Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Поправки адвоката Жарова в законопроект сенатора Клишаса и депутата Крашенинникова (о порядке отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни)

Проблемы воспитания детей в семье, как правило, решаются их законными представителями. Именно родитель (усыновитель, опекун) определяет, что делать ребёнку, как обеспечить его всем необходимым и защитить от возможных опасностей. Однако, если оставление несовершеннолетнего в семье создаёт угрозу его жизни или здоровью, закон предписывает государственным органам немедленно вмешаться дл того, чтобы отобрать ребёнка из семьи (что это вообще за правовой механизм можно посмотреть тут). Хотя таких случаев не очень много, важно чтобы предусмотренный порядок этой процедуры позволял провести её максимально безболезненно для ребёнка. А для должностных лиц всё должно быть просто и понятно. В настоящее время законодателем рассматривается вопрос о том, как этот порядок изменить.

10 июля сенатор А. А. Клишас и депутат П. В. Крашенинников представили на рассмотрение Государственной Думой законопроект, который вносит существенные изменения в процедуру отобрания детей из условий угрозы жизни и здоровью. 

Институт семейных просветительских и правовых программ (ИСППП) всегда участвует в обсуждении законодательных инициатив, касающихся семейного права, и этот раз — не исключение. Мы с командой уже подготовили и направили законодателю предложение об изменении рассматриваемой реформы таким образом, чтобы принятый в итоге закон отражал действительность, был исполнимым и максимально удобным в применении. 

Главное место среди новелл занимает положение законопроекта об обязательном судебном урегулировании вопросов отобрания ребёнка. Так, в текущей версии законопроекта предлагается установить порядок, согласно которому орган опеки сначала должен получить судебное решение об отобрании, а уже после этого непосредственно отбирать ребёнка из условий, создающих угрозу его жизни и здоровью. Говоря человеческим языком, органы опеки должны после обнаружения ребёнка в опасности, оставить его там еще на сутки, получить судебное решение и только потом забирать его из семьи. 

Необходимо переписать этот пункт таким образом, чтобы сначала опека спасала ребёнка. И уже после того, как ребёнок окажется в безопасном месте, в течение  24-х часов можно спокойно заниматься оформлением всех необходимых бумаг и хождением по судам. 

Это является ключевым изменением в законопроект, поскольку меняет суть процедуры – ведь в первую очередь действие закона должно быть направлено на защиту детей от опасности, а вот уже когда угроза устранена, суду следует признавать уже состоявшееся отобрание законным (или отказывать в таком признании). 

В сущности, данная поправка в законопроект приводит в более логичную форму саму структуру процедуры — теперь обстоятельства, создающие угрозу жизни и здоровью, будут оцениваться судом непосредственно после их возникновения, что позволит принять наиболее правильное и объективное решение. 

Предложения, внесённые автором для обсуждения во время доработки закона, направлены также на более последовательное регулирование тех случаев, когда отбирать ребёнка действительно нужно — такие ситуации не терпят отлагательств и ожидания, когда «провернётся» бюрократическая машина — пусть суд заслушивает стороны, свидетелей, проверяет обстоятельства и истребует документы, только после того как ребёнку обеспечили безопасность.

В действительности, ситуации, при которых возникла необходимость отобрать ребёнка так или иначе рассматриваются судом и сегодня — либо в рамках иска органа опеки о лишении родительских прав, либо в рамках отдельного иска к органу опеки со стороны тех лиц, у которых ребёнок был отобран. 

Кроме того, согласно нашим поправкам, предлагается расширить круг лиц, которые могут обращаться в суд с заявлением о признании законным отобрания ребёнка — включив в него кроме сотрудников органа опеки также и членов комиссий по делам несовершеннолетних, и прокурора. Это изменение имеет целью разгрузить орган опеки (в случае необходимости, эту обязанность могут “подхватить” коллеги из КДН) и крайне необходимо для случаев, когда ребёнка уже отобрали и угроза устранена, но вот с иском выйти опеке затруднительно (на практике такое часто случается по самым разным причинам). 

Также предлагается изменить круг должностных лиц, уполномоченных непосредственно отбирать детей из условий угрозы жизни и здоровью — согласно тексту законопроекта оно будет производиться «судебным приставом-исполнителем с участием органа опеки и попечительства, органа внутренних дел и прокурора» в рамках исполнения решения суда по делу. Это предполагает практически невыполнимый уровень координации должностных лиц разных ведомств. Куда целесообразнее включить в действующее законодательство такие изменения, согласно которым орган внутренних дел и прокурор могут участвовать в непосредственном отобрании детей, однако их участие не являлось бы обязательным условием для формального соблюдения процедуры, — и это мы также предложили в качестве правок к законопроекту.

Необходимо отдельно отметить, что среди самых важных изменений, которые мы предлагаем законодателю для доработки рассматриваемого законопроекта, — введение процедуры незамедлительного возврата детей в семью непосредственно сразу после того, как обстоятельства опасности жизни и здоровью отпали.

“Существующая в настоящее время процедура отобрания детей, как и законопроект в целом, имеют своей целью защиту прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетних детей в случаях, когда возникает угроза жизни или здоровью ребёнка по вине родителей или заменяющих их лиц, либо вне зависимости от их вины. В связи с этим, полагаем необходимым включить в предложенный законопроект положение, закрепляющее порядок возвращения ребёнка в семью в случаях, когда обстоятельства угрозы жизни и здоровью несовершеннолетнего отпали, и его возвращение законным представителям будет безопасным для ребёнка. В противном случае, указанная мера защиты исключает возможность регулировать ситуации, когда угроза, из-за которой ребёнок был отобран из семьи, возникла не по вине законных представителей ребёнка. Такими ситуациями могут быть, например, пожар в жилище где проживал ребёнок, или обострение заболевания, которым страдает законный представитель ребёнка.“

Ознакомиться с письмом целиком

Надеемся, что наши поправки будут приняты в работу и войдут в финальный вариант документа. Они (в первую очередь) позволят сконцентрироваться на интересах ребёнка. Кроме того, эти поправки сделают работу сотрудников органов опеки более прозрачной. И им не придется изобретать велосипед каждый раз, когда они обнаруживают детей в опасности. Команда адвоката Жарова продолжает следить за судьбой этого важного законопроекта. Призываем всех специалистов в области защиты прав детей, а также всех неравнодушных присоединяться. Законопроект будет рассматриваться в первом чтении в рамках осенней сессии нижней палаты Парламента в сентябре 2020 года. Как видно, некоторые положения проекта федерального закона требуют более тщательной оценки и доработки.

Чтобы помочь наладить оптимальный механизм отобрания детей из условий опасности, сенатору А. А. Клишасу и депутату Госдумы П. Н. Крашенинникову направлено письмо с конкретными предложениями по улучшению некоторых вопросов рассматриваемого документа. Каждому, кто имеет непосредственное отношение к применению механизма отобрания детей, предлагаем принять участие в доработке законопроекта — как специалистам по семейному праву, так и законным представителям несовершеннолетних.

Адвокат Антон Алексеевич Жаров