Удивительное, как известно, рядом, но оно запрещено. Верховный Суд выпустил Обзор практики о рассмотрении областными судами дел о международном усыновлении.

Я сейчас готовлю большую статью про международное усыновление и практику, складывающуюся сейчас. Так что не буду подробно про этот обзор что-то писать напишу главное.

По мнению обозревателей, в 2013 году лишь 15 заявлений иностранных граждан были оставлены без удовлетворения, при этом 4 решения были отменены (и усыновление всё-таки установлено) Верховным Судом. Цифра настолько ошеломляющая (исходя из 1247 всего рассмотренных дел о международном усыновлении), что просто аплодировать хочется.

Рано аплодировать. Всё проще. Никто до отказа в усыновлении (который, как вы теперь видите, надо обязательно обжаловать, это, вроде бы, небесполезно) и не доводит. Как же поступают?

Ответ есть в обзоре. Воронежский суд, рассматривая заявление об усыновлении иностранцами, вызвал в суд бабушек, теть, дядь усыновляемого ребенка и, разумеется, там спрашивал, в судебном заседании: не стыдно ли, тут детей усыновляют иностранцы, а вы, родные, мол, люди не забираете детей! И они, конечно, отвечали, стыдно, мол, заберем, мол, и даже, как пишет суд начали «сбор документов для оформления опеки над детьми». В результате, «в указанных случаях кандидаты в усыновители, являвшиеся иностранными гражданами, отказались поддержать заявления об усыновлении, в связи с чем производства по делам прекращены«.

Смотрите внимательно за руками: год (такой закон! Не менее года в банке данных) ребенок не был нужен никому, ни родственникам, ни российским гражданам. Пройдя круга три-четыре ада, направление на этих детей получили иностранцы. Месяца три-четыре покатались в суд, потом суд заставил прийти родственников (а как суду откажешь). В суде эти прекрасные родные люди (года, минимум, через полтора, как ребенок в детском доме) говорят: мы заберем под опеку, мы, мол, даже документ какой-нибудь для этого собрали. И всё. Усыновителю говорят: видишь, родные хотят ребенка забрать, ну как ты можешь? Вы бы стали продолжать процесс, видя, что в суде бабушка, вроде как, собирается ребенка забрать? Нет, конечно.

И отказа нет, и усыновление не состоялось.

Ответа на вопрос, а что дальше стало с ребенком, и попал ли он хоть в какую-то семью, обзор практики Верховного Суда, разумеется, не содержит.