Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Category: Размышления о… (page 2 of 39)

Городское юридическое занятие — сентябрь

В конце сентября, 29-го, состоится традиционное уже, первое в новом «учебном году», Городское юридическое занятие.

Это специальная 6-часовая (с 11 до 17 часов) лекция с элементами интерактива, которая даст вам не только знания, соответствующие программе подготовки для школ приёмных родителей, но и немного больше. И, конечно, главное, понимание собственных прав и уверенности, как их добиваться. Веду занятие я, адвокат Антон Жаров.

Запись — по ссылке ниже. Ждём не только тех, кто в настоящий момент проходит подготовку в школе приемных родителей, но и тех, кто только собирается это делать (если юридическое занятие будет первым в вашей подготовке — ничего страшного, напротив — сразу будет ясно, что к чему). И, конечно, тех, кто подготовку уже прошёл, но тяга к знаниям и необходимость понимать юридическую конструкцию происходящего остались.

Всех вас — приглашаем записываться на ГЮЗ (на сайте Института семейных просветительских и правовых программ).

Вы думаете, мы забыли про федеральный банк данных? Ни за что!

Продолжаем наблюдать за тем, как ничего не происходит в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей (ФБД).

В апреле 2018 года наиболее продвинутые пользователи интернета обнаружили, что запись в ФБД на сайте usynovite.ru работает… по сути, не работает. При попытке записаться — всё время выясняется, что все слоты заняты. И даже в 10 утра понедельника, когда, вроде бы, волшебным образом эти слоты должны открываться для записи на следующую неделю.

Проблему признали и даже наметили пути решения.

Прошло три месяца, и что?

Ничего не изменилось, по крайней мере, внешне. По-прежнему, попасть в ФБД можно только «выиграв в лотерею».

Поэтому вопросы сегодня мы задаём уже не Ирине Игоревне Романовой, руководителю подразделения, ответственного за ФБД, а директору Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России Евгению Александровичу Сильянову (текст письма ниже).

Подождём ответа и от него.

Если и на этом уровне ничего изменить не получиться, то мы упорные, и память у нас хорошая. Следующее письмо будет уже соответствующему заместителю министра, а там уже и до министра просвещения (пока что министр у нас один работает в этом министерстве, а Минобрнауки никак не разделится) Васильевой дело дойдёт.

Шаг за шагом. За ушко — и на солнышко.

___________________________________

Директору Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России
Сильянову Е. А.
(Люсиновская ул., 51, Москва, 117997)

от адвоката Жарова Антона Алексеевича (Петровский переулок, 5 стр. 5, Москва, 107031;
тел. +7 (495) 227-01-21,
факс +7 (495) 624-23-27;  
e-mail: anton@zharov.info)

 

Уважаемый Евгений Александрович!

Многочисленные обращения ко мне, как адвокату, специализирующемуся на защите прав детей, граждан, встречающих в том или ином виде барьеры на пути к усыновлению или приему под опеку детей, оставшихся без попечения родителей, вынуждают меня обратиться к вам.

Ранее, 10 апреля 2018 года я обращался (исх. № 9-49-1/7130) на имя вашего заместителя И. И. Романовой с подробным письмом, где указывал на имеющиеся существенные недостатки в работе Федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей (далее — ФБД). На это обращение был получен ответ (от 25.04.2018 № 07-2381), в котором после описания процедуры записи на приём в ФБД, известной мне, сообщается, в частности, что в Административный регламент, утверждённый приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 15 июня 2015 года № 588 (с изменениями, внесенные приказом от 09.06.2016 № 694; далее — Административный регламент) будут внесены изменения, касающиеся совершенствования порядка работы ФБД, в первую очередь, в части записи на приём.

Насколько мне известно, до настоящего времени изменения в указанный административный регламент не внесены, во всяком случае, не зарегистрированы в Минюсте РФ и не опубликованы, следовательно в настоящее время упомянутый административный регламент действует.

Критика в отношении сложившегося порядка использования ФБД была направлена на выявление недостатков, в первую очередь, связанных с невозможностью записи на приём, а, следовательно, получения государственной услуги по использованию ФБД. Ставился вопрос о том, что либо система записи на приём функционирует некорректно, либо в подразделении Минобрануки, исполняющим полномочия, связанные с ФБД, не имеется достаточного количества сотрудников, обеспечивающих приём граждан.

Проанализировав ответ, мною была выявлена и третья причина, по которой запись на приём в ФБД для граждан является фактически недоступной: как утверждает в ответе заместитель директора департамента, для первичного приёма одного гражданина в ФБД предусматривается «в среднем 1,5–2 часа», что, конечно, не соответствует действующему административному регламенту.

С момента ответа заместителя директора департамента прошло более трёх месяцев, и можно констатировать, что проблемы, упомянутые в первоначальном обращении, так и не нашли своего разрешения.

1. По-прежнему невозможна запись на приём в порядке, предусмотренным действующим административным регламентом (то есть, по телефону (495) 692-08-84, либо по иным телефонам Минобрнауки).

2. По-прежнему, практически невозможной является запись на приём через сайт http://www.usynovite.ru/reception/. Нельзя даже судить о том, работоспособен ли этот механизм, поскольку при неоднократных попытках записаться на приём ни у меня, ни у моих коллег не получалось увидеть даже сведения о возможных слотах для записи!

Возможно, что количество слотов для записи настолько мало, что не позволяет желающим гражданам записаться в ФБД на приём в течение разумного времени.

По сути, запись на прием в ФБД превращена в спорт: кто «поймает» в 10 утра понедельника свободное время!

3. Кроме того, на сайте www.usynovite.ru граждане фактически вводятся в заблуждение о количестве и составе ФБД.

Насколько можно судить, обновление данных на сайте, включая анкеты детей, происходит не чаще двух раз в месяц. При том, что сведения из региональных банков данных в ФБД поступают в настоящее время в режиме он-лайн. Всё это создаёт искусственный, ненужный ажиотаж для записи на приём как в ФБД, так и в региональные банки данных: граждане, понимая, что на официальном сайте информация действительности не соответствует, стараются получить её непосредственно в ФБД. Из-за этого зачастую возникают ситуации, когда сведения об уже переданном в семью ребёнке остаются «висеть» на сайте www.usynovite.ru, либо, наоборот, сведения о выявленном ребёнке, подлежащем устройству в семью, длительно время показываются не всем потенциальным приемным родителям, а лишь тем, кто лично обратился в ФБД.

4. Так и не нашел своего разрешения вопрос о том, как гражданину, уже выбравшему ребёнка через сайт www.usynovite.ru, либо на сайтах органов опеки, региональных банков данных, на которого он хотел бы получить направление, получить это направление не путём полутора-двухчасового «подбора детей», а без ненужной в данном случае очереди.

5. Как следует из ответа заместителя директора департамента, заявления граждан, предусмотренные административным регламентом, заполняются сотрудниками ФБД перед подписанием их гражданами. Такой порядок серьёзно удлиняет время приёма и, конечно, его нельзя назвать разумным для второго десятилетия XXI века: у граждан должна быть предусмотрена возможность или самостоятельно заполнить нужные бумаги и принести их с собой, или, воспользовавшись, например, сайтом gosuslugi.ru, сделать это в электронном виде.

6. В стране совершенно отсутствует механизм, который бы позволял гражданам, проживающим в одном регионе, получить полную информацию о детях, оставшихся без попечения родителей, находящихся в другом регионе, и, тем более, получить на них направление.

Упомянутый заместителем директора департамента пункт 57 Административного регламента не позволяет решить этот вопрос, поскольку, предусматривает очень сложный и долгий механизм запроса регионального банка данных в ФБД  лишь в том случае, если «в региональном банке данных отсутствуют сведения о детях, соответствующих пожеланиям гражданина». Кроме того, региональный оператор вправе (а не должен) сделать такой запрос.

Предполагаю, что в ФБД если и есть вообще такие запросы, то они единичны.

Непонятно, почему региональный банк данных одного региона не может, получив информацию через электронную систему, выдать направление на ребёнка, находящегося в другом регионе? По сути, такая возможность есть только в ФБД, но туда искусственно ограничен доступ граждан.

Всё вышеизложенное позволяет говорить, что сегодняшнее состояние организации работы по доступу граждан к сведениям в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, не направлено на устройство детей, оставшихся без попечения родителей, а решает какие-то другие задачи. Как видится, система ФБД всё более и более закрывается от граждан.

Учитывая, что не все вопросы, изложенные в предыдущем обращении был дан ответ заместителем директора департамента, прошу настоящее обращение рассмотреть на уровне директора департамента и дать ответы на все поставленные в настоящем обращении вопросы в установленные законом сроки и порядке.

Адвокат А. А. Жаров

Письмо в Минобрнауки Письмо в Минобрнауки Письмо в Минобрнауки

Я не дам ему развода!

Удивительно живучий миф. Скорее всего, воспитанное на «Анне Корениной» поколение переносит реалии художественного произведения, написанного в  XIX  веке, в совеременную жизнь.

Начнем с того, что если обе стороны согласны (и нет совместных несовершеннолетних детей), то развестись можно в ЗАГСе, подав совместное заявление. Самое сложное тут — явиться ровно на 30-й день с даты подачи заявления. Но это если обе стороны согласны. А если Ваня хочет, а Маня — нет. Или наоборот?

Развод в Российской федерации нельзя «дать» или «не дать». Развод, если один из супругов не хочет больше быть в браке с другим, состоится в любом случае, несмотря на возражения сторон. Этим часто пользуются иностранцы. Развод во Франции — это, при умелом подходе, лет семь-восемь, а развод в России, если жена русская, а муж француз — дело на три месяца.

То есть максимум, что может сделать суд — предоставить по просьбе одной из сторон или по собственной инициативе срок на примирение. В настоящее время суд может предпринять «меры по примирению» разводящихся супругов, отложив заседание на три месяца (максимум). И всё. Дальше — развод, невзирая на мнение сторон (п. 2 ст. 22 СК РФ).

Конечно, из каждого правила есть исключение. Так, развод невозможен по инициативе мужа, если жена беременна, или с момента рождения ребенка прошло меньше года (ст. 17 СК РФ).

Но в целом, Российская Федерация — крайне удобное место для развода. Всё быстро и относительно просто. И уж во всяком случае выражение «Я не дам развода!» воспринимается в наших реалиях как нелепая шутка.

Открытое письмо в ДТСЗН города Москвы: прекратить незаконную практику!

Заместителю руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Дзугаевой А. З.
(Басманная Новая ул., 10 стр. 1, Москва, 107078)

от адвоката Жарова Антона Алексеевича (Петровский переулок, 5 строение 5, Москва, 107031)

Уважаемая Алла Зауровна!

Прошу вас экстренно вмешаться и прекратить незаконную практику действий, складывающуюся в ОСЗН Савеловского района города Москвы.

Так, сотрудники этого органа опеки направляют (выдают) гражданам, обратившимся с просьбой выдать заключение о возможности быть усыновителем, «повестки» с указанием на необходимость явиться на заседание Комиссии по защите прав и законных интересов подопечных.

При этом на словах сообщается, что «департамент ввёл новые правила» и явка на данную комиссию является «обязательной».

Не возражая против права начальника ОСЗН создавать при себе любые совещательные органы (а данная комиссия, как следует из соответствующего Положения, совещательный орган) нельзя не отметить следующее.

1. Гражданину должно быть ясно и недвусмысленно разъяснено, на каком основании его «вызывают» на данную комиссию, а также её правовой статус. Учитывая, что ни орган опеки, ни его сотрудники, ни, тем более, эта «комиссия» не обладают правами по вызову (обязанию явки) граждан без таких разъяснений, а, тем более, с неправильными (чтобы не сказать, лживыми) пояснениями об обязательности явки. Это вводит граждан в заблуждение об их правах и обязанностях при рассмотрении их вопроса на данной комиссии.

2. Вызывает большой вопрос, правомочно ли возлагать на данную комиссию решение вопроса о выдаче заключения о возможности быть усыновителем.

Законом не предусмотрено никаких иных обязательных действий гражданина для выдачи ему заключения о возможности быть усыновителем (как и опекуном), помимо подачи в орган опеки определённого набора документов (известные вам постановления Правительства РФ №№ 275 и 423).

Создание у граждан впечатления о том, что для решения данного вопроса необходимо ещё и очное участие в какой-то комиссии, очевидно, не является правильным. Тем более, если данное требование (прибыть на комиссию) даётся со ссылкой на «указание департамента».

3. Сама по себе форма вызова гражданина куда-либо в виде «повестки» подразумевает, как минимум, правовые основания для такого требования. Законом предусмотрены повестки в суд, к следователю, в военкомат, к прокурору и т.п. Вызов в орган опеки в виде «повестки» законом не предусмотрен, и создаёт у граждан ошибочное понимание правовой сути взаимоотношений гражданина, желающего стать усыновителем (или опекуном), и органа опеки.

Ниже — копия такой вот «повестки», оформленная в ОСЗН Савеловского района.

К сожалению, данное нарушение прав граждан не является уникальным. Более того, учитывая опыт обращающихся ко мне десятков граждан, можно говорить о повсеместном в Москве игнорировании требований законодательства об опеке и попечительстве как во время подготовки заключений о возможности быть опекунами или усыновителями, так и, например, при постановке на учёт подопечных из других регионов и назначении им выплат (многочисленные решения судов по этим вопросам опубликованы). Всё это, к сожалению, требует обращения к вам не только посредством почты, но и публично.

Прошу вас рассмотреть данные вопросы на уровне руководства департамента и предпринять исчерпывающие меры для недопущения нарушения законодательства в подведомственных организациях.

На возникающие вопросы готов оперативно ответить по телефону, электронной почте или лично.

Учитывая вышеизложенное, прошу:

  1. Провести проверку по изложенным в настоящем обращении фактам выявить нарушение законодательства и привлечь виновных к ответственности.
  2. Дать указание о прекращении описанной выше практики как в части использования «повесток», так и в части вызова граждан на заседания подобных совещательных органов.
  3. Дать указание о разъяснении гражданам совещательного характера деятельности подобного рода комиссий, если граждане принимают участие в их работе.
  4. Ответить мне по существу всех поставленных в настоящем обращении вопросов в установленные законом сроки и порядке.

А. А. Жаров

Оригинал обращения

См. также — по вопросу «психологического тестирования» кандидатов в опекуны и усыновители.  Это тоже незаконно.

Оставить свой комментарий в Фейсбуке Антона Жарова

Футбол с переодеванием

Крымов: Ты что, майор?
Майор: Майор.
Крымов: Почему?
Майор: Нипочему. Обыкновенное воинское звание.
Крымов: Почему не лейтенант?
Майор: Товарищ! Мне трудно отвечать на вопросы. Меня мутит. Я уже полпарохода заблевал.
(к/ф «АССА»)

Очень странную реакцию наблюдаю на поступок   [неподцензурно] молодых людей, выбежавших на футбольное поле в форме сотрудников полиции.

Кто-то считает их весёлыми идиотами, кто-то — борцами с режимом, кто-то — «глупыми детками». Но на самом деле мало кто задумывается о последствиях.

Уже утопили в жиже тех сотрудников полиции, которые их задерживали, уже возбудились и «отработали» на фразу «37-й год», всё уже ожидаемо произошло. А сейчас — будут последствия.

Во-первых, и об этом многие забывают, Россию как организатора мероприятия ждёт штраф, исчисляемый десятками тысяч долларов. Если бы на поле выбежал индюк или кошка — штраф был бы меньше, но тоже был. Потому, что организаторы встречи должны обеспечить безопасность и беспрерывность игры. А тут и игру пришлось прерывать, и безопасность игроков (ценою миллионов по сто за ногу) не обеспечена.

Не буду пророком, но этот штраф (который штрафом называется лишь условно — это просто деньги, типа неустойки, которые одно юридическое лицо заплатит другому — чистый убыток, т.е., в общем-то, прямой ущерб) будет «протранслирован» этим самым «выбегальщикам». Может быть, не сразу, не в течение недели, но у Российского футбольного союза есть три года, чтобы подготовить и подать такой иск, выигрыш которого можно прогнозировать на уровне, близком к 100%.

Во-вторых, это вам не розовые «балаклавы» или голые ягодицы, и даже не гвоздь в мошонке — это форма сотрудников полиции.

У нас и сегодня есть комментаторы, предлагающие гражданам, даже если остановивший их полицейский в полной экипировке, потребовать у него удостоверение, куда-то звонить, проверить, настоящий ли он (и продолжать выпендриваться до самого момента, пока этот «настоящий» не начнёт применять силу). Теперь у этих комментаторов будет больше оснований давать подобные советы.

Само по себе надевание формы сотрудника полиции — не бог весть, какое административное правонарушение. Но проблема не в том, что какой-то Петя гарцевал в майорской форме. Проблема в том, что если каждый будет покупать в «Военторге» форму сотрудника полиции и ходить в ней дальше, чем в собственную спальню, настоящие сотрудники полиции просто растворятся в этом карнавале, и на крики «караул» прийти будет некому.

В-третьих, есть правило, по которому на поле (корт, ипподром, гаревую дорожку или в бассейн) во время соревнований зрителям выходить нельзя. Суровым языком закона это называется «грубым нарушением правил проведения соревнований» и наказывается, в том числе, арестом до 15 суток. И, как вишенка — возможным запретом на посещение официальных спортивных мероприятий на срок до 7 лет.

По-моему, очевидно, почему на поле выбегать нельзя. Так же как очевидно нельзя бить витрины, гадить в лифте, воровать пирожки с уличного лотка и т.п. — вещи, которые даже школьнику объяснять не надо.

Но удивительно другое. Вот эти люди, напялившие «карнавальные костюмы» с майорскими погонами — они в жизни собираются делать что? Бог с ним, с Петей, но эти все девочки лет по 18–20, они дальше — куда с таким послужным списком?

Сейчас (ближайшие три дня) весь фейсбук и диванные войска будут кричать, что это политическая акция, «мы показали Путину» и т.п. Но, когда дело дойдёт до суда, всё это будет описано в других словах и выражениях. Никакой романтики: только хулиганство, букет административных правонарушений и материальный ущерб. А также сведения в архивах, которые не позволят прекрасной блондинке устроиться на приличную работу даже тогда, когда ей будет не двадцать, а тридцать.

Интересный вопрос: а вот как это донести до своих детей? Ведь в 20 лет (сам слышал) кажется, что «год в колонии» — это всё фигня и не страшно. Как не страшны «три условно» и какая-то мифическая «судимость». То есть таких вот «20+ тинейджеров» — их останавливать чем? Как?

Older posts Newer posts