе делится поровну. Имущество, приобретенное в браке, но записанное на кого-либо одного, — тоже все равно общее.

В общем, брачный контракт — прекрасный инструмент укрепления семьи. Пользуйтесь!

«Вечный» кредит

Это, кстати, большая проблема. Люди разводятся — кредиты остаются. И судами не делятся, даже если такое требование заявлено. Не хочется привлекать банки, не хочется считать проценты…

В общем так, дорогие граждане: если вы взяли кредит на своё имя, то при разводе платить его скорее всего придётся и далее вам самому. Даже если брали вы его с согласия другого супруга, как хотела, было, сделать Госдума. А потом уже взыскивать с бывшего супруга деньги, которые вы потратили на погашение кредита. Схема странная, но всем удобная. Кроме того, кому платить.

Итак, вот, скажем, гражданин Г-н. взял в 2012 году кредит. Большой. На квартиру. Будучи в браке.  И гражданка Г-на, его супруга, про кредит знала, и поручителем выступала. И платили они (по сути, он — она не работала) до самого развода.  Брачного договора супруги, разумеется, не заключали.

А после решения суда, который оставил гражданке Г-ной половину квартиры, и отдельно прописал её право там жить, Г-на посчитала, что больше никто никому не должен и, в целом, праздновала победу, препятствуя бывшему мужу и его родителям видеть сына и внука (но это другая история).

Она так посчитала. Но не банк, который стал у Г-на постоянно денежки требовать. И Г-н платил. Что-то там порядка миллиона с лишним за год. Просил Г-ну поучаствовать (всё же долг — общий), но она оставалась неприступна. И денег не давала.

Хорошо, сказал Г-н, и пошёл в суд. Удивительное рядом, но суд рассмотрел дело за 2 (два) заседания и полтора месяца времени. Так не бывает, но я видел! В результате — исполнительный лист на 570 тысяч рублей, запрет выезда за границу и  описывающие мебель приставы. Г-на расстроена. Если Г-в будет делать всё правильно (а мы — рядом, и делать неправильно у него не получится), то этот долг будет преследовать Г-ву достаточно длительное время.

 

А вот Т-ов, как истинный джентельмен, кредит платил молча, и к концу 2012 года выплатил всё сполна. Сумма набежала под два с половиной миллиона. А в 2016-м жена решила, что она с новым почти уже мужем уезжает за границу. Вместе с ребёнком Т-ва.

Т-в возмутился. И, как это обычно в таких случаях бывает, навёл все орудия, и попытался выстрелить. Иск о месте жительства ребёнка судом ещё рассматривается, а вот взыскать с бывшей супруги выплаченный сполна кредит (вернее, половину его) — не удалось. Суд посчитал (и мы вынуждены с ним согласиться), что срок исковой давности — три года. И считать его нужно с той минуты, когда Т-в выплатил последний рубль кредита. А поскольку прошло больше времени — увы, и ах. Отказ в иске, даже документы никакие судья запрашивать не стала (а настаивала ответчица — пыталась доказать, что Т-в не платил).

Т-в расстроен. Пришёл ко мне в печали.

Уже безнадежно решил я всё-таки сделать запрос в банк, ну, мало ли что… И оказалось — таки да!

Когда вы выплачиваете кредит, особенно в валюте, не всегда удаётся попасть копеечка в копеечку. И Т-в тоже не попал. Он заплатил всё банку, собрал квитанции, и пошёл в суд. А кредит, оказывается, не закрыл, договор не расторг, бумажку от банка о том, что ничего не должен — не получил. И на вчерашний день в банке (слава богу, живом, с неотозванной лицензией) имеется должок на сумму что-то вроде двух тысяч рублей набежавших за несколько лет с тех рублей, на которые он не «дозакрыл» кредит в 2012 году.

Никогда не видел человека ТАК радующегося наличию у него непокрытого долга перед банком. Эти две тысячи, по сути, «выигрывают» ему чуть не полтора миллиона. Так как кредит не был погашен, то срок исковой давности так и не начал течь.

Говорю же, вечная тема, вечная…