И снова к вопросу о «правильном» оформлении усыновления. Случай из практики. Наш доверитель решил стать полноправным отцом ребенку жены от предыдущего брака.  И сделал самое простое, что мог сделать в этой ситуации: поскольку настоящий отец ребёнка не был вписан в свидетельство о рождении, они пришли с женой в ЗАГС и  «установили отцовство». Вариант абсолютно законный, но порой таящий в себе дремлющую проблему. И она-таки всплыла — через годы. Обнаружился биологический отец, о котором не было ни слуху, ни духу, и который вдруг решил предъявить права на воспитание ребенка.

Такое случается. Либо люди начинают (к старости) думать «о душе», и тут внезапно обнаруживается, что они «не одиноки на этом свете» (очень хорошо показано в оскароносном советском фильме «Москва слезам не верит»). Либо просыпаются какие-то обиды или недорешённые материальные проблемы, и ребёнок используется как механизм давления.  А бывает так, что, действительно, мать даже и не уведомила биологического отца о том, что он —  отец. И спустя годы это всплывает…

Команде адвоката Жарова в данном случае разрешить ситуацию удалось.

По ходу дела выяснилось, кстати, что «биологическим родителем» двигала исключительно алчность, увидев, что бывшая сожительница «хорошо устроилась», а у него, наоборот, всё прахом пошло, он затеял канитель в расчете на деньги. Платить их в такой ситуации никто, разумеется, не собирался, и поэтому — длинный и тяжёлый судебный процесс, завершившийся, слава Богу, отказом в иске.

Но могло всё кончится иначе. Он мог стать папашей ребёнка, которого не видел более 10 лет (и вообще никогда). Со всеми из этого вытекающими.

Если бы ребёнок был усыновлён (а не установлено отцовство), проблем бы не было.

Или, вот, обратилась женщина. Установила отцовство с новым мужем, прошёл год — «помидоры завяли», а любовь прошла. И теперь новый муж доказывает, что он «не знал», что трёхлетний ребёнок от женщины, которую он знает два года — не его. И доводы приводит. И свидетелей. Да-да, тех, что «свечку держали» четыре года назад. Не знаю, чья позиция окажется ближе суду и удастся ли мужчине доказать своё «незнание». Вот такие последствия…

Поэтому — сжато напоминаю в очередной раз, чем усыновление отличается от установления отцовства.

Усыновление — это судебная процедура, после прохождения которой гражданин становится ребёнку усыновителем, приобретает все права и обязанности родителя по отношению к этому ребёнку, и все его родственники — также становятся родственниками ребёнку, а ребёнок — становится родственниками им.

Установление отцовства — административная процедура, свойственная как «настоящим» отцам, так и вообще любому лицу мужского пола, лишь бы он пришёл с матерью ребёнка в ЗАГС и написал совместное с ней заявление о том, что он этого ребёнка «признаёт» и просит установить в отношении этого ребёнка отцовство. И — тут же становится ему отцом.

Что общего? И в том, и в другом случае мужчина становится полностью полноправным отцом со всеми вытекающими последствиями (в частности, обязанностью содержать своего ребёнка, воспитывать его, принимать за него (или давать согласие) важные решения, он может наследовать за ребёнком (не дай Бог) и ребёнок будет наследовать за ним. В обоих случаях родственники со стороны отца становятся «полноправными» родственниками ребёнка.

Разница в деталях.

Во-первых, процедура усыновления для отчима означает, что нужно собрать некоторое количество справок, пройти медобследование и познакомиться с районным органом опеки и попечительства. Затем — обращение в суд, рассмотрение дела в суде (в 99% случаев быстрое и формальное) — далее, получение документов.

При установлении отцовства этого нет. Только паспорт и личная явка в ЗАГС.

Во-вторых, при установлении отцовства права и обязанности родителя наступают с момента записи в ЗАГС. В случае усыновления — с момента вступления решения суда в законную силу (в данном случае, это 10 дней с момента провозглашения решения).

В-третьих, значительная разница ожидает усыновителя и гражданина, установившего отцовство, если по какой-то причине появится желание «всё вернуть назад».

При установлении отцовства — гражданин вправе потребовать отменить запись об отцовстве, если сможет доказать, что при установлении отцовства он не знал, что этот ребёнок — не его.

Конечно, устанавливая отцовство в отношении достаточно «взрослого» ребёнка, мужчина, как правило, в курсе, что ребёнок не его. И закон говорит: назвался отцом, зная, что ребёнок не твой — обратной дороги нет. Но есть одно «но». Если, устанавливая отцовство, мужчина заблуждался, думал, что это — его ребёнок, — запись об отцовстве будет аннулирована.

При исключение отца из записи акта о рождении ребёнка, и, соответственно, из свидетельства о рождении, «папаша» освобождается от всех обязанностей, связанных с данным ребёнком. В первую очередь, он не будет платить алименты, не будет наследодателем для ребёнка, вообще, будет ребёнку — никто.

Если бы ребёнок был усыновлён так просто от этого факта «отделаться» не получится. Суд (а для решения вопроса потребуется суд) может обязать бывшего усыновителя платить деньги на содержание ребёнка.

Ещё один немаловажный факт. Если отец, признанный таковым в ЗАГСе, перестанет заниматься ребёнком, не будет участвовать в его жизни и т.п., мать ребёнка вправе обратиться в суд с иском о лишении родительских прав. Возможно, суд примет сторону матери и родительских прав «папашу» лишит, назначит алименты и т.д. Но при этом никто и никак не лишит бабушку и дедушку, дядей, тёть и прочих родственников права на участие в жизни ребёнка, на общение с ним.

При отмене же усыновления (аналог лишения родительских прав) — прекращаются все отношения ребёнка и родственников бывшего усыновителя.

Иными словами: если папа — папа, то пусть устанавливает отцовство,  если отчим — усыновляет.

20160411