Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Секс и закон. Ответы на ваши вопросы.

Секс и закон. Ответы на ваши вопросы.

В этом видео:

— Действует ли закон в обе стороны?

— А если девушка старше?

— Надо ли получать от партнера письменное разрешение на секс? 

— Может ли девушка «придумать» изнасилование?

— Как отличить добровольный секс от секса по принуждению?

— Какой срок давности по таким делам?

— А если девушка передумала?

— Что там в Голливуде?

— Можно ли обвинить в изнасиловании спустя 15 лет?

— Сексуальные домогательства на работе в России не существуют?

— Как защитить себя от обвинений в изнасиловании?

— Новая мораль и наше время.


И снова о так называемом “возрасте согласия”. Грубо говоря: мальчик с девочкой с какого возраста могут лечь в постель и не иметь никаких правовых последствий по этому поводу? На эту тему я записал несколько роликов, и они пользуются неизменной популярностью. Наверное, среди таких же мальчиков и девочек. Но я, честно говоря, не разбирался в этом специально. 

Вопросов поступает много, а некоторые из них повторяются, и поэтому продолжим тему. Ну в первую очередь, спрашивают, действует ли закон в обе стороны? Например, если девушке девятнадцать, а молодому человеку пятнадцать. Да, действует. Действительно, законодательство никак не различает, кто в половом смысле был старшим, кто был младшим. Старший, старше восемнадцати лет, отвечает за любое половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Это само по себе уголовно наказуемое деяние. Другое дело, что, согласно статистике и многолетним исследованиям, в том числе Института прокуратуры Российской Федерации, выясняется, что порядка семидесяти пяти процентов, больше трех четвертей вот такого рода преступлений, являются латентными.

То есть когда у нас девушка постарше, парень помоложе — это считается чуть ли не подвигом, но уж никаким не преступлением. Поэтому до этого информация не доходит ни до правоохранительных органов, никто не собирается писать заявление по этому вопросу. Но тем не менее это остается преступлением, и если кто-то из окружающих об этом знает и напишет заявление в полицию, разборки будут. Чем они закончатся — тут уже другой разговор: докажут, не докажут, достаточно ли будет оснований. Но тем не менее повторюсь: если старшему партнеру больше восемнадцати, а младшему меньше шестнадцати, то такого рода половое сношение является уголовно наказуемым. 

Или вот еще спрашивают: “Если обоим участникам любовных отношений до шестнадцати лет? Например, одному тринадцать, другому пятнадцать”. Слава богу, Уголовный кодекс на эту тему молчит, ничего не говорит, ну и мы на эту тему промолчим. А вообще, конечно, ну, с вершин собственного опыта — рановато будет. 

Попадаются и иезуитские вопросы: “А если на видео заснять согласие девушки на секс? Это поможет избежать наказания? Например, парню восемнадцать, девушке семнадцать. Или лучше взять расписку?” Ну, смотрите, мы таким образом можем довести эту всю ситуацию до полного абсурда и маразма. Если девушка дала согласие вот сейчас вот, сию минуту, в восемнадцать часов шесть минут тридцать восемь секунд, никто не мешает ей в тридцать девять секунд взять и передумать, правда? Поэтому вы со своим согласием можете смело проследовать туда, куда вы можете проследовать и без него. 

Поэтому смысла в этом какого-то нет, и здесь единственное, что можно посоветовать в качестве хоть какой-то гарантии — это иметь какие-то длительные отношения с человеком, понимая, способен он пойти в полицию и соврать на тему того, что отношения были недобровольными, или неспособен. Но в любом случае в регулярном режиме приходится сталкиваться с ситуацией, когда молодая девушка, проявив благосклонность к парню, через некоторое время, благодаря маме, сестре, двоюродной тете, передумывает и идет в полицию писать заявление. И таких заявлений много. 

Мне в год приходит несколько человек точно с такими проблемами. Заканчиваются они по-разному. Чаще всего, слава богу, тем, что девушка забирает в том или ином виде заявление. Ну, вернее, это называется “забирает заявление”. Все это не так просто, к сожалению. Но понервничать и предпринять определенные действия, в том числе связанные с расходами на адвоката и выработку защитительной позиции в данном вопросе, придется. 

Поэтому что я вам могу сказать? Самый сладкий для занятий сексом возраст, когда партнерам по семнадцать, восемнадцать, девятнадцать лет, там, шестнадцать, он и самый опасный. Он и самый, в этом случае, горючий. Леди тридцати пяти лет, при всем к ним уважении, реже пишут заявление об изнасиловании, чем девочки восемнадцати, семнадцати, девятнадцати лет. Ну что можно сказать? Сомневайтесь во всех, переспрашивайте, будьте в хорошем смысле недоверчивы. Доверяйтесь тем, кому доверяете. 

“Получается, что если девушка добровольно согласилась, а потом через месяц передумала и пошла в полицию, парня сразу примут на зону?” И в дополнение: “А какой срок давности по таким вот признаниям? Сколько дама может размышлять о том, ее изнасиловали или она сама хотела?” Ну, вспоминая ситуацию в Голливуде, как выяснилось, пределов тут нет никаких. И тоже самое практически есть и по делам такой категории в Российском Уголовном кодексе. Но в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации размышлять дама может от десяти до пятнадцати лет — это максимальные сроки давности по такому роду преступлениям, в зависимости от того, какой возраст был у потерпевшей, ну и других факторов, по какой статье Уголовного кодекса это деяние может быть квалифицированно. И ведь размышляют, и приходят к каким-то выводам, и приносят эти заявления. Эти заявления рассматриваются соответствующими органами, если не прошел срок давности. Так что, к сожалению, вот так. 

Отсюда мы никуда никогда не уйдем, и такие заявления будут рассматриваться в любом случае, даже если дама спустя пятнадцать лет вдруг вспомнила, что на заре ее туманной юности, лет в шестнадцать, кто-то потрогал ее за выступающие части тела. Я сейчас ничуть не ерничаю, но, к сожалению, очень много заявлений, которые подаются в таком случае, они носят какой-то такой странный, двоякий характер. С одной стороны, дама вроде как и не возражала, об этом говорят свидетели, с другой стороны, подумав некоторое время, выяснилось, что она все-таки возражала против подобного тактильного контакта. А следователь, он записывает довольно просто: Вы были против? Я была против. Он дотронулся? Он дотронулся. Все, иди — тюрьма. 

Такого рода дела довольно сложны в доказывании и требуют ну какого-то более пристального внимания общества, как мне кажется. Мы рассматриваем эти дела так хоть через призму ну некоторых, знаете, сощуренных глаз. Нам не хочется об этом говорить, нам не хочется задумываться о том, как относиться к подобного рода преступлениям. И общество в каком-то смысле даже качает. Если десять лет назад строчка из песни группы Леприконсы “доярку щиплет возле клуба” воспринималась вполне себе со смешком, то теперь это — уголовно-наказуемое деяние. И тот же самый семидесятипятилетний дедок, который десять лет назад наблюдал, как его отец делает это рядом с клубом, сегодня в клубе дотронуться до официантки двадцати веселых лет уже не сможет. Ему скажут, что он занимается чем-то очень нехорошим. Мир меняется. Меняется отношение к тому, что в нем происходит, и это необходимо отслеживать. Необходимо понимать, что многие из нас ходят сейчас ну по краешку, по какому-то краешку. Причем краешек этот мы сами с вами нарисовать не можем. 

И если бы были еще какие-то четкие указания. Ну, например, нельзя приближаться ближе двух сантиметров без письменного согласия будущей потерпевшей. Такого же нигде не написано. И большинство из нас, если бы действительно, как говорят некоторые феминистки, слышали, что нет — это нет, большинство из нас, наверное, не появились бы на свет. Во всяком случае, во времена моих родителей женщина никогда не выражала согласие на занятия сексом, она всегда была в каком-то таком положении, ну, слегка болит голова. По крайней мере так я видел взаимоотношения своих родителей, и так мне рассказывали одноклассники про своих родителей. В нашем поколении все немножко по-другому. Поколение юных молодых, которые идут следом за нами, воспринимают приглашение молодого человека с шампанским, цветами и шоколадкой домой послушать новую музыку как послушать новую музыку, хотя в нашей возрастной страте это однозначно означает, что-таки будет. 

То есть возвращаясь к сроку давности, нужно понимать, что через десять лет ситуация может измениться, и дама действительно может переоценить то, что происходило в те далекие года. Как от этого спастись? Я думаю, что ровно одним способом — действовать по закону. Уголовный закон довольно четко отделяет преступление от непреступления. Вот если был элемент насилия, то разговаривать дальше не о чем — это преступление. Если был элемент уговора — “он меня уговорил” — то здесь говорить о насилии не приходится, и уголовно-наказуемого деяния нет. Также не отвечает на вопрос о всяких взаимоотношениях вроде “А вот был он мой начальник, или он был старше меня, или он был убедительнее, я думала, что я не получу должность, если я с ним не пересплю…” — вот все вот это остается за рамками, по крайней мере, пока, Уголовного кодекса Российской Федерации. 

Я вам больше скажу, оно остается и за рамками Уголовного кодекса, если бы такой существовал, Соединенных Штатов Америки. Все, что там происходит на сегодняшний день, и о чем мы читаем в газетах и видим по телевидению, находится в рамках прецедентного права. То есть судьи считают, что нужно обратить особое внимание на то, что потерпевшие и жертвы находились вот в таких отношениях. Но я хочу сказать, что и Российский суд учитывает, при каких обстоятельствах происходило подобное правонарушение, и, как мне кажется, студент и студентка, или преподаватель и студентка, в этих двух парах разные ждут наказания виновных. 

Но еще раз. В мире, где социальная сеть может забанить президента собственной страны, потому что считает, что он говорит не то, что он должен говорить, ожидать того, что еще через пяток лет мы получим какую-то новую мораль, или, может быть, вернемся к какой-то позавчерашней старой, ну, тут никто не угадает, как будет. Единственное, что можно сказать: если между вами есть какое-то доверие, скорее всего никаких последствий уголовно-правовых ваших взаимоотношений не последует. Но если вы чувствуете, что вам приходится что-то преодолевать на пути к удовольствию, вполне возможно, рано или поздно эта ситуация может привести к тому, что объяснять свои чувства и поступки придется правоохранительным органам. Думайте об этом, любите друг друга. Ну, в наше время все сделано для того, чтобы вы это делали на расстоянии. 

А я продолжу эту тему, коли уж она такая интересная, и следующая пачка вопросов будет отвечена в следующем ролике. На сайте zharov.info вы можете найти много информации по преступлениям сексуального характера, и, конечно, если вы подверглись такому преступлению или вас обвиняют в таком преступлении, вам обязательно нужен адвокат. Отнеситесь, пожалуйста, к этому очень серьезно, потому что правовые последствия чрезвычайно высоки — до двадцати лет лишения свободы. Вот на такой радостной ноте позвольте с вами попрощаться. До следующего ролика! Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить.