Наши СМИ (и онлайновые тоже) днями по полной и с разной степенью эмоциональности оттоптались на горячей теме существования в Интернете злокозненных групп, которые под видом безобидных игр заманивают детей в сети и склоняют к суициду. За минувшую неделю весь пар, вроде бы, выпустили. Теперь — моя очередь.

Лично я вижу эту проблему как многослойную. И от собственно интернета напрямую не зависящую.

Первый слой. История из конца 90-х. У моей знакомой — дочка лет 10-ти безумно обожала (как и многие ее сверстницы в то время) певца Женю Белоусова. И когда он умер в больнице в 1997-м, у девочки случился жесточайший внутренний кризис. Она всерьез решила, что если её кумира больше нет, то и для неё жизнь потеряла смысл.

К счастью, первой, с кем поделилась своими проблемами эта птаха, оказалась её мама. Мама поняла. Мама нашла правильные слова. Мама объяснила. И всё обошлось. Сегодня у этой девочки уже двое своих ребятишек.

Другой случай, но уже с трагическим исходом. Когда я учился классе в шестом, наш ровесник из параллельного класса покончил с собой. Причину, названную нам — не помню. Помню траурную линейку в актовом зале, заплаканных учителей и одноклассников. Интернета тогда у парня (да и ни у кого вообще) не было. А что было: очевидно, трагическая случайность сложившихся в голове мыслей и отсутствие рядом человека, которому эти сложившиеся мысли хотелось и моглось высказать.

Школьник, подросток всегда найдёт повод для грустно-ужасных мыслей и поступков. Особенно, когда у него гормональный всплеск и он сам не соображает, что с ним происходит. Главное, чтобы рядом вовремя оказался любящий, искренний, понимающий, родной (по крови или, что более важно, по духу) человек.

То же самое, кстати, в полной мере относится и ко взрослым. Они — во все времена — принимали трагические решения от одиночества и безысходности. (Перечитайте «Анну Каренину» Толстого или «Грозу» Островского). Это — природа человека. Для жизни ему нужна хотя бы поддержка.

Второй слой. Юридически никто и никому не запрещает ни в Интернете, ни в реальности плести небылицы и «играть» в разных персонажей. Никто не препятствует тебе, познакомившись в трамвае с девушкой, рассказать ей, какой ты крутой. Даже если тебя, на самом деле, выперли из института и денег ни копья. Ты можешь присочинить, что ты сейчас на трамвае просто едешь от одного своего «Бентли» до другого… Это твое право, наверное. Ну, и девушка тоже начнет тебе фантазировать… «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!»

Люди всегда выпендриваются, рассказывают байки, сказки, играют в игры (эту человеческую склонность давным-давно описал Эрик Берн в книгах «Люди, которые играют в игры» и «Игры, в которые играют люди»). Ясно, что ни в реальной жизни, ни в Интернете мы этого запретить не можем.

Кто-то играет в черных пауков, кто-то в розовых китов, кто-то в зорких соколов. И игры эти бывают ох, какие жестокие! Даже если нет Интернета. Так устроены дети, так устроены подростки. Защищены ли они? С точки зрения закона, да. Он карает тех, кто доводит несовершеннолетних до самоубийства путем издевательств или угроз. То есть противоправным поведением. А если — не противоправным?

Если мальчик думал про девочку, что она принцесса, но когда выяснилось, что она, простите, тоже пользуется туалетной бумагой, и никакая не волшебная фея, и потому он сильно разочаровался и ушёл из жизни, то можем ли мы обвинять девочку за то, что она не оправдала его надежд, его ожиданий? Конечно же нет!

Вот и в случае с Интернетом никто не обещал, что он станет средоточием мудрости и виртуальным парком прекрасных и добрых развлечений. Сеть — это кусок  жизни. Как и в жизни, там хватает всякого… И ваш ребенок все равно с этим столкнется. И в реале, и в виртуале.

Чья ответственность? Родители почему-то считают, что государства. Но на самом деле эта ответственность — ваша, дорогие родители! От вас зависит, как ребёнок отреагирует на очередную замануху: втянется, поддастся или плюнет и отвернётся.

Третий слой. Что-то мне подсказывает, по крайней мере, такое у меня сложилось интуитивное ощущение, что безусловно оправданный эмоциональный всплеск вокруг Интернета «случился отнюдь не случайно», простите за тавтологию. Уж больно сильно это отдает пиаром, кампанейщиной по очередному ограничению российской части веба и принуждению провайдеров контролировать контент сайтов. Что примерно то же самое, что заставить руководство телефонной станции отвечать за содержание разговоров абонентов. Не исключено, что ветер перемен дует со стороны  Мизулиной, которая горазда на такого рода заковыристые инициативы.

Да, Роспотребнадзор приводит статистику, как изменилось число суицидов после введения им осенью 2012 года реестра и блокировки сайтов, содержащих запрещенный контент. Например, информацию, которая побуждает детей к уходу из жизни и «объясняет им, что и как делать». Проблема в том, что эти статданные собирались непонятным образом.  И, судя по всему, до 2012 года не собирались вообще. Что уже, на мой взгляд, не вполне объективно.

Суицидологи (ученые, которые исследуют проблему добровольного расставания человека с жизнью) говорят, что число самоубийств в обществе никогда не изменяется резко. Параметр принципиально зависит только от двух факторов: от колебания уровни жизни на конкретной территории и от наличия там службы доступной психологической помощи. Всё!

И если социально-экономический климат изменить к лучшему быстро не получается, то хотя бы создайте единую для всей страны службу телефонной психологической поддержки — с одинаковым для всех регионов коротким номером — для стационарных и мобильных устройств.  Конечно, это стоит денег. Но и результат оправдает ожидания. Как и в тех странах, где подобная система уже действует.

А попытки цензурировать Интернет — это пустое. С таким же успехом можно попробовать подвергать цензуре человеческие мысли.

А вообще,  все почему-то подзабыли, что существует зона родительской ответственности. Всегда. Мама-папа должны, обязаны рассказать и объяснить своим чадам, что такое хорошо и что такое плохо. Что есть вещи (поступки) допустимые, а есть — абсолютно запретные. Именно родители выстраивают в голове у ребёнка систему координат, создают «дорожную карту», «полётный план» на всю жизнь. Это трудно, это требует массу времени и душевного напряжения. Но это — необходимо. Иначе всю науку малолетка освоит «на улице»  или в интернете (как современном варианте той  — помните? — хулиганской улицы).