Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Сколько у нас сирот?

6 марта в ходе рабочего визита в Хабаровский край Министр просвещения Российской Федерации О. Ю. Васильева приняла участие в окружном совещании руководителей организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и руководителей органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа.

Васильева отметила, что число детей-сирот в детских домах страны снизилось с 2015 года на 46 % и составляет в настоящее время 47,1 тыс. человек.

Но сколько же на самом деле детей, оставшихся без попечения родителей, находится в интернатных учреждениях?

Министр Просвещения Васильева называет на совещании в Хабаровске две цифры: сорок семь тысяч сто и восемьдесят семь тысяч двести. Первая цифра — это количество детей в банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, на сегодняшний день, и цифру восемьдесят семь двести — это на 2015-й год. Ну, 2015-й год не был самым лучшим годом для семейного устройства, тем не менее и плохим его назвать нельзя. Можно было бы взять цифры и покрасивее. В каком-то году было даже сто двадцать восемь тысяч детей в банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей.

Помните, кто постарше — помнит, конечно, что в Советское время у нас сравнивались все время с 1913-м годом. И тогда получалось, что огромное количество тракторов, машин, экскаваторов, сотовых телефонов выпущено в СССР сверх того, что было выпущено в 1913-м году. Так вот, цифру для сравнения можно найти всегда. Интереснее другое, никто не анализировал, откуда такая цифра появилась. Конечно же, много детей раздали в семьи, но и выявления детей резко упало. Что, что-то изменилось в наших гражданах? Как-то они по-другому стали воспитывать детей? Как-то меньше стало алкоголизма, значительно меньше проблем с бедностью и так далее? Конечно же, нет.

Стали просто меньше выявлять. У губернаторов есть такая строчка в довольно известном 825-м Указе Президента, которая показывает определенный kpi губернатора. Так вот, это число детей в учреждениях, детей, оставшихся без попечения родителей. А вот детей, родители которых написали заявления для того, чтобы оставить детей в детском доме или в другой организации для детей, оставшихся без попечения родителей, для таких детей строчки не нашлось.

Частично завесу приоткрыла вице-премьер Голикова. Она объявила, что примерно семьдесят три тысячи детей находятся в организациях для детей, оставшихся без попечения родителей. Многие, в том числе ваш покорный слуга, отнял семьдесят три и сорок с чем-то, потому что цифры называют разные, и получил порядка тридцати тысяч, которые находятся по заявлению родителей.

Но теперь мне понятно, что цифры на самом деле еще больше. Ведь в статистику Голиковой не включены дети, которые находятся в больницах, в медицинских учреждениях и в так называемых реабилитационных центрах, куда они попадают по заявлению родителей, или просто без всякого заявления зависают на месяц-другой в медицинской организации, например. Так вот, таких детей еще больше. Такие дети, конечно же, остались без попечения родителей, но не будут выявлены в качестве таковых органами опеки и попечительства. Почему?

А вот для того, чтобы министр  Васильева на совещании в Хабаровске сказала, что количество детей-сирот уменьшается, уменьшается и уменьшается. Вот под эту сказочку нам и предлагается спокойно спать и не мешать. Конечно, тактика — не для нас. Мы как возмущались, так называемым “сиротским законом”, так и будем продолжать им возмущаться.

На сегодняшний день проблема сирот в России не решена. Более того, даже детально не описана. И поэтому успокаиваться еще очень-очень рано.