Антон Жаров, адвокат, руководитель «Команды адвоката Жарова», специалист по семейному и ювенальному праву

С разрешения участника процесса публикую (убрав персональные данные)  апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда. Это, вероятнее всего, первое применение (вернее, в данном случае, неприменение) Конвенции о похищении детей в суде апелляционной инстанции.

Используя этот опыт, насколько мне известно, состоялось также решение Пятигорского городского суда Ставропольского края (который рассматривает дела по этой конвенции в рамках Северо-Кавказского федерального округа). Там также отказано в возвращении ребенка в Японию (речь шла о перемещении ребенка до вступления Конвенции в силу для России и Японии).

В чём суть данного дела. Отец (гражданин Италии) обратился в российский суд и требовал применить Конвенцию по отношению к случаю переезда его супруги с ребенком в Россию. По мнению истца, такой переезд должен считаться похищением и, в силу Конвенции, ребенок должен быть возвращен ему в Италию. Истца (и троих его адвокатов) не смущало, что  Конвенция не вступила для пары стран Россия — Италия, они утверждали, что если две страны её в принципе подписали, то её нужно применять, несмотря на особый порядок вступления её в силу (Италия, например, должна признать присоединение к Конвенции России). Им удалось запутать напрочь судью Тверского суда, которая весь этот бред перенесла в решение.

Я представлял интересы ответчика (матери ребенка) в апелляционной инстанции, в Московском городском суде. Надо сказать, что получив нашу апелляционную жалобу, очухалась и прокуратура, принеся протест (сроки для подачи протеста ей пришлось даже восстанавливать).

В итоге, суд апелляционной инстанции постановил очевидное: пока Конвенция не вступила в силу для пары «страна — Россия», применять её в рамках дел, предусмотренных главой 22.2 ГПК РФ, преждевременно.

Решение по Конвенции о похищении детей

o02-0

o02-1

o03

Актуализировано 09.10.2014