Ну что, наша постоянная рубрика «хоть вы и не спрашивали — отвечаем». В конце апреля написал письмо в Минобр с просьбой что-то сделать с явно «зависающим» оператором Федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей.

Напомню, кому лень читать, что основная проблема в том, что записаться на прием в этот самый ФБД стало большой (а чаще всего — непреодолимой) проблемой. Система записи на приём стала вдруг (в обход самим же Минобром утвержденного регламента) электронной, через сайт — и это привело к тому, что записаться туда получается… Не получается туда записаться. Мы, во всяком случае, всей фирмой пытались — не смогли.

И — вот нам уже ответили.

Что важно сказать. Во-первых, текущий персональный состав подразделения, отвечающего в Минобре за федеральный банк данных — вменяемый и, если можно так сравнивать, лучший из имевшихся. Во всяком случае: слушают, слышат и отвечают.

Во-вторых, конечно, несколько удивляет, что работа в ФБД идёт настолько неспешными темпами: полтора, два часа на одного человека! Это во времена, когда приём у стоматолога рассчитан на 15 минут. Просто праздник какой-то!

В-третьих. К сожалению, выход из сложившейся ситуации так и не обозначен. Ну, если ничего не менять, то он и не будет найден. Даже если как-то привести эти самые 1,5—2 часа к каким-то адекватным веку значениям, в отделе просто, банально, не хватает людей. Насколько мне известно, их там (занятых не только приёмом граждан) всего трое. На всю страну. Даже смешно спрашивать, достаточно ли этого. Очевидно — нет.

Ну и, конечно, странно, что заявления, например, заполняются гражданином на приёме в ФБД. Под диктовку что ли? То есть запись на приём мы сделать электронно можем, а тут — не просто бумажки, но ещё и под диктовку?

Детей в банке данных становится всё меньше, ситуации, при которых они там оказываются — всё сложнее, здоровье детей — всё хуже, братьев-сестёр — всё больше… И, конечно, не удивляет, что за время приёма (одного человека? в день? или как?) «знакомство» происходит со 100 анкетами (в среднем). Выбор становится всё сложнее и сложнее…

И, конечно, на фоне этого региональные банки данных, подчинённые региональным властям, решают свои, региональные проблемы. И далеко не всегда это задача устройства детей в семью во что бы то ни стало. Секрет Полишинеля, что частенько РБД скрывают детей от устройства, и врут по телефону и просто прогоняют «залётного» из Москвы кандидата. По разным причинам.

И тогда человек имеет возможность обратиться в Москву, в ФБД. Конечно, из региона могут соврать и им, но тогда это придётся делать уже документально и официально, на что пойдёт далеко не каждый региональный чиновник.

Поэтому работа ФБД является важнейшим фактором контроля за региональной вольницей.

Говорят, что в ближайшее время в ФБД выйдет работать четвёртый сотрудник, принимающий граждан. Очень надеюсь, что на этом дело не остановится. Четыре — тоже мало.

Делайте что-нибудь, коллеги!

Если что (совет, там, какой-нибудь, дать, или присмотреть за чем-нибудь…) — так мы рядом. Смотрим. С укором.

ФБД ФБД ФБД ФБД ФБД