Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному праву и детскому (ювенальному) собирал много лет

Category: Размышления о… (page 2 of 35)

Психологическое тестирование: «издеваются» и «добровольно обязуют»

«По-моему, над нами просто издеваются» и «добровольно обязуют»…

Это — цитаты из комментариев под одним из постов на фейсбуке, где потенциальная приёмная мама спрашивает, а обязательно ли проходить это самое психологическое тестирование, на которое гонят всех потенциальных приёмных родителей (всех форм устройства) в Москве? И тут же опытная приёмная родительница ей отвечает: мол, да, обязательно. А документ, спрашивают, какой, установил эту самую обязательность? Потому, что похоже это на издевательство, а не на помощь. А не помню (!), говорит, можно на сайте Департамента посмотреть…

Ещё раз повторю то, что говорил не раз.

Психологическое тестирование кандидатов в приёмные родители, опекуны, усыновители — дело добровольное. Совсем добровольное. Совершенно добровольное. То есть — ТОЛЬКО по желанию самого потенциального родителя.

Люди (в основном, сотрудники органов опеки Москвы, а также ГБУ «Детство», проводящие это самое «тестирование»), которые говорят, что это обязательно — ВРУТ. Вот прямо так — ВРУТ!

Каждого, кто идёт на это самое психологическое тестирование, заставляют (сказкой ли, лаской ли) заполнять добровольное согласие на такое тестирование. Люди подписывают — и получают … то, что получают.

А что в этом страшного, спросите вы? Ну, протестируют вас психологи, может, чего умного скажут. Проблема ровно одна: всё, что эти психологи (которых выбирали не вы! уровень подготовки которых нам неизвестен! добросовестность по отношению к вам, учитывая, что работают они в структуре органов опеки — весьма сомнительна, и мне не стыдно за это слово — СОМНИТЕЛЬНАЯ ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ!), так вот, все эти психологи, о чём-то вас спросив, что-то напишут на бумаге, и отправят… в орган опеки! НЕ вам, чтобы вы «подумали» или, там, «в себе разобрались», а в орган опеки!

Дальше, как это уже было и не раз, и таких дел в судах Москвы уже десятки, а будут — обещаю — сотни, орган опеки переписывает «рекомендацию психологов» в своё заключение.

Беда в том, что вы не можете никак спорить с тем, что напишут эти государственные психологи. Никак. Даже если их заключение настолько ужасно по качеству,  что глаза расширяются до блюдец: перепутаны имена, родственные связи, «забыт» при описании семьи, муж, совершеннолетний сын (и всё это в одном заключении! и это мы ещё про методики не начали говорить!).

Если решение органа опеки, который тоже бывает неправ, вы можете оспаривать, то «заключение» неизвестно-безымянных «специалистов» из «Детства» — никак. И именно эти люди будут решать вашу судьбу как усыновителя.

Итак:

  1. Всякого рода «психологические тестирования» — дело добровольное. СОВСЕМ добровольное. Если не хотите — достаточно сказать: не хочу.
  2. Орган опеки обязан выдать заключение о возможности быть усыновителем в течение установленного срока после подачи в орган опеки документов по перечню, установленному Постановлением правительства № 423 (опека, приемная семья) или № 275 (усыновление). Ни в одном, ни в другом перечне никаких «обследований» нет. Не берут документы — настаивайте, сдавайте через  МФЦ, шлите по почте — вариантов сейчас много.
  3. Отказать «за отсутствием психологического тестирования» в выдаче ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО заключения органа опеки — НЕЛЬЗЯ. А вот отказать вам на основании того, что понапишут госпсихологи по результатам вашей добровольной явки на «процедуру» — МОЖНО. И ещё как отказывают!

Я лично убеждён, что все эти танцы с бубнами направлены ровно на одно — экономию бюджета. Слишком много стали «завозить детей» из других регионов (московские-то кончились почти), и столица, в лице ДТСЗН, стала экономить деньги.  Но лично мне кажется, что это какая-то не вполне людская «экономия»…

Кемеровская бесчеловечная беспечность

Я сильно не удивлюсь, если основными обвиняемыми в кемеровской трагедии станет какая-нибудь билетёрша Клавдия  Ивановна, запершая кинозал на ключ, и охранник Олег Василич, пять раз выключивший сигнализацию…

Но знаете, поделом. Вот, буквально. Поскольку причинно-следственная связь между гибелью людей и действиями есть именно у этих «простых» труженников. Мы сейчас говорим про угловно-правовой аспект, пока не далее.

Действительно, в инструкции охранника написано: орёт сирена — начинай эвакуацию и вызывай пожарных. Я убеждён, что именно это в инструкции и написано. Я даже думаю, что в каптёрке висит какой-нибудь плакатик вроде «При пожаре звони 01», постоянно попадающийся на глаза… Но человек всё равно привычным жестом выключает «кричалку», предполагая, что пожара быть не может, а это она криво сработала…

Билетёрша, которую задолбали пролезающие без билета дети, и которая закрыла зал на ключ — у неё что в инструкции написано? Наблюдать за проекцией фильма, а при возникновении ЧС — распахнуть двери, организовать эвакуацию… Почему в каком-нибудь «Октябре» у входа в каждый кинозал сидит на стуле, умирая от скуки, какой-нибудь парень или девица? Нет, не для того, чтобы «дети не бегали» (хотя, побочно, может быть и тоже), а для того, чтобы это самое: распахнуть, организовать.

Стюардесса в самолёте вам нужна не для того, чтобы элегантно подносить виски на высоте 10600 метров, а для того, чтобы в случае ЧС за 90 секунд (!) освободить самолёт от пассажиров, потому, что горит он всего три минуты. Дотла.

Очень многие люди, которые сидят, стоят, ходят, просто делают что-то очень факультативное, находятся в этом месте и в это время ровно для того, чтобы  в случае ЧС сделать одно-два движения, которые позволят избежать жертв.

И здесь начинается главная проблема. Поскольку ни в какой пожар никто не верит (это случается не с нами, а этот дымок — «просто» дымок, а сработавшая сигнализация — «просто» сработала, без повода…), никто ничего подобного и не делает. Лень, страшно, да и вообще, зачем людей пугать.

И ведь никто никогда этой тёте Клаве не объяснил: билеты проверять — это твоё ПОБОЧНОЕ действие, главное — распахнуть, твою мать, двери, если будет дым или услышишь сирену! Вот стюардесс этому учат, вот именно такими словами. Комфорт на борту самолёта ВСЕГДА следует ЗА безопасностью.

Мужичок, который все 30 лет стажа крепил недоустановленную стрелку просто проволокой (23 человека), дядька-водитель снегоуборщика,  забывший доложить диспетчеру, что не освободил полосу (4 человека),  медики, не поинтересовавшиеся, кто и куда тащит ребёнка (трагедия с похищением младенца в Дедовске), пилот, по сути купивший своё лётное удостоверение и просрочивший все переподготовки (65 человек)… Всё происходит из-за маленьких простых и совсем нестрашных действий — неправильных, не по инструкции, но ведь кому она интересна, эта инструкция?

И здесь уже начинается ответственность руководителей. Твоё дело, Вася, не только ключи выдавать, но и, чёрт подери, вызвать пожарных при любом, мать твою, срабатывании сигнализации… Именно эта функция делает твою жизнь, Вася, осмысленной! И повторять, повторять каждый день! Делает это начальство? Могу биться об заклад — нет. И начальство начальства. И начальство начальства начальства.

Кто-то из бизнесменов рассказывал: пришёл пожарный инспектор, расписал нарушений… Исправить — миллиона три. И тут же говорит: или 300 тысяч на карман… Ну, бизнесмен стал всё исправлять, исправил. Приходит пожарный, видит, придраться не к чему, и удивлённо спрашивает: нафига платил столько? Мог бы в 10 раз меньше! То есть, даже этот огнеборец в брезентовых штанах в пожарную безопасность не верит! Даже он считает, что это всё — блажь и маета! Сволочи, конечно… Но не меньшие сволочи те, кто эту брезентовую задницу кормит взятками: это значит, что вместо настоящих дымодатчиков стоят пластмассовые муляжи, запасных выходов не хватает, а огнетушители не проверялись никогда.

Ну, хорошо, эвакуировали бы центр из-за ложной тревоги. Ну и что? Что было бы НАСТОЛЬКО страшного? Ничего. Наладили бы сигнализацию, чтобы ложно не срабатывала. Но нет. Первое, что делает Вася при срабатывании сигнализации — это выключает её, если срабатывает второй раз — звонит… начальнику, сменщику, Пете, жене — хрен знает кому, спрашивает, что делать…

А должен (и по инструкции, и по жизни), звонить «01» или даже просто нажимать кнопку. Но … не делает.

Поэтому мне «стрелочников» не жаль ничуть. Их лень, боязнь, глупость — привели к смерти других людей.  Беспечность — вот как это называется приличным словом. Легкомысленно рассчитывал, что, авось, пронесёт. Мелкая, ленивая, подлая, глупая дрянь убила детей. И, как бы нам не хотелось обвинить в этом какого-нибудь условного Тулеева или Путина (они за своё ответят) — виноваты именно эти, мать их, «простые люди».

Мы — такие же, кстати…

Держите язык за зубами

Держите язык за зубами. Он реально может довести и до сумы, и до тюрьмы.

Если вы путешественник, то вас «язык до Киева доведет».  А вот если вам приходится, упаси Боже, участвовать в судебных процессах, то ваш ориентир — другая народная мудрость: «Язык мой — враг мой». Да и в Библии не даром сказано: «При многословии не миновать греха. Но сдерживающий уста свои — разумен». Вот и я о том же — о разумном, осторожном и крайне внимательном использовании своей речи.

Каждый раз, общаясь с окружающими (тем более, по судебным делам), вы не «просто говорите». Вы передаете некую информацию. И эта информация (абсолютно любая, даже самая элементарная и пустая, на первый взгляд) может быть использована против вас самым причудливым и отнюдь не безобидным образом.

Пример. «Сколько ступенек в доме вашего друга NN?» Вы с ходу отвечаете: «Четыре!» ВСЁ! Этот ответ УЖЕ может быть использован против вас! Потому что, допустим, у спрашивающего имеется информация, которой не располагаете вы. В доме NN, буквально вчера, был ремонт и теперь ступенек — пять. И это значит, что вчера вы там — не были. Или стало пять — лишь два дня назад. И тогда выходит, что, минимум, два последних дня вы у NN не появлялись. Видите? Эти показания — ВСЕ РАВНО ПРО ВАС!

Бред? Нисколько!

Любой вопрос — ПРО ВАС. «Первого июля какая была погода?» «Солнечно». «А дождик был?» «Нет, вроде». Тут вам предъявляется справка из Гидромета, что весь день первого июля шёл ливень. Вывод — в городе вас не было. Теперь понимаете? Это опять — показания ПРОТИВ ВАС!

Вам кажется, что вы оправдываетесь, что вы сообщаете нечто, что может быть только вам на пользу, а эту информацию поворачивают вам во вред. Это наиболее распространено в уголовном праве. Но и в гражданско-правовых отношениях любое сказанное вами слово может быть реально использовано против вас.
Поэтому единственно грамотный совет, который может дать адвокат любому своему клиенту, это ПРОМОЛЧАТЬ! Никто не обязывает вас ни в уголовном деле, ни, тем более, в гражданском, рассказывать что бы то ни было. Вы можете ничего не рассказывать!

Советуйтесь с адвокатом

Но всё по порядку. Сначала общий совет: не советовались с адвокатом — не отвечайте на вопросы.

Как это зависит от процессуального положения отвечающего?

Если вы обвиняемый или подозреваемый (в уголовном процессе), вам не надо объяснять свои действия. Это может быть ваш способ защиты. «Не хочу отвечать на ВОПРОСЫ». Или можете уточнить, что вы отказываетесь отвечать на ЭТОТ вопрос. Не вообще отказываетесь сотрудничать, давать показания, а отвечать именно на ЭТОТ вопрос. Если вы являетесь (в уголовном деле) другой процессуальной фигурой, вы можете ответить так: «51-я статья Конституции РФ позволяет мне не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, круг которых определен федеральным законом. (Это супруг(а), дети, ваши родители). Поэтому я отказываюсь отвечать на ЭТОТ вопрос». Опять-таки — именно на ЭТОТ вопрос. Может, на какой-то вопрос вы и ответите. О дате рождения, например. В остальных случаях, если вы не готовились к допросу, а делается это обычно с адвокатом, не надо отвечать ничего.

А в гражданском судопроизводстве?

Тут вы можете просто умолчать о всей правде. Но если вам задали вопрос, вы должны отвечать на него честно. И здесь 51-я статья Конституции РФ вам не сильно поможет. Вариантов два: либо правда, либо молчание. Врать нельзя. Заставить человека (вас в данном случае) говорить против его (вашей) воли — тоже нельзя.

Так когда-же говорить, а когда отмалчиваться?

Давать показания, рассказывать правду о том, что происходило, нужно только понимая, куда вы двигаетесь. И (повторюсь) помня, что любое показание, даже самое элементарное, может быть использовано против вас. Очень дозированно, очень осторожно рассказывайте. Никакой лишней информации!

Может, попробовать соврать?

Ни в коем случае! Говорить неправду не советую вообще. Вас всегда можно будет изобличить на косвенных вопросах-ответах. Вы должны говорить только о том, что вы сами знаете, сами помните, сами делали или чему лично были свидетелями. Никаких фантазий на тему «мне показалось», «мне рассказали», «он (она) сказал(а), что ему (ей) сообщили». Показания типа: «Я сам видел, как муж её бил» и «Она мне рассказала, что муж её бил», — суть разные. В одном случае вы — очевидец. В другом — передаете чужую (и не исключено, что не вполне правдивую) информацию. Это надо очень чётко понимать и различать.

Если есть сомнения, как нужно отвечать на вопросы?

Ваш мозг — не есть универсальное хранилище абсолютно всех данных. Если не помните (или не знаете), так и отвечайте: «Не помню (не знаю)». Это нормально. Например, вы ехали на трамвае — это вы знаете. Но вы не помните, на каком именно номере. Если есть сомнения, говорите: «Точно я не помню».

Как можно проверить, что с ваших слов все записано правильно?

Вам дадут прочитать протокол (в гражданском деле — это забота адвоката). И если ваши слова записаны некорректно, не лениться сделать приписку (обычно внизу): «Мои слова записаны неправильно». Не торопитесь ставить фразу: «С моих слов записано верно и мною прочитано».

Когда нужно брать с собой адвоката?

На допрос — обязательно! Адвокат не руководит вами. Но он вам напомнит, что у вас есть право не отвечать на конкретный вопрос. И прямо на месте даст небольшую консультацию.

Итак, что в «сухом остатке»?

Первое. Нельзя врать и рассказывать сказки. Если не помните (или не знаете), так и отвечайте: «Не помню (не знаю)». Говорить нужно правду. Умалчивать ее можно, но если спросили, то лучше ее выложить.
Второе. 51-ю статью Конституции РФ никто не обменял. Если вы считаете, что ответ на вопрос испортит жизнь вам или вашим близким родственникам, вы имеете право не отвечать. Но в гражданском деле это выглядит плохо: значит, вам есть, что скрывать.
Третье. Внимательно проверьте, насколько  точно записаны ваши показания. Нашли неточность — сделайте отметку: «Мои слова записаны неправильно».
Четвертое. Нельзя одному ходить на допросы. Только с адвокатом.

Удачи!

Адвоката надо применять «по инструкции»

Написал традиционную, ежегодную статью об адвокатской профессии. Зачем вам адвокат? Какой? Как им пользоваться?

А вот — почитайте.

Про наследство подопечных — за, против? Воздержаться!

Реальность такова, что принятие наследства — не всегда благо для подопечного. Хотя всегда орган опеки настаивает: надо принимать.

Надо думать! А принимать как раз не обязательно. Далеко не всегда получение 1/15 доли в квартире принесёт ребёнку что-нибудь кроме проблем.

Написал по этому поводу статью. «Подопечный и наследство: принять нельзя отказаться».

Older posts Newer posts