Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Новые ограничения по коронавирусу в Москве. Зачем Собянин снова собирает наши личные данные?

С 12 октября все работодатели Москвы должны передать властям списки сотрудников, которых отправили на «удаленку».

Там должны быть указаны номера наших мобильных телефонов, номера автомобилей, а также номера карт «Тройка» или любого другого проездного билета.

Зачем столичные власти собирают такую информацию, если перемещение по Москве не ограничено?


1. Указ мэра г. Москвы от 05 марта 2020 года № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности». 

https://www.mos.ru/upload/documents/docs/12-YM.pdf

2. Указ мэра г. Москвы от 8 июня 2020 г. № 68-УМ «Об этапах снятия ограничений, установленных в связи с введением режима повышенной готовности».
https://www.mos.ru/upload/documents/docs/68-YM(4).pdf

3. Указ мэра г. Москвы от 25 сентября 2020 года № 92-УМ «О внесении изменений в правовые акты города Москвы».

https://www.mos.ru/upload/documents/docs/92-YM.pdf

4. Указ мэра Москвы от 06.10.2020 № 97-УМ «О внесении изменений в указы Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ и от 8 июня 2020 г. № 68-УМ»

https://www.mos.ru/upload/documents/docs/97-YM-fjlna.pdf

5. Указ мэра Москвы от 29.09.2020 № 93-УМ «О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 8 июня 2020 г. № 68-УМ»

https://www.mos.ru/upload/documents/docs/93-YM.pdf

6. Перечень заболеваний и состояний, требующих соблюдения режима самоизоляции: 

https://mosgorzdrav.ru/uploads/imperavi/ru-RU/pril1_.pdf

https://mosgorzdrav.ru/uploads/imperavi/ru-RU/deseases_detailed1.pdf


Ну что, теплый октябрь — это, с одной стороны, хорошо: можно сниматься на улице и улыбаться солнышку, которое вот-вот спрячется за горизонт, с другой стороны, теплый октябрь привел к тому, что у нас вот развился коронавирус, и Московская мэрия в частности предпринимает ряд усилий для того, чтобы, ну как бы правильно выразиться, ограничить граждан: то ли спасти их от вируса, то ли сделать так, чтобы ограничения эти не убили окончательно бизнес, который еще не отжался от пола с предыдущего коронавирусного всплеска. Не знаю, что делает Московская мэрия, она издает указы, согласно которым, например, с двенадцатого числа у нас грядут такие изменения, о которых стоит поговорить отдельно.

Во-первых, стоит сказать, что уже на каникулах находятся школьники, и несмотря на то, что не закрыты дошкольные учреждения или официально не закрывались частные школы и кружки, тем не менее и им рекомендовано прекратить свою работу и отправить всех своих детей — куда? — к родителям домой. Чем при этом должны заниматься родители — не очень понятно. Может быть, в поддержку именно их издан соответствующий указ мэра, в котором указано, что не менее тридцати процентов сотрудников нужно каждому работодателю, работающему в Москве, отправить на так называемую удаленку. Я, конечно, хочу посмотреть на масло-сыр-завод, который отправляет на удаленку треть своих сотрудников или на сотрудников типографии, например. Еще хорошо работают на удаленке водители такси, машинисты метро, ну и вообще все те люди, которых мы привыкли видеть в магазинах и в прочих местах: парикмахерские, ну и так далее. Ладно, хватит ерничать. Давайте поговорим серьезно.

Действительно, что-то предпринимает наше руководство для того, чтобы как можно больше людей, а мне кажется, целевое назначение — половина, сидели по домам и никуда не выходили. Ну, например, отправлены сидеть по домам все лица старше шестидесяти пяти лет. И чтобы это им было легко сделать, им ограничили возможность пользоваться транспортными картами. То же самое сделали и со школьниками. Школьники не могут сейчас проехать по транспортной карте. Правда, никто не мешает им проехать по “Тройке”, купленной вот буквально, так сказать,  вчера или купленной будет завтра. Ну, это школьники, студенты, пенсионеры, а теперь очередь за работящим населением, за теми, кто должен ходить на работу. Работодатель должен заполнить определенную форму, в которой указать, что из списочного состава, предположим, в икс сотрудников, икс разделить на три, сидит теперь по домам. И про этих сотрудников, которые сидят по домам, он должен заполнить номера телефонов, номера карт тройки, номера автомобилей, номера еще чего-то там, разных других проездных билетов, которых развелось огромное множество. Для чего это требуется? Ну, ровно для того, чтобы этого человека можно было потом прижучить. “Вам сказали сидеть дома на удаленке? Куда же Вы, мол, мамаша, поехали?” Или “Зачем вы пользуетесь своим транспортом, хотя вам сказали сидеть дома?” Хотя такие решения еще не приняты, но с работодателей такие сведения уже собирают. Иезуитским образом не собирается при этом информация о фамилии, имени, отчестве, но установить вашу фамилию, имя и отчество по номеру телефона, например, не представляет никакой, даже технической сложности для Департамента информационных технологий Москвы. Они и в прошлый раз собирали эту информацию, она у них уже есть. Говорят, правда, что уничтожили, но вот заодно и проверим.

Ну я бы здесь обратил внимание вот на что: несмотря на то, что передача такой информации о номере автомобиля сотрудника, или о номере его карточки “Тройка” якобы не носят персонального характера, и вроде бы как не запрещена законодательством, но с другой стороны, ни один работник не может быть понужден к тому, чтобы рассказать о том, какой именно автомобиль он водит, сколько у него их вообще и какие карты “Тройка” он собирается использовать. Поэтому выход тут очень простой. Если работник вам ничего не дал, вы ничего и не отправили. И париться по этому поводу не стоит. Ну, не дали — так не дали. Может быть, пешком ходит на работу сотрудник, а машину еще не купил — зарплата маленькая. Кстати говоря, о зарплатах и обо всем остальном. Мне кажется, что вот эти вот тридцатипроцентные отправления на удаленку  — это такой у нас новый эрзац-формат самоизоляции. Раньше говорили “самоизоляция” вместо того, чтобы сказать “карантин”. Теперь говорят “удаленка” вместо того, чтобы сказать, что предприятие фактически ограничивает свою работу из-за этого самого карантина, и естественно предприятие в этом случае потребует каких-то льгот или другой помощи для того, чтобы как-то выжить в этой ситуации. Но нет. Ему скажут: ”Ну у вас же на удаленке все работали!” Посмотрим, как работает парикмахер на удаленке. Ну как он работает? Никак! Такая информация о тридцатипроцентной на сегодняшний день удаленке должна будет передаваться работодателем еженедельно. Каждый понедельник они должны будут сообщать все эти номера “Троек” и телефонов для того, чтобы… Для того, чтобы что? Вот об этом никакой информации у нас нет, но скорее всего для того, чтобы потом в дальнейшем использовать это для контроля за передвижением граждан по территории Москвы. Может быть, это потребуется, может быть, нет, но такие закладочки ставятся уже сегодня.

Что делать работодателю в этой ситуации? К сожалению, скорее всего, все-таки сообщать сведения о тех сотрудниках, не о тех сотрудниках, а о количестве сотрудников, которых вы перевели на удаленку. А вот информировать ли Сергея Семеновича Собянина о том, какие номера телефонов имеют ваши сотрудники, вот здесь я бы поостерегся. Я бы просто оставил везде прочерки. Ну не сообщили вам ничего работники, вот и с этим и живем. Если вы работник, то, с другой стороны, никто не проверит вот 3222233 — это номер карты “Тройка” или то, что вы придумали только что. Поэтому мой вам совет: не надо мэру Собянину, который и так знает, что у вас есть автомобиль, знать о том, что он у вас есть второй раз, теперь в обезличенной какой-то форме. Если на сегодняшний день не запрещено пользоваться “Тройкой”, общественным транспортом, личным транспортом — пользуйтесь! Завтра это могут запретить. И вот тогда сведения о том, какие именно сидящие на дому работники имеют какой автомобиль, может потребоваться административно-технической инспекции, которая в предыдущую итерацию выписывала штрафы для того, чтобы эти штрафы начать выписывать снова. Боюсь, что дело к этому идет.

Мне не нравится то, что сейчас происходит. Указы мэра написаны очень безобразно с точки зрения юриспруденции. Я бы не спешил их сейчас обжаловать в суде, потому что и суд, скорее всего, примет не вполне правосудное решение о том, что: “Да ладно, все нормально, граждане! Сойдет!” Я считаю, что вот та система регулирования, которая на сегодняшний день предложена, она нехороша. Но есть маленькая проблема: я не гений. Я не знаю, как сделать лучше. Вот если знаете вы, пожалуйста, не молчите об этом! Я преклоняюсь перед Алексеем Алексеевичем Венедиктовым, который с упорством настаивает на том, чтобы так или иначе улучшать процесс, например, выборов как в Российской Федерации, так и в Москве. И много ему удается. Мне кажется, нужно последовать его примеру и рассказывать о тех необходимых изменениях, которые требуются для того, чтобы жить нормально даже в такой коронавирусной ситуации. Ну, например, не собирать сведения об автомобилях, а предложить какой-то другой способ регулирования этой всей системы. Если у вас есть такие предложения, вы можете написать да хоть в комменты! Я обещаю, что донесу их до тех ребят, которые занимаются написанием вот этого вот всего. А пока пожелаем всем нам удачи перед входом вот в эту вторую волну, или как хотите ее называйте. И дай бог, чтобы мы и вышли из нее все.