Детей в России становится меньше. Я имею в виду, что здоровый (или не сильно больной) ребёнок младенческого возраста — как бы поаккуратнее сказать — дефицит. То есть, приходится стоять в очереди, ждать, надеяться, звонить по банкам данных… И вот, наконец, находится какое-то чудо (кучерявое и большеглазое, как правило), которое можно взять под опеки. А усыновить (пока, во всяком случае) нельзя. Потому, что мама у него — из Душанбе.

Мама не просто бросила кроху в роддоме. В качестве приданого она снабдила его, а также потенциального опекуна-усыновителя, огромным ворохом юридических проблем.
Как обычно развиваются события? После серии обязательных этапов (инфекционная больница, «транзитный» Дом ребенка №6…) малыш в результате оказывается в доме ребенка, где его и находит усыновитель или опекун, мечтающий забрать его к себе в семью. Этому человеку с большим и добрым сердцем в тот момент совершенно не важно, гражданка какой страны произвела на свет маленькое чудо.

Своего гражданства у крохи пока нет. Наша страна не присваивает его ребенку только по факту появления на свет на собственной территории. Из документов у маленького человечка — лишь российское «Свидетельство о рождении». Если мама показала в родильном доме свой паспорт и там означено какое-нибудь «зарубежье», в соответствующее посольство уходит запрос-уведомление о том, что от гражданки такой-то в России родился малыш, забирать, мол, будете?

Тем временем, перед органом опеки встает дилемма. С одной стороны, он должен устроить ребенка в соответствии с Семейным кодексом. Тот должен жить в семье. Статью 123-ю Семейного кодекса никто не отменял. С другой стороны, есть Минская конвенция 1993 года, которую подписала Россия (а также Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Молдова, Таджикистан, Узбекистан, Украина, Грузия) и в которой указывается, что опеку можно установить только в случаях, не терпящих отлагательства. Но ведь нахождение ребенка в детском доме — это как раз такой случай! Детский дом — не камера хранения, а место временного устройства ребенка. И если есть возможность передать его в семью, то это надо делать обязательно.

Решая эти вопросы, орган опеки должен иметь в виду, что большинство сопредельных с Россией бывших советских республик, а ныне независимых государств,  имеют в своём законодательстве  установление,  что если ребёнок родился от гражданки, например, Таджикистана (Украины и т.д.), то он также — автоматически — является гражданином страны своей матери, вне зависимости от территории, на которой он родился. И забирают его к себе.

Какова была ситуация прежде? В зарубежное посольство подавался запрос. Иностранная сторона, чаще всего, ничего не отвечала. По прошествии полугода орган опеки начинал оформлять ребенку гражданство России. Затем его, как оставшегося без попечения родителей, устраивали под опеку, усыновляли и так далее. А за рубежом о нем так никто и не вспоминал.

Сегодня ситуация иная. Тот же самый Таджикистан охотно забирает к себе «своих» детей. И тогда картина вырисовывается абсолютно другая. Выждав положенные полгода, Дом ребенка оформляет малышу гражданство. Потом все, например, благополучно складывается с передачей его под опеку. И вот проходит еще месяца три-четыре, как бац! Бюрократическая машина все-таки провернулась, сработала и разрушила намечающуюся идиллию – иностранное государство требует своего маленького гражданина себе. И увозит его от опекуна или усыновителя. Все строго по закону.

До этого неблагоприятного и трагичного для российского опекуна момента могут пройти долгие-долгие месяцы. Бюрократия работает неспешно, но уверенно. И финал, к сожалению, во многом предсказуем. Придут – и отберут: «Ребенок – иностранный гражданин, был им по рождению. Поэтому мы его забираем и будем дальше заботится о нем сами». Имеют право.

Если в случае со странами, некогда составлявшими Советский Союз, или, положим, с Африкой, ситуация может еще спуститься на тормозах, то есть «заграница» ребенка «забудет» и не востребует, то с другим государствами, например, европейскими все абсолютно четко и жестко. Мне пришлось как-то наблюдать ситуацию, когда к оставшемуся без попечения родителей малышу-французу консул приехал прямо в больницу, а в течение буквально двух-трех ней из Парижа прилетел специальный человек с люлькой и забрал младенца на родину.

Наши соседи по бывшему СССР в этом отношении работают медленнее, но «тренд» именно такой.
Возникает и другая коллизия. Допустим, ребенку, рожденному (опять-таки в качестве примера) гражданкой Таджикистана в России, дали российское гражданство. И вот встает вопрос об усыновлении. Нужно ли в принципе получать разрешение на этот шаг от таджикской стороны? Этот аспект обсуждался только, что называется, впроброс, между делом. Но ни разу – всерьез.

А вот еще соображение, подсказанное жизнью. Допустим, иностранное государство не возражает против усыновления их маленького гражданина у нас в России. Но, во-первых, сам процесс будет очень долгим, поскольку потребуется разрешение компетентного органа той страны, гражданином которой является ребенок. Во-вторых, у ребенка все-таки останется гражданство той страны. Может быть, наряду с российским. И это тоже будет вызывать определенные вопросы. По крайней мере, до 18-ти лет, а в 18 лет можно будет выбрать, какое гражданство оставить.

Вы, наверное, уже устали от перечисляемых проблем, но это — еще не все.

Правда состоит в том, что наши государственные органы совершено точно не рассчитаны на то, чтобы помогать вам как опекуну . Органу опеки гораздо проще отдать такого ребенка иностранному государству. Почему? Во-первых, льгот потом не надо давать. Во-вторых, не надо предоставлять после 18-ти лет квартиру.

Поэтому запомните. Этот ребенок нужен вам и только вам, а российском государству он – не нужен. Органы опеки часто не знают, что делать в такой ситуации, и начинают «выдумывать». В большинстве случаев люди врут не потому, что хотят вас обмануть, просто не знают, что делать. И вот отсюда вылезают эти «опеки на шесть месяцев». А также разные: «Вы подпишите вот здесь заявление о том, что мы вас предупреждали, что ребенка увезут или не увезут». На самом деле, они просто не знают, что делать.

А что делать?

Первое, если вам встретился именно такой ребенок, тысячу раз подумайте, сможете ли вы преодолеть все препятствия зная, что потом могут прийти и отобрать, поскольку ребенок гражданин другого государства.

Второе. Если вы все-таки берете такого ребенка, первоочередная ваша задача – поторопиться получить ему гражданство. И затем, не теряя времени, усыновить. Вот, собственно, и весь подход к ситуации, который хоть как-то способен гарантировать, что ребенок останется у вас – усыновление пока никто не оспаривал в таких случаях.

Третье. Орган опеки, передавая такого малыша под опеку, часто устанавливает срок опеки, и чаще всего —  шесть месяцев. На самом деле – это неправильно. Опека, что называется «на время», существует исключительно в формате «по заявлению родителей». То есть, если родители уезжают, например, работать на Чукотку, а бабушку назначают временно опекуном. Но это — совсем другая история, не про вас.

Поэтому в нашем случае — опека должна быть назначена постоянно, как положено, в общем порядке. Другое дело, что она точно также может быть и прекращена. Опекуна освободят от обязанностей опекуна, а ребенка передадут в соответствии с международным договором в тот же Таджикистан (опять-таки, для примера), если соответствующий запрос поступит.

Если всё вышесказанное понятно, и вами принимается — действуем!

Сначала обязательно убедитесь, действительно ли выбранный вами малыш – иностранец. Если в его свидетельстве о рождении указано, что его мама – иностранная гражданка, это первый настораживающий звонок. Тем не менее, необходимо выяснить, на основании чего сделан такой вывод, такая запись. Ответ вы сможете найти в медицинском свидетельстве о рождении, в такой маленькой, но весьма важной бумажке, копия которой иногда бывает в документах ребенка. Там должно быть отмечено, показывала ли мама в роддоме паспорт или нет. Если не показывала – тогда у ребенка — юридически — матери нет и путь для усыновления свободен.

Если с паспортом у мамы все оказалось в порядке, честно и откровенно ответьте себе на вопрос: «Смогу ли я обойтись без именно вот этого, конкретного малыша?» Потому, что гарантий того, что он останется с вами и не будет увезен за границу — никаких.

Если обойтись никак не получается, готовьте документы о передаче ребёнка под опеку, пишите заявление, забирайте, тут же, немедленно, подавайте на гражданство, и тут же, немедленно — на усыновление.

Тогда, может быть, проскочим. Надеюсь.