Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Шапочки из фольги пора сертифицировать в Минпросвещения

Несмотря на возражения родителей, Минпросвещения всё-таки будет запрещать мобильные телефоны в школах. Как оно это собирается делать рассказывает адвокат Антон Жаров.


Когда нечего делать Министерству Просвещения, оно занимается не тем, чем обычно занимаются кошки. Оно занимается чем-то более осмысленным. Оно начинает заботиться о здоровье школьников. И ладно бы через детское питание, но сегодня заход был совершен через мобильные телефоны. Когда я прочитал эту новость, сначала у меня наступил гнев, потом отрицание, потом еще что-то, но никак к спокойствию и принятию я прийти не могу.

Первый, кто начал говорить про мобильные телефоны в школе, была Валентина Ивановна Матвиенко, женщина уже в таком солидном возрасте, что ее внуки уже вряд ли ходят в школу. Но тем не менее она говорит, что мобильные телефоны, будем кратки, в школе нужно запретить, по крайней мере ограничить. «Дети Mail.ru» провели опрос, по результатам которого оказалось, что сорок три процента родителей против такой идеи, а тридцать восемь ее поддерживают, но с определенными условиями: хотя бы кнопочный телефон, но дитятке надо оставить. И то правда, двадцать первый век! Мы должны быть все время на связи. По крайней мере взрослые так живут и не собираются жить по-другому, а детям почему-то надо обязательно в какой-то другой формации.

Но Министерство Просвещения пошло еще дальше. Оно провело опрос на своем сайте. Я его уже, извините за такое непарламентское слово, “обстебывал” недавно в своем “кофейке”, где говорил, что этот опрос никак не походит на социологическое исследование, а является просто-напросто формирующим опросом, то есть короче, задают вопрос: “Когда вы перестали пить коньяк по утрам?” Ответы, конечно, понятно, какие. Так вот, в результате этого опроса я даже не буду называть цифры, потому что это не опрос, Министерство Просвещения сделало вид, что оно кого-то опросило, и там девяносто, восемьдесят и так далее за гранью людей, которые, разумеется, одобряют все то, что предлагает Министерство Просвещения. Это, разумеется, не так.

Даже если сравнить эти два опроса, получается, что Министерство Просвещения ну как минимум сделало что-нибудь не по-научному. С другой стороны, науку и высшее образование от просвещения уже давно отрезали, и теперь можно как в начальной школе без синусов, тангенсов, косинусов, так, по-простому, треугольничек — значит, прямоугольный.

Но тем не менее Министерство Просвещения продолжает настаивать на том, что мобильные телефоны в школе — это абсолютное зло. Russia Today передает, что рабочая группа, в которую вошли Министерство Просвещения, Роспотребнадзор и Рособрнадзор рекомендовали регионам России рассмотреть вопрос об ограничении использования мобильного телефона. Нужно создать какие-то камеры хранения для этих телефонов, нужно придумать какой-то способ как их выключать, хотя нет ничего проще. Ну, когда вы идете в кино, просят выключить звук. Чем урок отличается от кинематографа? Да ничем. Давайте выключим звук и дальше просто будем сидеть с этим телефоном в кармане. Никто никому не помешает, не так ли?

Но Министерство Просвещения не было бы Министерством Просвещения, если бы сквозь какой-нибудь запрет не выскальзывала маленькая-маленькая такая деталь: где же можно на этом запрете заработать? И вот что нам рассказывает зампред комитета Госдумы по образованию и науке Борис Чернышов. Он предлагает ввести запрет на использование мобильных телефонов в школе, а использовать школ, извините, шкулофоны. Ближайший аналог, который я могу привести — это е*****а! Это такая штука, которой не существует, но все сразу понимают, о чем идет речь. Вот тоже самое шкулофон. Я себе представляю, ну есть и советские анекдоты про то, что кое-куда не лезет и не жужжит — про советскую жужжалку. Это будет та же самая советская жужжалка, которая никуда не лезет и совершенно никак не жужжит. Ну бог с ним! Пусть выпускают!

Интересно же, что же они напихают вовнутрь. А там будет “Российская электронная школа” и “Московская электронная школа”, это, если вы, родители, не поняли, вот эти вот глючные программы, в которых вы пытаетесь посмотреть оценки учащихся и далеко не всегда это вам удается. Справочник, учебный справочник по общим вопросам. Что они имеют в виду? Русскую Википедию, переделанную Большую Советскую Энциклопедию? Что такое “общие вопросы”? Калькулятор. И вот тут мой гнев и возмущение превышают все возможные пределы.

Вы помните, сколько было разбито копий и, наверное, лиц за то, чтобы школьникам не давали возможность пользоваться калькулятором? Как же?! Они отучатся считать устным счетом! Продавцы счетных палочек разорятся! Ну ничего, как-то выжили. Как до этого пережили, помните, переход с перьевых ручек на шариковые? Я этого, конечно, не помню. Но вот моя мама очень хорошо помнит, когда в магазинах появились шариковые ручки, но писать ими запрещали, потому что “Нет-нет, ну что вы! Почерк ужасный будет!” Интересно, удается ли заработать красивым почерком в сегодняшних реалиях хоть кому-нибудь, кого заставили учиться писать перьевой ручкой? Та же история ждет и смартфоны. Как они вошли в нашу жизнь, так и они оттуда уйдут, только будучи сменеными чем-нибудь более современным, более проактивным, чем сегодняшние гаджеты.

Еще одну штуку засунут в шкулофон — это школьный внутренний интранет, в котором будет встроена специальная программа, блокирующая любые попытки буллинга школьников друг другом. Программа будет настроена на определенные оскорбительные, угрожающие, унижающие достоинство собеседника словосочетания или слова. Ну если кто-то из вас хоть чуть-чуть читал что-нибудь про современные системы распознавания текста, речи и так далее, вы все уже давно понимаете, что ситуация, когда оценивают текст по отдельным словам или даже словосочетаниям, безнадежно, вот совершенно как каменный век, устарело. Если вы попробуете на федеральном портале нормативных правовых актов, извините, что я отхожу немного в сторону, ввести слово ребенок через букву “ё” и через букву “е” тоже, это слово не будет пропущено. Почему? Да потому что там есть вот это “е” и “б” в одном слове. И это не пропускается, в каком бы словосочетании вы это бы ни поставили. Это не двадцать первый век, это какой-то семнадцатый! И абсолютное вот это вот ***нина.

Еще одна цитата из товарища Бориса Чернышева, или господина, извините. “Мы не лишаем ребенка мобильного телефона, мы предоставляем ему вместо развлекательного — образовательный контент, вызывающий интерес”. Это калькулятор будет вызывать, или школьный интранет, или справочник по общим вопросам? Ну-ну. “Убежден, шкулофон поможет школьнику не только сконцентрироваться на учебном процессе…” Господи, хоть что-то придумали, что поможет школьнику, родители школьников, сконцентрироваться на учебном процессе! “…но и повысит самооценку ребенка, увеличивая его стремление совершенствовать свое образование”. Уж если и что-то и будет совершенствовать данный шкулофон, так это способы обхода всяких блокировок и способы пролезания через интранет в большую глобальную сеть интернета. Школьники с этим справятся, и быстрее, чем вы думаете.

Ну и последнее. Роспотребнадзор, он же выдал нам специальные рекомендации, что же делать школьникам с мобильным телефоном.  Я опущу с вашего позволения весь текст, желающие могут прочитать, и процитирую только памятку для обучающихся, родителей, педагогических работников по профилактике, прости господи, неблагоприятных для здоровья и обучения детей эффектов от воздействия устройств мобильной связи.

Первое. Исключение ношения устройства мобильной связи на шее, поясе, в карманах одежды с целью снижения негативного влияния на здоровье. Второе. Максимальное сокращение времени контакта с устройством мобильной связи, ну и так далее. Я позволю себе только процитировать еще предпоследний и последний пункт. Пятое. Размещение устройств мобильной связи на ночь на расстояние более двух метров от головы.

Ну и шестой пункт, который забыл почему-то Роспотребнадзор и Министерство Просвещения. Очень рекомендую! Итак, шестое. Используйте, пожалуйста, сертифицированные шапочки из фольги!