Девочка из Ингушетии: традиции против закона?

Ситуация с девочкой из Назрани становится более интересной с каждым днём. Теперь выясняется, что орган опеки действительно ни при чём, ребёнок — родительский. После развода ребёнок остался с отцом — такая традиция — а тот отдал девочку на воспитание сестре.


История с девочкой из Назрани получает продолжение: выясняется, что орган опеки и попечительства, к которому я взывал в предыдущем ролике, совсем ни при чем. Ребенок — родительский. Родители его развелись, и ребенок по тому обычаю, который предусмотрен у нас в южной части Российской Федерации, остался с отцом. Отец воспитывать ребенка лично не стал и передал его тете. По крайней мере это известно сейчас из средств массовой информации.

К сожалению, эта ситуация свойственна не только нашим южным областям, не только тем местам, где тепло. Москва, Санкт-Петербург и другие более северные регионы оставляют ребенка, как правило, маме, и отцы в этой ситуации никак не возражают. Ребенок остался — и все. Тоже самое на юге России. Ребенок остается с отцом, и матери даже не пытаются через суд решить как-то по-другому. Вот эти вот традиции стоит сломать. Почему?

Потому что если ребенок остается у отца или у матери не потому, что так хочет родитель, не потому, что так лучше ребенку, а потому, что так принято, потому что спорить с этим бесполезно, то это не очень хорошо для ребенка. Если родитель не хочет воспитывать ребенка, он куда-то его денет. Вот как в данном случае — передаст тете, которая сама, судя по всему, была не очень в восторге от того, что в ее семье появился ребенок.

Для ребенка крайне важно быть нужным, для ребенка крайне важно, чтобы его любили. И в ситуации, когда его отдают потому, что так положено или потому что так принято, а не потому, что ему там лучше, она совершенно недопустима. Законодательство и сегодня обязывает при разводе решить вопрос о том, где остается ребенок. Мировой судья должен спросить у сторон, нет ли по этому поводу спора?

Но как мне кажется, может быть, уже настало то время, когда этот вопрос должен обязательно рассматриваться в суде, а не просто спросили: “ Как, где ребенок остается? У мамы? У папы? Все! Вопрос закрыт!” Обязательно суд должен решать вопрос о том, где жить ребенку: с одним родителем или с другим? Даже если родители между собой договорились, районному судье неплохо бы проверить, не окажется ли ребенок в тех же условиях, в которых оказалась та самая девочка из Назрани.

С последствиями этих условий сейчас борются врачи и надеятся на то, что все будет хорошо. Будем надеяться и мы. Но одновременно спросим у законодателей и у правоприменителя: почему та норма, которая есть в Семейном Кодексе о том, что необходимо выяснить, где будет находиться ребенок после развода, является спящей, не работающей? Действительно, почему? 

bahislion bahislion bahislion bahislion bahislion bahislion bahislion bahislion bahislion bahislion bahissenin bahissenin bahissenin bahissenin bahissenin bahiscom kralbet milanobet hilabet bahsegel