Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Минпросвещения признало слабость органов опеки

Как сдать отчет опекуна так, чтобы его приняли? А чеки действительно не нужны? А что делать, если не примут? 

Примерно такие вопросы опекуны начали присылать после выхода нашего подкаста и прямого эфира про отчет опекуна. Очень много вопросов. 

Внезапно выяснилось, что Минпросвещения давно в курсе проблемы, но ничего не делает для того, чтобы сотрудники опеки прекратили каждый год  кошмарить приемных родителей. 

Посмотрите это видео. Оно должно расставить все по своим местам. 

И напоминаю, отчет опекуна необходимо сдать до 1 февраля.

Вот по этой ссылке вы можете рассказать нам, какие незаконные требования предъявляет ваша опека. https://zharov.info/archives/13103


!!! Скачать актуальную Форму отчета опекуна или попечителя о хранении, об использовании имущества несовершеннолетнего подопечного и об управлении таким имуществом можно тут: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_88016/eaab4a5e0a11c6851796243fadc4f85804fbdd3b/


Если ролик обязательно как-нибудь называть, то этот ролик нужно назвать “Текущие новости”, или “Последние известия”, или “Программа Время”, в конце концов. Хочу рассказать о том, что сейчас, буквально в этот момент, на конец января 2020 года, происходит в нашей сфере. В первую очередь хочу ответить всем на вопросы про сиротский закон. С ним ничего не происходит. Он так и не попал в Правительство Российской Федерации, и внесет или не внесет его новый министр — это еще большой вопрос. Но хочу поставить и себе, и в первую очередь вам в заслугу то, что этот закон так и не пересек порог Министерства просвещения за последний год. Вернее, год и четыре месяца. Это большая наша заслуга, и это означает, что дети, которые могли бы не попасть в семью, все-таки в нее попали. Но не все новости можно назвать хорошими.

Например, меня забросали вопросами о том, что же именно сказать опеке, чтобы не предоставлять чеки к отчету опекуна? Вообще, вот такая вот сама по себе постановка вопроса, что же сказать для того, чтобы что-то не делать, меня удивляет как юриста. В первую очередь в законах написано, что нужно делать, что не делать — написано в Уголовном Кодексе, и желающие могут с ним ознакомиться и посмотреть, есть ли там предоставление чеков, вернее, их непредоставление, и чем же оно там наказывается. Спойлер: там этого нет вообще. Но органы опеки и попечительства продолжают требовать у опекунов то чеки, то включение номинальных счетов в отчетность, то еще чего-то. Вот это вот все вместе — абсолютно незаконное — вызывает вопросы: “А что же сказать органу опеки для того, чтобы этого не делать?” Следите внимательно за руками.

Вы берете отчет опекуна, который утвержден Правительством Российской Федерации. Вот эту форму. И заполняете ее от начала до конца. Ставите внизу точку и подпись, и дату, конечно же. И сдаете. Все! Все остальное, что органам опеки не нравится, должно быть выражено ни криком, ни добрым советом, ни шепотом, ни пояснением: “Ну, вы понимаете, сверху нам сказали…” Никакими другими ужимками и прыжками, а только бумагой. Вот вы, как опекун, сдали отчет без чеков, правильно заполнив форму, которая утверждена постановлением 423. Вы скачиваете из актуальной базы данных постановление 423-е. Consultant.ru в этом смысле — самая удобная система, ну, я ей пользуюсь, не сочтите за рекламу. Ссылка будет в описании ролика, и найти это постановление никакой проблемы не составляет. Так вот, этим постановлением, утверждена форма отчета опекуна. Ровно вы ее заполняете, передаете в органы опеки и попечительства. Вредничают — отправьте по почте и после этого ждите ответ.

Если органы опеки и попечительства в чем-то не устроил ваш отчет (вы не приложили чеки, вы написали что-то туда или не туда), органы опеки и попечительства письменно (по-другому органы не разговаривают) , письменно вам ответят: “Ваш отчет не правильный в пункте а, б и в”. Вот с этим можно начинать спорить. А спорить с кричащей тетей, которая говорит: “ У нас прокуратура! У нас министр! У нас уполномоченный по правам ребенка, если не ошибаюсь, в Татарстане сказал, что это надо заполнять вот так…” Большой вопрос: у  нас что, уполномоченный по правам ребенка теперь указывает, как заполнять отчеты? Ну ладно, оставим это в стороне.

Мы готовим сейчас как раз большой доклад по поводу того, как в этом году проходит кампания по заполнению отчетов. И я хочу сказать, что те бездны, которые нам открываются, гораздо глубже и больше, чем те, которые мы описывали в предыдущем докладе. Я прошу всех, кто сдавал или собирается сдавать отчеты, рассказать нам в Институт семейных просветительских правовых программ о том, как это происходило. Мы хотим понимать, насколько распространены нарушения и в чем они состоят. Рассказывайте свои истории, мы их обязательно, анонимно, разумеется, включим в доклад, и если прошлый доклад у нас прочитала Татьяна Алексеевна Голикова и направила его в Министерство просвещения, а то, в свою очередь, разослало по регионам, я думаю, что такая же судьба ждет и второй ежегодный доклад Института семейных просветительских и правовых программ. Доклад о том, как же у нас сдается отчет опекуна. А сейчас, поскольку министра просвещения, который говорил слово “касательно”, уволили, я, не упортребляя слова “касательно”, поговорю о том, что же еще касается отчета опекуна. А именно — обещания министерства просвещения.

В начале декабря 2019 года приемных родителей из всех регионов, или там из 70-ти, я не помню, собирали на Всероссийский форум приемных родителей, и там обсуждали разные вопросы, связанные с проблематикой приемного родительства, в частности, конечно же, отчет опекуна. И там выступала прекрасная женщина, новый начальник отдела, который занимается подготовкой нормативных актов по опеке и попечительству в Министерстве просвещения Российской Федерации. Я не знаю, будет ли она работать при новом министре, но пока еще никуда не уволилась. Ее зовут Анастасия Куратова. И вот что она в частности ответила на вопрос о том, когда же, наконец, органам опеки разъяснят, что чеки в отчеты прилагать не надо? “Я не защищаю, конечно, органы опеки, но сама была в точно такой же ситуации. То есть 423-й оно действительно четко регламентировано, что, когда, кто должен сдавать. Но, к сожалению, надзорные органы, которые у нас контролируют очень жестко органы опеки и попечительства, в частности, это прокуратура, ну как бы каждый себе на уме. Вот я считаю, что это не доказательство, вот пусть они докажут своими чеками со всем этим”. Ну, казалось бы, Министерство просвещения в лице своего, ну, пускай, среднего звена, но руководителя, прекрасно понимает, что органы опеки и попечительства действуют незаконно. Но что дальше-то?

“Всегда говорю о том, что не надо бояться спорить с надзорными органами. Во те регионы, которые сегодня сказали, что вот нас заставляют, на нас давят, там опека слабая, я вот вам сразу скажу. То есть они просто боятся спорить с прокуратурой для того, чтобы их не наказали. А так, в прокуратуру, четко показывать: 423-я,  с вами не согласна. Вот таким образом должны работать органы опеки. Но, к сожалению, не во всех регионах так работают”. Давайте пройдемся по всей цепочке логически. Пойдемте вместе! Итак, опекун приходит в органы опеки и попечительства и сдает свой отчет. Органы опеки и попечительства в основном криком, как рассказывают нам опекуны, требуют, чтобы к нему приложили чеки. И сейчас Министерство просвещения нам объясняет, что это потому, что опека слабая, и она не может противопоставить себя незаконным требованиям, ну, например, прокуратуры. То есть, опека слабая, а опекун еще слабее, и поэтому мы его можем совершенно спокойно “нагнуть”, поругать, покричать на него, он испугается и сделает то, что нужно какому-то неведомому, неграмотному прокурору. Так? Я правильно понимаю? Мы правильно логику построили? Но все-таки ответа на вопрос “Что делать?” так и не последовало.

Единственное, что предложило нам Министерство — это направить еще одно, как они считают, методическое письмо. Ну что ж, направляйте! “Методическое письмо возможно написать. Это вообще без проблем как бы, да? Но просто оно будет дублировать немножко 423-е постановление. Тут я всегда, и мы собираем органы опеки, да? Вот уже буквально Всероссийское совещание было в октябре, как сказала Татьяна Юрьевна, мы соберем их еще в начале года, да?” Уважаемые сотрудники органа опеки! Конечно, вы смотрите меня. Кто-нибудь из вас, кто получил такое письмо, анонимно отправьте мне, пожалуйста, на любой адрес электронной почты. Я хочу на это посмотреть. Но что-то мне подсказывает, ничего не направлялось. Но скорее всего, Министерство просвещения проведет какое-нибудь совещание, и действительно это будет в начале года, до первого июля, то есть, в первой половине года. Вопрос только в том, что это будет уже к “холодным ногам”. Опекуны уже сдадут все свои отчеты, с них стребуют уже все чеки и прочую незаконную лабуду.

Ребят, ну давайте делать что-то быстрее! Даже президент говорит о том, что пора заниматься ускорением, перестройкой, не говоря уже о гласности. Ну а пока Министерство мычит, но не телится, мы будем продолжать делать то, что делать должны. А именно, как и обещали, готовить доклад, ежегодный доклад о том, как именно проходит отчетная кампания у опекунов. Мы собираем информацию о том, как это проходит в вашем регионе, у вас лично. Разумеется, анонимно. Пожалуйста, пройдите по ссылке, которая есть в описании к этому ролику, и обязательно ответьте на вопросы нашей коротенькой анкеты. Мы хотим понимать: где, в каких регионах, почему и как нарушаются ваши же права. Этот доклад не пропадет. Мы его опубликуем достаточно большим тиражом, чтобы достался всем чиновникам, которые связаны с органами опеки. И пусть им будет стыдно. Не хотят за совесть, пускай хотя бы за что-нибудь другое.