Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Category: Права детей (page 1 of 3)

Пост на миллион

Дорогие леди! У меня к вам есть деловое предложение. Я предлагаю вам существенно сэкономить на адвокате. Как? Лучшая война — та, которой не было, лучший судебный спор — тот, до которого дело не дошло.

Речь пойдёт о ситуации, когда между родителями возникает спор о том, как второму, отдельно проживающему родителю (в этой роли, как правило, мужчина) общаться с ребёнком.

Сначала вводные данные, так сказать. По моему опыту, большинство супругов, особенно имеющих детей, при расторжении брака по факту не разводятся. Ну и что, что есть свидетельство о расторжении брака — отношения продолжаются. И для некоторых участников становятся даже более интересными, чем до развода: «Тут-то я ему, гаду, и покажу…» Ну, или ей — тут оба пола не стесняясь показывают себя с наиболее выпуклых сторон.

Поскольку имущество поделено, дети определены жить (как правило) с мамой, алименты, вроде, уплачиваются, остаётся последнее поле боя — общение ребёнка с отцом.

Последнее — не значит самое неважное или самое простое. Наоборот, спокойно поделив миллионы (если они были), договорившись об алиментах, без человеческих жертв пройдя историю про место жительства ребёнка, на этапе порядка общения у сторон как заново отрастают крылья.

Казалось бы, вот есть мама, есть папа, оба родителя хотят своему ребёнку добра. Это же очевидно, что даже самый гадкий муж, всё-таки — положите руку на грудь — любит своих детей. Ну, пусть не так, как могло бы и хотелось, но вряд ли уж желает причинить им зло.

Так почему отцу (как правило, всё-таки, ему) нужно препятствовать в общении с ребёнком? Что ужасного случится, если папа отвезёт своего сына к своим родителям? Что страшного произойдёт, если ребёнок переночует у отца? Почему нужно всеми способами запрещать ему прийти в детский сад? Или на утренник в школу? Что в этом такого ужасного?

Дети растут, и невыстроенные в нежном возрасте отношения с отцом потом неизбежно аукнутся для ребёнка проблемами в подростковом, да и во взрослом возрасте.

Сколько раз дети, которых в 5-6-7 лет тщательно изолировали от отца, в 12-13-14 как «срываются с поводка», и нет никого, чьё слово могло бы их приструнить. А ведь всё было ясно сразу: если отца отгонять от ребёнка, если показывать ребёнку, что мнение отца можно игнорировать, дверь ему, когда звонит, не открывать, из школы прогонять под улюлюканье «техничек» и охранников — то результатом будет нулевой авторитет отца. И когда он понадобится на самом деле — опереться будет уже не на что. Вы сами всё разрушили.

Понимаю, что общение с БМ (или «мужем б/у», или как вы там ещё его называете?) может и не приносить вам никакого удовольствия. Поджатые губы и три минуты молчания, пока вы «выдаёте» ребёнка отцу — невеликая плата за спокойное будущее вашего ребёнка. В конце концов, ваше молчание — залог нормального наследования (все мы смертны) вашего ребёнка. Не убеждают эмоциональные доводы — прислушайтесь к рациональным.

С другой стороны, дорогие мужчины, если вы хотите общаться с ребёнком — общайтесь с ребёнком. Конечно, несложно превратить общение с малышом в экзекуцию для его мамы. Можно, например, взяв ребёнка погулять, увезти его к себе домой, а потом сказать, чтобы мама забрала его сама. А что, пусть побегает! Или, положим, назвать свою новую подругу «новой мамой». Ну, и вообще за гранью: вы можете накормить ребёнка картошкой-фри в «Макдоналдсе», чтобы у неё совсем «планка упала», а ребёнок полночи животом мучился…. Всё это приведёт к предсказуемому результату: в следующий раз со встречей с ребёнком у вас будут проблемы, и вы придёте к адвокату с просьбой «привести её в чувство». Дарю совет на миллион (ну, может, чуть меньше): не делайте так, как написано выше. Имейте, пожалуйста, ввиду не только ваши желания, но и потребности и нужды матери ребёнка (не говоря уже о самом ребёнке).

Дорогие мои! Пожалуйста, договаривайтесь. Слово «договариваться» не означает «давить до упора, пока не согласиться на мои условия», но — уступать, например, общаться с ребёнком не сразу по неделям-месяцам, а начинать с часов, может быть даже, в присутствии, поначалу, второго родителя. Договариваться — значит, отринув свои обиды, гордость, ненависть — сделать так, как будет действительно лучше вашему ребёнку.

А если не договорились… Ну, на каком-то этапе бывает, что без суда, адвокатов, споров — не обойтись. Тогда уж не ждите (годами некоторые ждут!), что «само наладится», идите к адвокату.

Купить младенца

Примерно раз в две недели на мою всем известную почту приходит очередной крик о помощи. Суть такова: мы — потенциальные усыновители, к нам обратилась беременная женщина с предложением забрать её вот-вот родящегося ребёнка, потому что она «всё равно будет отказываться»… Как бы нам так сделать, чтобы это ребёнок 100% «достался» нам?

Такие же вопросы постоянно задаются на усыновительских форумах, и диванные войска начинают сразу же подсказывать и рассказывать. Да, говорят одни, пусть мамаша напишет «отказ в вашу пользу» и всё будет хорошо. Другие пересказывают байки про то, как «одна наша знакомая» уже так делала и все вокруг счастливы. Рассказывают, что надо, мол, «записать мужа отцом» и потом уже «спокойно» усыновлять маме…

Чего только не пишут, чего только не предлагают. И всё — просто светится оптимизмом.

Стоп, дорогие мои! Всё, что вы прочитали выше — незаконные действия по усыновлению ребёнка.

Какие последствия? Нет, никто не расстреляет, но ребёнка 101% отберут.

Почему? Ведь вы же, вроде как, из самых лучших побуждений «помогали мамочке», в т.ч. материально? А на суровом языке уголовного закона это будет называться «торговля людьми» и «стоить» от трёх до десяти лет лишения свободы.

Сейчас набежит масса «комментаторов» с той же достоверности рассказами о том, что, мол, ничего страшного, главное, вы никому ничего не рассказывайте, может, мол, эта неизвестная вам женщина — ваша ближайшая подруга, и так далее…

Предлагаю не завираться, а внимательно послушать.

Во-первых, мать (и отец) не «хозяева» своим детям, а родители. Это значит, что воспитывать, содержать и любить своих детей они могут, а вот произвольно продавать или дарить — нет.

Конечно, в семейном законодательстве существует институт «согласия на усыновление» определённым лицом. Но здесь есть тонкость. Если мать даёт согласие на усыновление своего ребёнка своим же новым мужем, ребёнок не остаётся без попечения родителей, она  — его мать, и даже если усыновление не состоится — матерью останется, и будет дальше продолжать воспитывать, образовывать, содержать и, надеюсь, любить своего ребёнка.

А вот если мать, дав согласие на усыновление ребёнка (пусть даже и конкретным лицом), оставит его, бросит, передаст посторонним людям и т.п. — этот ребёнок будет являться оставшимся без попечения родителей и, соответственно, его воспитанием, содержанием, образованием, определением места жительства будет заниматься государство, то есть — орган опеки и попечительства. И нет никаких оснований  «оставить ребёнка» у тех посторонних граждан, которым этот ребёнок был передан матерью.

Это вы делаете подобное первый раз, а в практике органов опеки таких вариантов «торговли детьми» (а на что это ещё похоже?!) было много, поэтому до выяснения всех обстоятельств ребёнок непременно перейдёт под надзор государства. И, разумеется, соответствующая информация будет передана в правоохранительные органы.

Если вы думаете, что мошенников в этой сфере нет — подумайте ещё раз. Не раз и не два автор статьи слышал истории про «подсадных уток» с накладными животами из поролона, на «кряк» которых слетались обманутые потенциальные усыновители. Иногда с очень большими деньгами…

Ну, и самое главное.

Чувство матери к ребёнку — одно из самых сильных чувств на Земле. И если мать планирует отказ от ребёнка — это или свидетельство о каких-то весьма сложных проблемах с её головой, или о трудностях, доводящих её до отчаяния. Почти никогда это не нелюбовь к ребёнку.

Напротив, мать, подыскивающая своему ребёнку семью, ещё до родов проявляет таким образом заботу о нём. Иногда малейшие усилия по помощи такой матери позволяют сохранить ребёнка с ней, обеспечив младенцу самое нужное в первые месяцы жизни — маму.

Координатор проекта «Профилактика отказа от новорожденного» БФ «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Ольга Шихова пишет: «Многие женщины передают ребёнка на усыновление не потому, что он им не нужен, а потому, что у них нет дома, средств к существованию или они находятся в ситуации насилия. В этом случае лучше и продуктивнее оказать помощь кровной семье, и ребёнок сможет не разлучаться с матерью, не терять связи со своими корнями, не переживать опыт потери (младенец отличает мать от других людей с рождения и предпочитает ее, хотя может устанавливать прочные связи и с другими людьми). Примерно 40-60% отказов от новорожденных можно предотвратить, вовремя предложив женщине помощь. Если этого не произошло и ребёнок был передан на усыновление вынужденно, мать фактически переживает потерю ребёнка, а ребёнок лишается кровной семьи и знания своих корней и семейной истории».

Так вот, вы собираетесь в этом участвовать. И как вам будет потом спаться?

Конечно, никто не вёл статистику (всем стыдно потом), но значительное число матерей, оставивших таким образом своих новорождённых кому-то, затем, спустя кто месяц, а кто год — возвращаются. И суды ВСЕГДА принимают решения о возврате ребёнка.

Воскресный адвокат

Сегодня у меня было дело, рисковавшее стать самым быстрым в моей практике. Но не стало.

Самое быстрое было, всё-таки, дело одного моего доверителя, которое длилось 3 часа. Около часа мы обсуждали, какое предложение сделать матери ребёнка, чтобы, по возможности, удовлетворить всех, 15 минут я дозванивался до адвоката жены, 10 минут разговаривал, остальное время — ждали приезда в офис супруги с адвокатом и прихода нотариуса (тогда он был прямо в нашем здании; теперь такого кайфа нет — надо идти 100 метров) для подписания соглашения. Тогда на слове «Жаров» коллега сказал просто: мы обо всём договоримся, судиться не надо.

Это, конечно, нечастый случай, но мне очень нравится именно такая постановка вопроса: узнал, кто адвокат противоположной стороны — сразу понимаешь, как будешь договариваться.

А сегодня всё-таки, в три часа не уложились… Пришлось долго уговаривать отца (я — на стороне матери), что он никогда в суде не получит разрекламированные в кинематографе «50/50» времени, и что общение с ребёнком 2 лет в основном в присутствии матери — это нормально. Четыре часа, и после этого, несмотря на воскресенье, стороны пошли подписывать составленное соглашение к нотариусу.

Мы так офис специально не выбирали, но вышло, что один из немногих нотариусов, работающих в воскресенье в Москве, находится в пяти минутах от нас. Вот туда и отправилась пара подписывать соглашение.

Я, конечно, ещё держу пальцы скрещёнными, но мне кажется, всё будет хорошо.

Если честно, я плохо представляю себе, как двое взрослых людей могут за два-три часа не договориться о том, где и как будет жить их совместный ребёнок, и как будет происходить общение со вторым родителем. Тем более, в присутствии двух профессиональных юристов. Вот, ума не приложу…

А ведь споры про место жительства ребёнка и порядок общения с ним отдельно проживающего родителя — основная наша работа. И если мы пришли с таким делом в суд, это значит, что кто-то из двоих взрослых людей (и, что греха таить, порой, оба) оказался недоговороспособным. И теперь вместо двух часов переговоров и получаса у нотариуса их ждёт месяца четыре (в лучшем случае) в суде, и судебные приставы в конце…

Увы.

И тем радостнее за тех, за кого я сейчас держу скрещенными пальчики.

Португалия — Россия: возврат ребёнка по Конвенции 1980 года

Португалия — Россия: первый случай возврата ребёнка по Конвенции 1980 года.

Суд по делам семьи и несовершеннолетних в городе Фару (Португалия) по заявлению матери вернул ребёнка, увезённого отцом из России в Португалию обратно в Россию, впервые в двусторонней практике применив Конвенцию о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 года.

При сотрудничестве российской адвокатской фирмы «Команда адвоката Жарова» и адвоката Антона Жарова, и португальской юридической фирмы  ROGÉRIO ALVES & ASSOCIADOS , представляемой партнёром Жоаном Перри да Камара  (João Perry da Câmara), португальский суд в городе Фару предписал передать ребёнка матери и вернуть его в Россию. Несколько дней назад мать и сын возвратились в Москву.

Супруги Ф. (персональные данные здесь и далее изменены) — граждане Российской Федерации, и их сын 2006 года рождения до 2015 года проживали в Подмосковье, затем отец ребёнка уехал в Португалию, где планировал остаться жить, снял жильё, старался как-то заработать.

Летом 2016 года мать приехала с ребёнком для того, чтобы оставить сына на несколько недель с отцом, договорившись, что в середине августа 2016 года заберёт ребёнка и вернётся с ним в Россию. Однако в назначенный день отец ребёнка в аэропорт не привёз, а заявил, что теперь ребёнок будет жить с ним на юге Португалии.

Начиная с августа 2016 года последовали обращения со стороны матери как в российский суд (уполномоченный в силу Конвенции 1996 года и российского законодательства решать вопрос места жительства ребёнка) и, через центральный орган Российской Федерации (Министерство образования и науки РФ) в соответствующий орган Португалии с запросом о розыске и возврате ребёнка.

07 декабря 2016 года Ч. районный суд города Москвы постановил (в рамках применения части 6 ст. 152 ГПК РФ), что ребёнок на время судебного разбирательства должен проживать с матерью в Москве. Отец постановление суда об определении места жительства ребёнка с матерью до вступления решения в законную силу проигнорировал.

28 февраля 2017 года Ч. районный суд города Москвы вынес решение об определении места жительства сына с матерью.

11 мая 2017 года Суд по делам семьи и несовершеннолетних города Фару, опросив мать и отца, принял решение о том, что ребёнок, согласно Конвенции 1980 года, подлежит возвращению в России. Суд, в частности указал, что перед лицом португальского законодательства, исполнение родительских обязанностей принадлежит обоим родителям, и оба родителя имеют равную правоспособность в этой власти. При этом удержание ребёнка, привезённого в Португалию на каникулы — незаконно, поскольку не было одобрено матерью и было осуществлено в нарушение прав совместной опеки.

Кроме того, суд сослался на постановление Ч. районного суда от 7 декабря 2016 года, по которому ребёнок должен проживать с матерью.

В настоящий момент, ребёнок проживает с матерью в Москве.

Таким образом, состоялось первое применение Конвенции 1980 года в российско-португальских отношениях. Конвенция от 25 октября 1980 года действует между Россией и Португалией с 1 августа 2016 года.

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей

(Гаага, 25 октября 1980 года)

О вступлении в силу

Для РФ Конвенция вступила в силу с 01.10.2011.

При этом, присоединение РФ к Конвенции (что означает вступление её в силу для двусторонних отношений) признали несколько десятков стран (указаны даты, с которых она вступает в силу для пары Россия — страна):

Австрия 01/08/17, Андорра 01/08/13, Аргентина 01/12/11, Армения 01/08/13, Беларусь 01/05/14, Босния и Герцеговина 01/02/14, Бразилия 01/09/13, Болгария 01/08/13,  Великобритания (включая заморские владения) 01/07/16, Венгрия 01/01/2017, Венесуэла 01/02/2015, Гвинея 01/04/2016, Германия 01/06/16, Греция 01/01/12, Израиль 01/03/12, Ирак 01/04/2016, Ирландия 01/07/13, Испания 01/03/13, Казахстан 01/04/2016, Кипр 01/09/2016, Китай 01/03/12, Китай (Гонконг) 01/02/14, Колумбия 01/04/12, Рспублика Корея 01/10/2013, Латвия 01/06/2017, Лесото 01/04/2016, Литва 01/06/13, Люксембург 01/08/2016, Мальта 01/09/2016, Мексика 01/11/13, Молдова 01/01/14, Нидерланды 01/06/16, Никарагуа 01/09/13,  Новая Зеландия 01/02/12, Парагвай 01/04/14, Польша 01/09/2016, Португалия 01/08/2016, Перу 01/05/15, Румыния 01/06/13, Сальвадор 01/08/13, Сербия 01/06/13, Сейшелы 01/06/13, Словакия 01/04/13, Словения 01/01/13,  Турция 01/08/2017, Узбекистан 01/03/12, Украина 01/06/12, Финляндия 01/01/13, Франция 01/01/12,  Хорватия 01/06/12, Черногория 01/02/2017, Чешская Республика 01/06/12, Чили 01/10/13, Швейцария 01/06/15, Швеция 01/09/2016, Эстония 01/12/11, ЮАР 01/05/16, Япония 01/04/14

О применении внутри РФ, см. Федеральный закон от 05.05.2014

См. также комментарий адвоката А.А. Жарова о применении Конвенции.

Государства-участники настоящей Конвенции,
твердо убежденные в том, что интересы детей являются проблемой первостепенного значения в вопросах, касающихся опеки над ними,
желая защитить детей в международном масштабе от вредных последствий их незаконного перемещения или удержания и установить процедуры, обеспечивающие их незамедлительное возвращение в государство их постоянного проживания, а также обеспечить защиту прав доступа,
решили с этой целью заключить Конвенцию и согласились о следующих положениях:

Глава I. СФЕРА ДЕЙСТВИЯ КОНВЕНЦИИ

Статья 1

Целями настоящей Конвенции являются:
a) обеспечение незамедлительного возвращения детей, незаконно перемещенных в любое из Договаривающихся государств либо удерживаемых в любом из Договаривающихся государств; и
b) обеспечение того, чтобы права опеки и доступа, предусмотренные законодательством одного Договаривающегося государства, эффективно соблюдались в других Договаривающихся государствах.

Статья 2

Договаривающиеся государства принимают все надлежащие меры для обеспечения достижения целей Конвенции на их территориях. Для этого они используют самые быстрые процедуры, имеющиеся в их распоряжении.

Статья 3

Перемещение или удержание ребенка рассматриваются как незаконные, если:
a) они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены какое-либо лицо, учреждение или иная организация, совместно или индивидуально, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания; и
b) во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись, совместно или индивидуально, или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещение или удержание.
Права опеки, упомянутые в пункте «a», могут возникнуть, в частности, в соответствии с законом либо на основании судебного или административного решения, либо на основании соглашения, влекущего юридические последствия по законодательству этого государства.

Статья 4

Конвенция применяется к любому ребенку, постоянно проживавшему в каком-либо Договаривающемся государстве непосредственно перед нарушением прав опеки или доступа. Применение Конвенции прекращается, когда ребенок достигает возраста 16 лет.

Статья 5

Для целей настоящей Конвенции:
a) «права опеки» включают права, относящиеся к заботе о личности ребенка, и, в частности, право определять место жительства ребенка;
b) «права доступа» включают право взять ребенка на ограниченный период времени в место иное, чем место его постоянного проживания.

Глава II. ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ОРГАНЫ

Статья 6

Договаривающееся государство назначает Центральный орган для выполнения обязанностей, которые налагаются на такие органы Конвенцией.
Федеративные государства, государства, имеющие несколько правовых систем, или государства, имеющие автономные территориальные единицы, могут назначить несколько Центральных органов и установить территориальные пределы их полномочий. Если государство назначило несколько Центральных органов, оно должно назначить Центральный орган, которому могут направляться заявления для передачи соответствующему Центральному органу в пределах этого государства.

Статья 7

Центральные органы сотрудничают друг с другом и содействуют сотрудничеству между компетентными органами в своих государствах для обеспечения скорейшего возвращения детей и для достижения других целей настоящей Конвенции.
В частности, они непосредственно или через посредника принимают все необходимые меры для того, чтобы:
a) обнаружить местонахождение ребенка, который незаконно перемещен или удерживается;
b) предотвратить причинение дальнейшего вреда ребенку или ущерба заинтересованным сторонам, принимая предварительные меры или обеспечивая принятие таковых;
c) обеспечить добровольное возвращение ребенка или содействовать мирному урегулированию спорных вопросов;
d) обмениваться, если необходимо, информацией относительно социального положения ребенка;
e) предоставлять информацию общего характера о законодательстве своего государства в части, касающейся применения Конвенции;
f) инициировать или способствовать возбуждению судебных или административных процедур для того, чтобы добиться возвращения ребенка, и при необходимости проводить мероприятия по организации или обеспечению эффективного осуществления прав доступа;
g) обеспечивать или способствовать, если этого требуют обстоятельства, оказанию юридической помощи и консультации, включая участие адвоката и советников;
h) предусматривать такие административные меры, которые окажутся необходимыми и подходящими для обеспечения безопасного возвращения ребенка;
i) информировать друг друга относительно реализации Конвенции и, по мере возможности, устранять препятствия для ее применения.

Глава III. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕТЕЙ

Статья 8

Любое лицо, учреждение или иная организация, заявляющие о том, что ребенок был перемещен или удерживается в нарушение прав опеки, могут обращаться либо в Центральный орган по месту постоянного проживания ребенка, либо в Центральный орган любого другого Договаривающегося государства за содействием в обеспечении возвращения ребенка.
В заявлении должны быть указаны:
a) данные о личности заявителя, ребенка и лица, предположительно похитившего или удерживающего ребенка;
b) дата рождения ребенка, при наличии такой информации;
c) обстоятельства, на которых основывается требование заявителя о возвращении ребенка;
d) вся доступная информация относительно местонахождения ребенка и личности человека, с которым предположительно находится ребенок.
К заявлению могут быть приложены:
e) заверенная копия любого относящегося к делу решения или соглашения;
f) свидетельство или письменное показание под присягой, исходящее от Центрального органа или другого компетентного органа государства постоянного проживания ребенка, либо от уполномоченного лица, касающееся относящегося к делу законодательства этого государства;
g) любой другой относящийся к делу документ.

Статья 9

Если Центральный орган, получивший заявление, предусмотренное статьей 8, имеет основания полагать, что ребенок находится в другом Договаривающемся государстве, он непосредственно и безотлагательно направляет данное заявление в Центральный орган этого Договаривающегося государства и информирует запрашивающий Центральный орган или заявителя, в зависимости от обстоятельств.

Статья 10

Центральный орган государства, в котором находится ребенок, обязан принять или обеспечить принятие всех соответствующих мер для добровольного возвращения ребенка.

Статья 11

Судебные или административные органы Договаривающихся государств должны принимать безотлагательные меры для возвращения детей.
Если соответствующий судебный или административный орган не вынес решения в течение шести недель со дня начала процедур, заявитель или Центральный орган запрашиваемого государства по собственной инициативе либо по просьбе Центрального органа запрашивающего государства имеет право потребовать объяснений о причинах задержки. Если ответ получен Центральным органом запрашиваемого государства, этот орган направляет ответ Центральному органу запрашивающего государства или заявителю, в зависимости от обстоятельств.

Статья 12

Если ребенок незаконно перемещен или удерживается в соответствии со статьей 3 и на момент начала процедур в судебном или административном органе Договаривающегося государства, в котором находится ребенок, со дня незаконного перемещения или удержания ребенка прошло менее одного года, этот орган обязан предписать немедленно возвратить ребенка.
Даже в том случае если процедуры начались по истечении срока в один год, указанного в предыдущем абзаце, судебный или административный орган также обязан предписать возвратить ребенка, если только не будет доказано, что ребенок адаптировался в новой среде.
Если судебный или административный орган запрашиваемого государства имеет основания полагать, что ребенок перемещен в другое государство, этот орган может приостановить процедуры или отклонить заявление о возвращении ребенка.

Статья 13

Несмотря на положения предыдущей статьи, судебный или административный орган запрашиваемого государства не обязан предписывать возвращение ребенка, если лицо, учреждение или иная организация, выступающие против его возвращения, докажут, что:
a) лицо, учреждение или иная организация, осуществлявшие заботу о ребенке, фактически не осуществляли свои права опеки на момент перемещения или удержания ребенка или дали согласие на его перемещение или удержание или впоследствии не выразили возражений против таковых; или
b) имеется очень серьезный риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда или иным образом поставит его в невыносимые условия.
Судебный или административный орган может также отказать в возвращении ребенка, если он придет к заключению, что ребенок возражает против возвращения и уже достиг такого возраста и степени зрелости, при которых следует принять во внимание его мнение.
При рассмотрении обстоятельств, указанных в настоящей статье, судебные и административные органы принимают во внимание информацию, относящуюся к социальному положению ребенка, предоставленную Центральным органом или другим компетентным органом государства постоянного проживания ребенка.

Статья 14

При выяснении вопроса о том, имело ли место незаконное перемещение или удержание ребенка в соответствии со статьей 3, судебные или административные органы запрашиваемого государства могут непосредственно принимать во внимание законодательство и судебные или административные решения, признанные и не признанные официально в государстве постоянного проживания ребенка, не прибегая к специальным процедурам подтверждения действия этого законодательства или признания иностранных решений, которые в ином случае необходимо было бы применить.

Статья 15

Судебные или административные органы Договаривающегося государства до выдачи предписания о возвращении ребенка могут потребовать, чтобы заявитель получил от органов государства постоянного проживания ребенка решение или определение, подтверждающее, что перемещение или удержание ребенка было незаконным в соответствии со статьей 3 Конвенции, если такое решение или определение может быть получено в этом государстве. Центральные органы Договаривающихся государств по мере возможности обязаны содействовать заявителям в получении такого решения или определения.

Статья 16

После получения уведомления о незаконном перемещении или удержании ребенка в соответствии со статьей 3 судебные или административные органы Договаривающегося государства, в которое был перемещен или в котором удерживается ребенок, не должны выносить решения относительно прав опеки, пока не будет установлено, что ребенок не подлежит возвращению в соответствии с настоящей Конвенцией или если в разумные сроки после получения данного уведомления было подано заявление о возвращении ребенка в соответствии с настоящей Конвенцией.

Статья 17

Тот факт, что в запрашиваемом государстве уже было вынесено решение относительно опеки или же такое решение может быть признано в указанном государстве, сам по себе не является основанием для отказа в возвращении ребенка согласно настоящей Конвенции, однако судебные или административные органы запрашиваемого государства при применении настоящей Конвенции могут учитывать причины, способствовавшие принятию такого решения.

Статья 18

Положения настоящей главы не ограничивают полномочий судебного или административного органа предписать возвращение ребенка в любое время.

Статья 19

Решение о возвращении ребенка, принятое в соответствии с настоящей Конвенцией, не затрагивает существа любого вопроса об опеке.

Статья 20

В возвращении ребенка в соответствии с положениями статьи 12 может быть отказано, если это противоречит основополагающим принципам запрашиваемого государства, касающимся защиты прав человека и основных свобод.

Глава IV. ПРАВА ДОСТУПА

Статья 21

Заявление о принятии мер по организации или обеспечению эффективного осуществления прав доступа может быть представлено в Центральные органы Договаривающихся государств таким же образом, как и заявление о возвращении ребенка.
Центральные органы связаны обязательствами по сотрудничеству, которые изложены в статье 7, с целью содействовать мирному осуществлению прав доступа и выполнению всех условий, от которых зависит осуществление этих прав. Центральные органы принимают меры для устранения, насколько возможно, всех препятствий для осуществления таких прав.
Центральные органы, непосредственно или через посредников, могут инициировать или способствовать возбуждению процедур с целью организации или защиты этих прав и обеспечения соблюдения условий, от которых может зависеть осуществление этих прав.

Глава V. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 22

Для того чтобы гарантировать оплату расходов и издержек, связанных с осуществлением судебных или административных процедур, подпадающих под сферу применения настоящей Конвенции, не требуется какого-либо залога или другого обеспечения.

Статья 23

В контексте настоящей Конвенции не требуется никакой легализации или иной подобной формальности.

Статья 24

Любое заявление, сообщение или иной документ, направляемый в Центральный орган запрашиваемого государства, составляется на языке оригинала и сопровождается переводом на официальный язык или один из официальных языков запрашиваемого государства или, если это невозможно, на французский или английский языки.
Однако Договаривающееся государство может, сделав оговорку в соответствии со статьей 42, возразить против использования французского либо английского языка, но не обоих этих языков, в заявлении, сообщении или ином документе, направляемом в его Центральный орган.

Статья 25

Граждане Договаривающихся государств и лица, постоянно проживающие на территории этих государств, имеют право на юридическую помощь и консультацию по вопросам, связанным с применением настоящей Конвенции, в любом другом Договаривающемся государстве на тех же условиях, как если бы они сами были гражданами этого государства или постоянно проживали на его территории.

Статья 26

Каждый Центральный орган самостоятельно несет расходы по применению настоящей Конвенции.
Центральные органы и другие государственные службы Договаривающихся государств не взимают плату в связи с заявлениями, представляемыми в соответствии с настоящей Конвенцией. В частности, они не вправе требовать от заявителя оплаты расходов и издержек, связанных с осуществлением процедур или, в соответствующих случаях, с участием в деле адвоката или советников. Однако они вправе требовать оплаты понесенных расходов или расходов, которые необходимо будет нести, связанных с обеспечением возвращения ребенка.
Однако Договаривающееся государство может, сделав оговорку в соответствии со статьей 42, заявить, что оно не обязано нести какие-либо расходы, о которых идет речь в предыдущем абзаце, связанные с участием в деле адвоката или советников или с осуществлением судебных процедур, за исключением тех расходов, которые могут быть возмещены его системой юридической помощи и консультации.
После выдачи предписания о возвращении ребенка или предписания, касающегося прав доступа, в соответствии с настоящей Конвенцией судебные или административные органы могут в случае необходимости обязать лицо, которое переместило или удерживало ребенка или которое препятствовало осуществлению прав доступа, оплатить необходимые издержки, понесенные заявителем или от имени заявителя, включая расходы на проезд, расходы, связанные с установлением местонахождения ребенка, расходы, связанные с юридическим представительством заявителя, и расходы по возвращению ребенка.

Статья 27

Если очевидно, что требования настоящей Конвенции не выполняются или заявление недостаточно обосновано, Центральный орган не обязан принимать такое заявление. В этом случае Центральный орган немедленно информирует заявителя или Центральный орган, через который было представлено заявление, в зависимости от обстоятельств, о причинах отказа.

Статья 28

Центральный орган может потребовать, чтобы к заявлению была приложена доверенность в письменной форме, наделяющая его правом действовать от имени заявителя или правом назначить представителя для этого.

Статья 29

Настоящая Конвенция не должна препятствовать любому лицу, учреждению или иной организации, которые заявляют о том, что имело место нарушение прав опеки или доступа в соответствии со статьями 3 и 21, непосредственно обращаться в судебные или административные органы Договаривающегося государства, как в соответствии с положениями настоящей Конвенции, так и не прибегая к ним.

Статья 30

Любое заявление, представленное в Центральные органы или непосредственно в судебные или административные органы Договаривающегося государства в соответствии с условиями настоящей Конвенции вместе с документами и любой другой информацией, прилагаемой к нему или предоставляемой Центральным органом, подлежит принятию в судах или административных органах Договаривающихся государств.

Статья 31

В отношении государства, имеющего две или более правовые системы в вопросах опеки над детьми, применяемые в различных территориальных единицах:
1) любое указание на место постоянного проживания в таком государстве толкуется как относящееся к месту постоянного проживания в территориальной единице данного государства;
2) любое указание на закон такого государства толкуется как относящееся к закону, действующему в соответствующей территориальной единице этого государства, где постоянно проживает ребенок.

Статья 32

В отношении государства, имеющего в вопросах опеки над детьми две или более правовые системы, применяемые к различным категориям лиц, любое указание на закон такого государства толкуется как относящееся к правовой системе, определенной законом такого государства.

Статья 33

Государство, в котором различные территориальные единицы имеют свои собственные правовые нормы в отношении опеки над детьми, не обязано применять настоящую Конвенцию, если какое-либо государство с единой правовой системой не было бы обязано делать это.

Статья 34

Настоящая Конвенция имеет приоритет по вопросам, входящим в сферу ее применения, над Конвенцией, касающейся полномочий органов и применимого права в отношении защиты несовершеннолетних от 5 октября 1961 года, в отношениях между сторонами обеих Конвенций. Настоящая Конвенция не ограничивает применение других международных документов, действующих в отношениях между государством происхождения и запрашиваемым государством или другого законодательства запрашиваемого государства для целей возвращения неправомерно перемещенного или удерживаемого ребенка или в целях обеспечения прав доступа.

Статья 35

Настоящая Конвенция применяется между Договаривающимися государствами только в отношении незаконных перемещений или удержаний, которые имели место после ее вступления в силу в этих государствах.
Если было сделано заявление в соответствии со статьями 39 и 40, то указание в предыдущем абзаце на Договаривающееся государство следует понимать как относящееся к территориальной единице или единицам, в отношении которых применяется настоящая Конвенция.

Статья 36

Ничто в настоящей Конвенции не препятствует двум или более Договаривающимся государствам договориться между собой с целью сокращения количества ограничений, от которых может зависеть возвращение ребенка, о неприменении любых положений настоящей Конвенции, которые могут повлечь за собой такое ограничение.

Глава VI. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 37

Настоящая Конвенция открыта для подписания государствами, которые являлись членами Гаагской конференции по международному частному праву во время проведения ее четырнадцатой сессии.
Она подлежит ратификации, принятию или утверждению, и документы о ратификации, принятии или утверждении сдаются на хранение в Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов.

Статья 38

Любое другое государство может присоединиться к Конвенции.
Документ о присоединении сдается на хранение в Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов.
Конвенция вступает в силу для государства, присоединяющегося к ней, в первый день третьего календарного месяца после сдачи на хранение документа о присоединении.
Присоединение будет иметь силу только в отношениях между присоединившимся государством и теми Договаривающимися государствами, которые заявят о своем признании присоединения. Такое заявление должно быть также сделано государством-участником, ратифицирующим, принимающим или утверждающим Конвенцию после присоединения. Такое заявление сдается на хранение в Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов; указанное Министерство по дипломатическим каналам направляет его заверенную копию каждому Договаривающемуся государству.
Конвенция вступает в силу между присоединившимся государством и государством, заявившим о своем признании присоединения, в первый день третьего календарного месяца после сдачи на хранение заявления о признании.

Статья 39

Любое государство во время подписания, ратификации, принятия, утверждения или присоединения может заявить, что Конвенция распространяется на все территории, за международные отношения которых оно несет ответственность, или на одну или более из них. Такое заявление вступает в силу с даты вступления в силу Конвенции для этого государства.
О таком заявлении, также как и о любом последующем расширении сферы действия, уведомляется Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов.

Статья 40

Если Договаривающееся государство имеет две или более территориальные единицы, в которых применяются различные правовые системы в отношении вопросов, регулируемых настоящей Конвенцией, это государство при подписании, ратификации, принятии, утверждении или присоединении может заявить, что настоящая Конвенция распространяется на все его территориальные единицы или только на одну или более из них, и может изменить это заявление, представив в любое время новое заявление.
О каждом таком заявлении уведомляется Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов, и в этом заявлении должны быть четко указаны территориальные единицы, на которые распространяется Конвенция.

Статья 41

Если Договаривающееся государство имеет форму управления, при которой исполнительные, судебные и законодательные полномочия разделены между центральными и другими органами власти в пределах такого государства, подписание, ратификация, принятие или утверждение, или присоединение к настоящей Конвенции, или заявление на основании статьи 40 не имеет последствий в отношении внутреннего распределения полномочий в таком государстве.

Статья 42

Любое государство может не позднее чем во время ратификации, принятия, утверждения или присоединения, или во время заявления на основании статей 39 или 40 сделать одну или обе оговорки, предусмотренные статьей 24 и абзацем третьим статьи 26. Никакие другие оговорки не допускаются.
Любое государство может в любое время снять оговорку, которую оно сделало. О таком снятии уведомляется Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов.
Оговорка прекращает свое действие в первый день третьего календарного месяца после уведомления, о котором говорится в предыдущем абзаце.

Статья 43

Конвенция вступает в силу в первый день третьего календарного месяца после сдачи на хранение третьего документа о ратификации, принятии, утверждении или присоединении, предусмотренных статьями 37 и 38.
После этого Конвенция вступает в силу:
1) для каждого государства, ратифицирующего, принимающего, утверждающего ее или присоединяющегося к ней впоследствии, — в первый день третьего календарного месяца после сдачи на хранение документа о ратификации, принятии, утверждении или присоединении;
2) для территории или территориальной единицы, на которую было распространено действие Конвенции в соответствии со статьями 39 или 40, — в первый день третьего календарного месяца после уведомления, предусмотренного указанными статьями.

Статья 44

Конвенция остается в силе в течение пяти лет с даты ее вступления в силу в соответствии с абзацем первым статьи 43, в том числе для государств, которые ратифицировали, приняли, утвердили ее или присоединились к ней впоследствии.
Действие Конвенции автоматически возобновляется каждые пять лет, если она не была денонсирована.
Уведомление о любой денонсации направляется Министерству иностранных дел Королевства Нидерландов не менее чем за шесть месяцев до истечения пятилетнего периода. Она может ограничиваться определенными территориями или территориальными единицами, к которым применяется Конвенция.
Денонсация имеет силу только в отношении государства, которое уведомило о ней. Конвенция остается в силе для других Договаривающихся государств.

Статья 45

Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов уведомляет государства, являющиеся членами Гаагской конференции по международному частному праву, и государства, присоединившиеся в соответствии со статьей 38, о следующем:
1) о подписании, ратификации, принятии и утверждении, упомянутых в статье 37;
2) о присоединении, упомянутом в статье 48 (38);
3) о дате вступления Конвенции в силу в соответствии со статьей 43;
4) о расширении сферы действия в соответствии со статьей 39;
5) о заявлениях, упомянутых в статьях 38 и 40;
6) об оговорках, упомянутых в статье 24 и абзаце третьем статьи 26, а также об их снятии, упомянутом в статье 42;
7) о денонсации, упомянутой в статье 44.
В удостоверение чего нижеподписавшиеся, должным образом на то уполномоченные, подписали настоящую Конвенцию.

Совершено в Гааге 25 октября 1980 года на английском и французском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу, в одном экземпляре, который сдается на хранение в архив Правительства Королевства Нидерландов, его заверенная копия направляется по дипломатическим каналам каждому государству, являющемуся членом Гаагской конференции по международному частному праву на дату ее четырнадцатой сессии.

Older posts