Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Международное похищение детей: продолжаем возвращать!

Вступило в силу решение суда о возвращении детей, похищенных через границу. Отец ребёнка увёз детей, проживавших с матерью в Эстонии.

Тверским районным судом предписано немедленное возвращение детей матери.

Накануне это решение поддержал и Московский городской суд.

Это ещё одно дело в практике адвоката Жарова, закончившееся предписанием о немедленном возвращении перемещённых через границу детей. Создаём прецеденты, переводим их в устоявшуюся практику!


Приятная новость — Московский городской суд вслед за Тверским районным судом принял решение о возврате детей, которые были незаконно удержаны их отцом в Российской Федерации на протяжении почти года, о возврате этих детей к матери в Эстонскую Республику. Это дело знаковое, важное. Дело, которое в очередной раз показывает, что Конвенция о международном похищении детей, о которой так много говорили, она работает и в очередной раз напоминает нам, что детей похищать нельзя. Нельзя ребенка просто взять и увезти в другую страну только потому, что кто-то из двоих родителей решил, что так лучше. И вот об этом и сказал Тверской суд, а вслед за ним и Московский городской. Это одно из немногих решений по Конвенции, дошедших до апелляции и оставленных в силе, но тем не менее практика складывается, и очень радостно, что Команда Адвоката Жарова принимала в этом непосредственное участие, собственно говоря, это наше решение, мы ковали эту победу. 

Если говорить о термине “похищение детей”, то нужно обратить внимание, что мы не можем говорить о похищении детей вообще. Мы говорим о международном похищении детей и гражданско-правовых аспектах этого события. Вот об этом Конвенция. Поэтому термин “международное похищение детей” должен употребляться именно так, или “незаконное удержание”. Если вы взяли ребенка и уехали с ним в Петербург или в Сочи из Москвы, то это не может являться похищением по Российскому законодательству. Однако, если вы пересекли границу, это будет называться международным похищением детей. Уголовное наказание в этой ситуации может наступать, может не наступать. Зависит от законодательства той страны, откуда вы совершили перевоз ребенка.  В случае с Россией такого наказания уголовного нет, но в других странах оно встречается. Но вот термин “международное похищение детей”, его гражданско-правовые аспекты, они нашли отражение вот в этой Конвенции, и эта Конвенция, она применяется. Смысл ее очень простой. Если вы взяли ребенка и без согласия родителя или решения суда увезли его в другую страну, ребенка нужно вернуть в ту страну, откуда вы его вывезли.

Для Российской Федерации Конвенция вступила в силу в 2011 году, и дальше начался расти список стран, которые признали это присоединение, соответственно, с которыми эта Конвенция начала действовать. В настоящий момент их уже несколько десятков. Практически, ну, основная масса тех, кто присоединился к Конвенции, подтвердила то, что Россия также к ней присоединилась. Не подтвердили США и несколько других стран, но, тем не менее, Европейские страны — они это уже все сделали, и если ребенок будет вывезен в Европу, или, наоборот, из Европы в Россию, то Конвенция эта будет применима. В Россию она входила очень сложно, потому что она в своем роде уникальный международный инструмент, ничего подобного другого ни по каким другим вопросам в практике я не знаю. Эта Конвенция — она очень простая, очень четкая, очень понятная, и поэтому всеми принимаемая. Суть ее проста до невозможности: нельзя просто так произвольно перемещать ребенка из страны в страну. Родилась она в восьмидесятом году, когда внутри Европы пошла просто эпидемия таких международных похищений детей, когда родители, один из родителей хватал ребенка и убегал в другую страну. Если вы пересекли границу между, условно, Германией и Францией, то все, вы в домике. Дальше на вас не распространяется юрисдикция той страны, откуда происходит ребенок. И вот чтобы избежать вот этой вот, вот этого похищения в большом количестве, была принята эта Конвенция. Она оказалась очень хорошим инструментом, но крайне необычным. Ничего подобного ни в каких других конвенциях нет. Суд Российской Федерации, любой другой страны, куда был незаконно перемещен или где незаконно удерживается ребенок, обязан предписать возвращение этого ребенка вне зависимости ни от чего. Есть очень короткий список исключений. Какие это варианты? Это может быть эпидемия, это может быть война, это может быть еще какие-то другие события, которые мешают действительно ребенку вернуться благополучно. Но во всех остальных случаях суд обязан предписать возвращение. И в практике вот моей и моей команды таких решений уже несколько. Не буду говорить, что десяток, но мы приближаемся к этой цифре. Но вообще в Российской Федерации таких решений всего несколько десятков, и идут они, конечно, тяжело. Именно потому, что судьи по-прежнему рассматривают не вопрос о возвращении ребенка по Конвенции, а по привычке начинают решать вопрос, с кем ребенку лучше: с мамой или с папой? А вот этот вопрос в этот момент как раз и не решается. Ты сначала верни похищенного ребенка, а потом мы определимся, с кем ребенку лучше. 

Сама по себе Конвенция очень удобный и прекрасный инструмент, если бы она выполнялась буквально как в ней написано. Шесть недель — ровно такой срок отводится для принятия решения на государственном уровне о возврате ребенка. Ну, этот срок почти никогда в России не соблюдается. По крайней мере мне не известно решений, чтобы они вступили в силу вот за этот срок. Данное дело заняло чуть-чуть больше года. 

Возвращение ребенка из любой страны — это вопрос к суду той страны, куда похищен ребенок. То есть, если ваш ребенок, вашего ребенка похитили или незаконно удерживают в России, вы должны обращаться к российскому адвокату. Если вашего ребенка увезли в, например, в Данию, или в Бельгию, или в Португалию, то вашим другом на ближайшие месяцы станет адвокат из Бельгии, Германии или Дании, или в ту страну, в которую ребенка перевезли. Именно там этот вопрос будет решаться. В каждой стране свой механизм. Они немножко отличаются, но принцип один. Выбран либо несколько судов, либо каждый районный суд принимает такое заявление, и довольно быстро выносит решение, по крайней мере быстрее, чем в обычной ситуации, выносит решение о, предписывает возврат ребенка, выносит решение об этом.  А именно адвокат в той стране, в которой, в которой похищен ребенок. Есть ряд стран, в которых эта юридическая помощь будет даже и бесплатной. Не в России. В России бесплатной юридической помощи по этому вопросу нет. Но если ваш ребенок был похищен из России, или удержан вне вашего желания, и должен быть возвращен в Российскую Федерацию, имеет смысл обратиться к адвокату и в Российской Федерации, поскольку ну просто будет удобнее собрать некоторые наборы доказательств, документов для коллег за рубежом. У нас есть довольно богатый опыт работы с коллегами из других стран, когда мы помогаем готовить документы для судов уже в другой стране, чтобы ребенок был возвращен в Российскую Федерацию. Кстати говоря, вот здесь счет, ну, не в пользу нашу. В России меньше детей возвращают, чем возвращают в Россию. 

Довольно немного адвокатов занимаются трансграничными семейными спорами, и связано это как и с проблемой языка, так и с проблемой того, что нужно ну хотя бы в каком-то объеме знать зарубежное законодательство и понимать, как оно работает. Все очень не просто. Ведь если мы спорим между, например, Россией и Португалией, вы должны знать и российское законодательство, и понимать, почему португальский суд принимает то или иное решение, какие требования у португальской стороны будут к вашим документам. И только большой опыт позволяет преодолеть вот этот барьер, который имеется, потому что все очень непросто. Совместить сразу несколько законодательных систем в одной главе — не такая простая задача. Поэтому многие не берутся. Мы беремся, и, слава богу, опыт пока успешный.

К сожалению, все не очень просто. Вам придется подавать иск в суд, который находится на территории другой страны. Вам потребуются знания о законодательстве другой страны. Вам потребуются недюжие знания языка этой страны, в которой вы подаете иск. Кроме того, в некоторых странах вы не можете в принципе без юриста прийти в суд. Поэтому здесь, ну, мне кажется, даже и начинать не стоит. Единственное, что вы можете сделать, если вам не известен адрес пребывания ребенка на территории той страны, в которую он был похищен, вы можете обратиться либо напрямую в центральный орган той страны, который занимается обеспечением этой Конвенции, либо через Министерство Просвещения Российской Федерации, чтобы они официальным порядком запросили адрес ребенка, чтобы ребенка этого нашли на территории той страны, и запросили его адрес.  Но в суд подавать вам придется самостоятельно. Практически, хотя это допускается Конвенцией, но практически ни одна страна не обращается в суд от вашего имени. Вы должны это делать самостоятельно. Это ваш, ваш вопрос. Это ваш спор между родителями. Государство здесь только обеспечивает какие-то функции, но не является самостоятельным истцом. Поэтому обратиться в центральный орган Российской Федерации, например, можно. Но нужно понимать, что, скажем, по состоянию на февраль, по-моему, этого года уже с начала года поступило более трехсот обращений, которые просто физически коллектив Министерства Просвещения обработать не смог в течение там какого-то разумного времени. Поэтому если вы хотите долго — пожалуйста, можно так. Если вы хотите все-таки эффективно, то без адвоката вы точно не обойдетесь. И важный момент еще. Можно не брать адвоката на территории Российской Федерации. Если вы можете подготовить весь комплект документов, и у вас нет проблем с общением с западными коллегами и с западными адвокатами, и нет вопросов, что там происходит. Но с российским адвокатом это делать намного удобнее. 

Ну не совсем понятно, на что надеются родители, которые увозят детей за границу. Наверное на то, что не найдут, или не будет второй родитель возражать, или еще на что-то надеются. Иногда это, как им кажется, вынужденная мера, и по-другому они поступить просто не могли бы. На мой взгляд, позиция очень неправильная. Вообще, дергать ребенка и использовать его как аргумент в каких-то спорах — это неправильно с самого начала. Это не поддерживается судом ни в какой стране мира. Когда один родитель начинает использовать ребенка для того, чтобы получить деньги с другого родителя — это очень заметно. Это сразу вызывает отторжение у судей любых, в любой стране, не только в России, но и в других странах. Надеются на то, что это сойдет с рук. Но все реже и реже это сходит с рук. В Европе это вообще рутинные дела. Возврат детей происходит ну просто вот быстро и безболезненно, как, наверное,  конвенция эта и предусматривала. В Российской Федерации пока не так, но, поверьте, юристы, которые работают вот в этой сфере, которые занимаются семейным правом, которые занимаются трансграничными семейными спорами, они делают многое для того, чтобы и в Российской Федерации это стало рутиной. Воровать детей нельзя. Воровать в принципе нельзя. А детей в особенности.