Сколько нужно денег на содержание ребенка лет, например,  пяти? Ответ на этот вопрос довольно сложен: наверное, каждая семья решает это по-своему, у кого-то жемчуг — мелкий, а кто-то довольствуется щами без мяса. Универсальных рецептов тут нет, но, наверное, какую-то сумму назвать можно. Пусть, скажем, 100 рублей.

У ребенка есть мама и папа (в обычной ситуации), и, если они расходятся, то ребенок остаётся с одним из родителей. Чаще всего — с мамой, конечно. А папа уходит «ловить мамонта» в одиночестве. Мама остается кормить ребенка. Папа при этом должен денежки определенные приносить.

И вот тут начинается. Сколько денежек?

Закон определил (принимали в 1995 году), что второй родитель должен в качестве алиментов (взыскиваемых в судебном порядке) четверть своих доходов. Смысл тут такой: чтобы ребенок сохранил тот уровень обеспеченности, который был у него до развода родителей. Логика ясна, но чего добились? Справедливо ли это?

Нет. Причем не только в отношении родителя, уплачивающего алименты, но по отношению к ребенку — тоже.

Вспомним, что алименты — это, вообще-то, деньги, предназначенные для содержания ребенка. Не его родителя, не дачи-машины-квартиры, а именно ребенка. Причём — исходя из равенства прав и обязанностей родителей, продекларированной в законе — родитель, проживающий отдельно от ребенка должен вносить половину от этого, так? То есть, если на ребенка тратится 100 рублей, алиментщик должен вносить ежемесячно свои пятьдесят. Справедливо?

В реальности же он вносит 25% от официальной заработной платы, официального дохода. Это было прекрасное решение, когда все работали на госпредприятиях, и было известно, что в декабре будет «тринадцатая», и рассчитать доход на будущее можно было до копеечки… Но мир изменился. Все «мечты» о том, что алименты можно взыскать с собственности, или с «чёрного нала», которым алиментщик (или алиментщица — было в практике и такое) получает свои доходы — это всё фантазии. Нет, только то, что есть в справке 2-НДФЛ (или декларации 3-НДФЛ) может быть основой для взыскания алиментов.

Итак, на содержание ребенка с алиментщика справедливо взыскать 50 рублей в месяц. То есть, если его зарплата будет меньше 200 рублей — ребенок не доест, если больше — деньги пойдут не на ребенка.

Конечно, каждый взыскатель алиментов хотел бы получать побольше. Конечно, каждый плательщик алиментов хотел бы (по крайней мере, в принудительном порядке) платить поменьше. И, конечно, первый — третирует судебных приставов, чтобы те наступали плательщику на хвост. А тот, в свою очередь, устраивается сам в свою фирму «консультантом» с окладом 10000 рублей и предлагает получателю «ни в чем себе не отказывать» на 2175 рублей (четверть после уплаты налогов) в месяц. Так и живем…

Предлагается же очень простая вещь: надо доказать, какой уровень обеспеченности требуется ребенку,  к какому он привык — и исходя из этого установить сумму, которая требуется на его содержание, доказать это, как правило, не сильно сложно, чеки и договоры никто не отменял. Эту сумму поделить пополам — и взыскивать с родителя, проживающего отдельно именно в твёрдой сумме (разумеется, индексируя, но это уже и так есть в кодексе). Дальнейшее — проблемы плательщика, где и как он эту сумму добудет.

Не может родитель платить, беден, как церковная крыса, сломал ногу или выжил из ума — сумму всегда можно пересмотреть. Но взыскание по четверти дохода — атавизм. В сущности, из-за этой нормы «страдают» только те, кто честно платит налоги государству. Те же, кто скрывается — в шоколаде, ограничиваются или символическими «белыми» зарплатами, или платят, исходя из средней заработной платы (сейчас — порядка 30 тысяч рублей, то есть алименты  — семь с половиной). Вот такая арифметика…