Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Список вопросов, которые нужно задать министру просвещения России Васильевой


Дорогие журналисты!

Перед вами список вопросов, которые нужно задать министру просвещения РФ Васильевой как можно скорее. Дело в том, что #СиротскийЗакон снова начал движение по инстанциям. На этот раз без общественного обсуждения.

И если #СиротскийЗакон не остановить, он принесет много бед детям-сиротам, приемных родителям и усыновителям. А чиновники из Министерства получат 8 млрд. в год на то, чтобы вставлять палки в колеса людям, которые (пока еще) забирают детей-сирот из детских домов в свои семьи. 

Дополнительные материалы по #СиротскийЗакон, а также историю завравшегося Министерства Васильевой можно найти по этой ссылке.

Только с помощью СМИ мы сможем обратить внимание общественности, вице-премьера и премьер-министра РФ на происходящее. Было бы хорошо достучаться и до президента России, которого Минпросвещения использует в качестве “заказчика” #СиротскийЗакон.

Список вопросов для Васильевой
Список вопросов для Васильевой

Вопросы министру Васильевой по ситуации с #СиротскийЗакон
(Закон о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей)

Вопрос №1.

Почему судьба печально известного #СиротскийЗакон замалчивается министерством? Почему на сайте Минпросвещения (и в министерских аккаунтах в соцсетях ) нет ни одной публикации на тему законопроекта?

Пояснения:

Первая редакция законопроекта была вывешена на портале проектов нормативных актов (regulation.gov.ru ) для общественного обсуждения накануне новогодних праздников 29 декабря 2018 года. Поэтому на обсуждение осталось время до 12 января, когда страна и чиновники не работали.  И это показательно. Ссылка на ту, первую общедоступную версию документа: https://regulation.gov.ru/projects#npa=75701 

Вопрос №2.

Что стало с предложениями граждан (а их было более 800 только в бумажном виде — заказными письмами с уведомлением) к законопроекту. Почему согласно принятой процедуре, все эти поправки не были сведены в таблицу? Почему таблица не была опубликована на портале? И почему директор департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Ирина Олеговна Терехина вводила общественность в заблуждение, официально от лица департамента в письменной форме утверждая что таблица опубликована?  

Пояснения: 

Специалист по ювенальному и семейному праву  адвокат Антон Жаров сразу после того, как законопроект «завис» на портале без движения, направил обращения всем ответственным чиновникам с  просьбой рассказать о судьбе законопроекта. Директор департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Ирина Олеговна Терехина в ответном письме заверила адвоката Жарова в том, что таблица с поправками опубликована и даже приложила поддельный скриншот из Интранета министерства. Однако на портале поправки та и не появились. Нет их там и по сей день. 

Вопрос №3.

Почему первую версию законопроекта «забыли», и теперь Министерство просвещения выкладывает на портале идентичный документ с таким же названием, но с новым номером и с закрытым общественным обсуждением? 

Пояснения:

В лучших традициях Министерства просвещения РФ это было сделано в пятницу вечером. Видимо, в надежде, что этого снова никто не заметит. Ссылка на вторую версию документа: https://regulation.gov.ru/projects#npa=96078    

Вопрос №4.

Что сделано после того, как Минпросвещения попало на предпоследнее место в особом рейтинге Счетной Палаты РФ и было названо одним из самых закрытых российских министерств наряду с Минобороны? Министерство образования ранее проводило обсуждение важных законопроектов, а Минпросвещения этого не делает. Дошло до того, что министр Васильева не отвечает на запросы и вопросы, а ее подчиненные врут в ответных официальных письмах.  

Пояснения:

На два запроса адвоката Жарова по поводу судьбы законопроекта чиновники Министерства просвещения присылали откровенную ложь. Причем совершенно непонятно, зачем они так себя подставляют. Ведь лживость их слов может проверить любой, просто зайдя на портал regulation.gov.ru.

Вопрос №5.

Понимает ли министр Васильева и ее подчиненные, что принятие #СиротскийЗакон приведет к ограничению числа потенциальных попечителей и усыновителей? В итоге детей в детских домах будет все больше и больше.

Пояснения:

Ведущие российские эксперты по вопросам семейного устройства (которые входили в рабочую группу по доработке законопроекта)  неоднократно указывали на то, что предлагаемые Министерством новые правила сделают усыновление и принятие детей под опеку в России практически невозможными и очень затратными в плане времени. Ведомство Васильевой, например, выступает за то, чтобы обязать всех родителей проходить так называемое социально-психологическое обследование, а также сопровождение. То есть приемные родители уже после прохождения всех экспертиз и принятия ребенка в семью будут вынуждены 5 часов в  месяц принимать у себя дома психолога. 

Вопрос №6.

а) Какие научные данные легли в основу мер, предлагаемых в законопроекте? Например, норма по квадратным метрам — они же разные во всех регионах. Неужели квадратные метры действительно влияют на уровень счастья и воспитание ребенка? И что тогда предлагается делать с нарушителями (то есть с людьми, которые живут в небольших квартирах)? 

б) Означает ли это, что министр Васильева, которая росла при норме в 6 квадратных метров на человека, является глубоко несчастным и плохо воспитанным человеком? 

в) С чем связано отсутствие ограничений по квадратным метрам для народов крайнего севера, понятно. Но чем виноваты все остальные граждане России? 

Пояснения:

#СиротскийЗакон вводит жесткие нормы по квадратным метрам на человека. И если семья владеет квартирой хотя бы на 1 метр меньше установленной “нормы”, она никогда не сможет забрать ребенка из детского дома под опеку или тем более усыновить его.  

Вопрос №7.

Очевидно, что наиболее вопиющей проблемой был и остается вопрос детей, оставленных в детских домах “по заявлению”. Почему этот вопрос не вошел в Законопроект и почему наличие квадратных метров, по мнению Министерства просвещения, важнее “детей по заявлению”?

Пояснения:

Официальная статистика по детям, оставшимся без попечения родителей, не учитывает детей, которых сдали в детские дома живые родные родители по “по заявлению”. Эксперты уверены в том, что таких детей в сиротской системе примерно столько же, сколько и учтенных в официальной статистике. Но их просто не видно, так как они не вошли в официальные отчеты.   

Вопрос №8.

Есть ли в Министерстве просвещения понимание того, что Законопроект позволяет отказать в усыновлении из-за психологического обследования? Дело в том, что в России до сих пор нет законодательства и норм, которые бы регулировали работу психологов. Если такое понимание в министерстве есть, то какой смысл оно видит в уменьшении числа потенциальных усыновителей?

Пояснения:

#СиротскийЗакон вводит обязательное психологическое обследование будущих приемных родителей и усыновителей. Уже сейчас органы опеки настоятельно рекомендуют проходить это тестирование. В итоге большинству прошедших тестирование пишут отрицательную характеристику и отказывают в усыновлении или в создании приемной семьи. Хотя на сегодняшний день это “тестирование” является добровольным. То есть проходить его не нужно. 

Вопрос №9.

Расчеты по числу потенциальных усыновителей в Законопроекте уже сделаны. Если и этих усыновителей отсеивать при помощи вашего психологического тестирования, больше их точно не станет. А новые и вовсе не придут. Какой тогда смысл в документе, который вы и ваше министерство продвигаете?     

Пояснения:

Минпросвещения уже подсчитало, сколько денег им потребуется попросить из бюджета на реализацию Законопроекта. Примерно 8 млрд рублей в год. И эти деньги и будут направлены на то, чтобы снизить число усыновителей. А значит еще больше детей останется в детских домах. 

Вопрос №10.

Одна из декларируемых целей Законопроекта в том, чтобы снизить уровень насилия в приемных семьях. Ранее таких случаев было 92 (девяносто два), теперь зафиксировано снижение до 82 (восьмидесяти двух) случаев. В сравнении с 450 000 (четыреста пятьдесят тысяч) сирот — это ли не пальба по воробьям из пушки? Если посчитать, то это примерно две тысячных процента. И из-за этого все приемные семьи хотят обязать проходить регулярные обследования по 12 часов в месяц. Эффективно ли это? И если министерство считает, что эффективно, то чем эта эффективность доказана? И до какой цифры Васильева надеется снизить число инцидентов? 

Пояснения:

Тут даже и пояснения не нужны. Все очевидно.


Дополнительные материалы по теме #СиротскийЗакон: