Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

ПОВЕСТКА с адвокатом Жаровым. Правовой анализ реальности. Выпуск #5

В этом выпуске:

Полицейские в России начинают предсказывать преступления.

Платить за электричество мы с вами скоро будем без танцев с бубном.

Если у вас есть второе гражданство, для вас есть новость.

Дети, которых родители сдали в монастырь.

Алименты на детей предлагают выдавать сразу.

Как делить имущество супругов, если дети остаются с одним из родителей?

Отобрать детей у родителей без суда можно будет только в исключительных обстоятельствах.


Здравствуйте! Меня зовут адвокат Жаров. И мы с вами немедленно начинаем правовой анализ реальности, потому что нам пришла повестка.

Итак, что сегодня в выпуске: поговорим о том, что полицейские начинают предсказывать, ну, пока что не преступления, но административные правонарушения; скоро будем платить за электроэнергию без танцев с бубном, по крайней мере в одном маленьком вопросе; если детей родители сдали в монастырь, это нормально или ненормально? И снова предложение выдавать сразу алименты, а потом их уже взыскивать с должников — почему этот вопрос не так однозначен, как кажется, и, прямо скажем, не хорош? Ну и последнее — вишенка на торте, наконец-то сдвинулось что-то в вопросе о том, как отбирать детей без суда и следствия. Да-да, про отобрание детей. Обо все по порядку — прямо сейчас! Начинаем анализировать.

Буквально на днях четвертого июля вступил в силу приказ Министерства Внутренних Дел №119 от четвертого марта 2020 года. В соответствии с ним вводится новая мера профилактики правонарушений, так называемые “предостережения”. О чем идет речь? Когда-то давно, несколько лет назад, был принят закон о профилактике правонарушений. Да-да, вы не ослышались. О профилактике правонарушений! Вам чаще приходилось слышать название закона “об основах системы профилактики  безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних”. С этим законом, например, ваш покорный слуга постоянно работает в ежедневной жизни. Комиссия по делам несовершеннолетних, органы опеки, служба занятости и всякие остальные органы, которые помогают семье, которая находится в трудной ситуации, как-то из нее выбраться, чтобы ребенок не стал объектом или субъектом правонарушения.

А вот для взрослых людей закон появился достаточно недавно, несколько лет назад, и постепенно Министерство Внутренних Дел начинает издавать ведомственные нормативные акты, которые устанавливают о том, как же именно выдавать вот это вот самое предостережение. О чем идет речь? Помните, у Минаева, кажется, в последнем выпуске был ролик, где бабушка, собрав в пакетик дерьмеца, сосредоточенно мажет качельки для детей, чтобы дети на них не качались? Вот это вот по нашему понимаю, по пониманию многих, и является антиобщественным поведением. Так вот про эту бабушку ни слова в этом законе нет. Совсем другое антиобщественное поведение имеется в виду. И предупреждать его призван вот этот закон и эти самые предостережения.

Если говорить совсем кратко, то если “товарищ майор” прочитал ваши переписки в социальной сети, что вы собираетесь завтра идти на неразрешенный, несанкционированный митинг, то к вам может прийти участковый, тоже, кстати, может быть товарищ майор, и выписать вам предостережение: Не надо, мол, милый человек, нарушать законодательство! Мне кажется, что закон этот мертворожденный и просто описывает то, что есть и так в реальной жизни. В принципе предостережения и раньше могла выдавать прокуратура и справлялась с этим вполне себе самостоятельно. Ну теперь все упростили, и даже самый рядовой сотрудник полиции может вам это предостережение выписать. Что с ним делать? Ничего. Сложить трубочкой и аккуратно положить в урну.

Маленькая новость, а приятная. С первого июля 2020 года за автоматические счетчики электрической энергии несут ответственность те, кто, собственно, эту энергию поставляют. А это значит, что нам заботиться о том, чтобы их проверили, или поменяли, уже не надо будет. Нам все это тихо и мирно включат просто в тариф.

С третьего июля претерпевает изменения порядок сообщения о втором гражданстве. У меня есть ролик и большая статья о том, как это делать, если это вам действительно необходимо, или необходимо вашему подопечному, если он гражданин другой страны. Так вот, теперь туда добавили возможность и сообщить о том, что гражданство другой страны или вид на жительство и так далее, и тому подобное прекращены. Об этом тоже нужно будет сообщать. Теперь рассказали как.

За последние две недели наверное только ленивый не высказался о ситуации, которая сложилась в монастыре под Екатеринбургом, так называемый Среднеуральский, или как там его называют, монастырь. Ситуация там действительно интересная. Русская православная церковь уже освободила от исполнения своих обязанностей человека по имени Николай Романов, или как там его, отец, отец Сергий. И разбирается там по своей церковной линии. Нас же интересует, ну, меня с профессиональной точки зрения в этом вопросе больше интересует дети. Итак, как оказывается, в этом монастыре долгое время находились несовершеннолетние. Часть из них попали туда потому, что их привезли туда родители. Вот вам типичный пример: девочке было лет десять, мама вышла замуж, второй муж ее не принял, и ее отправили в монастырь, до восемнадцати. Ну, ничего хорошего в этом нет. Хотя вроде бы дети — родительские, вроде бы это решение — мамы, вроде бы она могла. Но на самом деле вопрос гораздо серьезнее.

Оставим пока в стороне детей, оставшихся без попечения родителей, поговорим о тех родительских детях, которых родители отправляют в монастырь. Это абсолютно незаконная практика. Да-да, вы можете отправить детей на лето к бабушке, со своей знакомой отдыхать на юг, и так далее, и тому подобное. Эти решения — нормальные, потому что они носят временный характер. Если же это не просто месяц пребывания у бабушки в деревне, или две недели на море с подругой и ее детьми, а сдали ребенка в монастырь, то это, конечно, типичный случай уклонения от исполнения родительских обязанностей. И здесь органы опеки и любые неравнодушные граждане, которым стало об этом известно, должны были что-то предпринять. Но ничего не предприняли. Годами это продолжалось. Я не верю, что органы опеки не знали о том, что в монастыре находятся дети, у которых родители находятся где-то далеко от этой точки пространства, и ничего не делали.

Это большой вопрос к Министру, по-моему, социальной защиты Свердловской области, почему и как так вышло, и что делать в дальнейшем. А в дальнейшем, дорогие мои, если вы видите, что где-то в монастыре, на загородной базе отдыха, да я не знаю, в ООО “Ромашка” находятся дети, родители которых от них далеко, перебдите, пожалуйста, сообщите в полицию о том, что такая вот история имеет место быть. И пусть полиция посмотрит, на каком основании в организации, которая не предусматривает пребывание несовершеннолетних, эти несовершеннолетние годами находятся. Так быть не должно! Не проходите, пожалуйста, мимо! Заставляйте их работать! Насколько я понимаю, никто никогда никакого заявления ни письменного, ни устного по этому поводу не делал. И поэтому сейчас, например, предъявлять претензии правоохранительным органам как-то так даже неудобно.

Если же в монастыре находились дети, оставшиеся без попечения родителей, а это тоже было, то к органам опеки у меня двойной, большой, жирный такой, серьезный, твердый вопрос. Говорят, что монашки, которые находились в этом монастыре, оформляли опеку над детьми, забирали их жить в монастырь. Это тоже нарушение законодательства. Потому что наше действующее законодательство не позволяет передавать детей просто так любому гражданину. Оно позволяет передавать детей в семью! Для того, чтобы ребенку создать условия семьи, чтобы заменить ту семью, которую он утратил. Если ребенка вместо семьи передают в монастырь, это какой-то другой жанр, другая сказка. И мне кажется, что во всем этом многообразии сказочных персонажей должна разобраться прокуратура, а еще больше — следственный комитет.

Мне кажется, что кто-то много лет просто халатно исполнял свои обязанности.  Я надеюсь, что выводы какие-то последуют. И не только для этого монастыря, этой области и этого органа опеки. Монастырей много, детей там находится огромное количество. И специалисты по семейному устройству детей об этом знают. Но опеки продолжают закрывать глаза, правоохранительные органы — находиться в неведении, и никто ничего не делает. Давайте уже что-то сделаем что ли! Ну пора! Нам уже демонстрируют эти ужасы от раза к разу. Давайте как-то уже заканчивать что ли! Надеюсь на это. Уж сколько раз твердили миру!

Словосочетание алиментный фонд, фонд алиментов или сейчас уже гос алиментов или чего-то там такое, я слышал много, много, много раз. Каждый раз, как только начинаешь разбираться в существе вопроса, понимаешь, что же там происходит. Происходит то, что можно назвать красивым словом “роспопилбюджет”. Конечно же, все это создается ровно для одного: чтобы бюджет, то есть мы с вами, налогоплательщики, оплатили деятельность еще одной организации, которая будет что-то там собирать и что-то там распределять. Ведь это самая приятная работа, когда тебе дают бочку с чем-нибудь и крантик, который ты можешь открывать или не открывать. А рядом выстраивается очередь с кружечками. Вот это и собирается делать вот этот самый алиментный фонд.

Он собирает откуда-то из неба, из воздуха, взять деньги. Ну, конечно же, из бюджета! Существуя на эти деньги, предлагает раздавать их матерям, только матерям, к слову сказать, я это прочитал в Российской Газете. Отцам, которые получают алименты, раздавать никто ничего не собирается. Собираются матерям раздавать деньги, если они их почему-то не могут получить от плательщика алиментов, от отца. Что здесь не так? Казалось бы, идея здравая. Ну действительно, пока государство прокручивает свою машинку, вот, так сказать, фонд бы мог помочь. Ну, во-первых, никто не сказал, что государственный же фонд, или фонд, который создан при государственном участии, будет гораздо эффективнее, чем вся остальная государственная система. Ну с чего бы?! Приведите хоть один пример или одно доказательство. Это раз.

Второй момент. Для взыскания алиментов достаточно подать заявление и через пять дней получить судебный приказ. Ну, я не знаю, что еще эффективнее нужно сделать. Пять дней подождать — это для вас очень тяжелая, невозможная история? За пять дней вот этот фонд успеет проверить документы и выплатить деньги? Да не верю я в это! Система и на сегодняшний день достаточно эффективная. Но если женщина, подавая на развод, одновременно заявляет требования об алиментах, еще о чем-то, еще о чем-то, и процесс превращается в дорогое, долгое удовольствие, которое длится годами, то это вопрос к тому, кто подавал в суд. А почему вы отдельно не подали заявление о взыскании алиментов и не получили по судебному приказу эти деньги прямо сразу? Это раз. Второе. Работа судебных приставов. Вообще-то, судебные приставы в России работают. Работают медленно, печально и довольно малоэффективно, как во всем мире. Может быть, наши в каком-то вопросе чуть лучше или чуть хуже, но, тем не менее, они работают. До них надо донести исполнительный лист, или судебный приказ, и они начнут взыскивать деньги с того папаши или мамаши, которые детей сделали, а платить за их содержание не хотят.

И здесь встает вопрос: почему налогоплательщики должны оплачивать весь вот этот вот колхоз? Я, половозрелая взрослая женщина, нашла себе мужчину, забеременела от него, родила детей, после этого мужчина скрылся в туман и платить за них не хочет. Скажите, пожалуйста, я, как родитель, за детей своих отвечаю? Отвечаю! Я отца детей выбирала? Мать, хорошо, детей выбирал своим детям? Выбирал! Почему я не отвечают за собственный выбор? Почему они предлагают мне, вам, вам, вам — всем ответить за него? Почему за содержание детей человека, который бросил работу, не собирается получать никаких доходов, должны платить мы с вами? Почему разыскивать этих неплательщиков мы должны за двойную плату? Вот есть приставы, они уже существуют и они уже работают за государственные деньги. Мы уже, как налогоплательщики, за это заплатили. Почему мы должны заплатить за это второй раз? Объясните мне интерес во всей этой ситуации хоть кого-нибудь кроме тех, кто создает этот самый пресловутый алиментный фонд. Объясните — тогда, может быть, продолжу разговор.

А сейчас я хочу сказать, что все это просто большой обман и попытка снова залезть в карман государству, в карман каждому из нас, и получить какие-то деньги. Пускай государство платит за то, за что должно платить. Сейчас, тем более, самое время после кризиса или в самый его разгар.

Маленькую приятную новость принес нам Верховный Суд. Он в очередной раз рассказал о том, что раздел имущества супругов должен быть пополам. Да, суд может в некоторых случаях отступить от начала равенства долей супругов в интересах несовершеннолетних детей. Но это не значит, что если с кем-то остаются дети, то автоматически нужно ему нарастить почему-то долю. Нет, дети не имеют права на собственность родителей, и родители, собственно говоря, имеют право только на половину того, что они нажили в браке. Верховный Суд еще раз пояснил, что раздел в неравном порядке может быть только в каких-то исключительных случаях. И эти исключительные случаи каждый раз суд должен описывать. А само по себе наличие детей таким исключительным случаем не является. Ведь всегда с кем-то из супругов остаются дети. Это не значит, что второй супруг при этом должен остаться без штанов, или хотя бы без одной штанины.

В Государственную Думу внесен законопроект об изменении порядка отобрания детей .  В ту самую пресловутую семьдесят седьмую статью Семейного Кодекса и вводится новая глава тридцать восемь прим. в Гражданско-процессуальный Кодекс. Внесли этот законопроект Крашенинников и Клишас, и такой набор имен позволяет предположить, что закон этот-таки пройдет. Речь идет о том, чтобы именно суд определял, причем в течение двадцати четырех часов с момента подачи заявления, стоит отбирать ребенка или не стоит. Разумеется, в случаях, которые не требуют отлагательств, если ребенку угрожает смерть, и она может случиться прям в течение ближайших нескольких часов, то такого ребенка отберут все равно без судебного решения, а потом лишь будут разбираться, хорошо это сделали или плохо.

Законопроект наконец-то вводит судебный контроль за вот этим самым действием, отобрании детей из семьи. Это хорошо по многим пунктам. Во-первых, органы опеки и попечительства, которые как правило не являются уж такими большими юристами, не будут принимать решение по такому вот сложному юридическому вопросу. Будет это делать профессиональный судья. Во-вторых, если наша судебная система сможет так отрабатывать эти дела за двадцать четыре часа, то это не приведет к нарушению прав детей, не будет та ситуация, когда у нас орган опеки ходит кругами и думает, отбирать — не отбирать, отбирать —  не отбирать. Вот он в суд подал, вот как суд решит, так и сделаете.

Третье, что вводит законопроект, это то, что исполнением решения будут заниматься не органы опеки, не полиция, не кто-то там еще, а судебные приставы — исполнители. Органы опеки лишь будут участвовать в этом процессе для того, чтобы, извините, взять на руки ребенка и отнести его в приют. Это тоже очень важный момент. Потому что вот эти вот все прекрасные картины, когда тетеньки с лишним весом приходят и просто отжимают у матери кричащих и вопящих детей, это все, конечно, большая беда, и так поступать нельзя. Судебные приставы будут исполнять решения, ну, в соответствии с процессуальным законодательством. Жестко, конечно, но по крайней мере без вот этих вот жутких сцен.

Еще что стоит обязательно отметить. В этом законопроекте в настоящий момент нет ни слова про то, как детей возвращать. Я надеюсь, что в том числе с помощью юристов Команды адвоката Жарова, которые уже приступили к подготовке правок в этот законопроект, мы сможем что-то тут изменить. Самое главное, чтобы детей не только забирали по правилам, но и возвращали. Потому что дети должны жить в семье. А за законопроект — спасибо! Это первая попытка действительно четко, хотя и достаточно жестко, решить этот вопрос, а не разводить вот это вот все муму, которое все время продолжается при отобрании детей. То отбирают за протечку на крыше, то дожидаются, пока дети помирать начинают перед тем, как что-то делать для них. Давайте об этом помнить! И давайте поддержим этот законопроект!

На сегодня это все, что я для вас приготовил. Встретимся через несколько дней. Адвокат Жаров провел для вас правовой анализ реальности. Надеюсь, стало что-нибудь чуть-чуть понятнее. До встречи!