Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Tag: суд (page 2 of 7)

Лишение родительских прав

Лишение родительских прав — сложная и тяжелая процедура.

Постановление Пленума Верховного суда РФ от 14.11.2017 разъяснило нюансы лишения родительских прав как кровных, так и приёмных родителей. Впервые было сказано, что приёмных родителей можно ограничивать в родительских правах также, как и биологических родителей.

14 ноября 2017 года Верховный Суд принял Постановление Пленума Верховного Суда, в котором ещё раз рассмотрел вопросы, связанные с лишением родительских прав. Это Постановление не явилось революцией, но надо сказать, что любое Постановление Пленума Верховного Суда никогда не меняет законодательство. Оно лишь рассказывает о том, как именно применять действующее законодательство, которое уже имеется в настоящий момент. Кроме того, Верховный Суд неоднократно до этого с тем же материалом, с тем же Семейным Кодексом, уже разъяснял, как применять законодательство при лишении родительских прав. Но в этот раз нормотворчество пошло по более правильному пути, Верховный Суд начал рассказывать нижестоящим судам о том, как применять это законодательство, буквально по полочкам раскладывая, как именно это делается. На мой взгляд, Постановление Пленума Верховного Суда довольно интересно для комментария, и я позволю себе откомментировать несколько положений.

Разъяснения Верховного суда

Прежде всего нужно отметить, что Верховный Суд разрешил (теперь, что уже называется «сверху») применять по аналогии законодательство при ограничении родительских прав усыновителей. То есть раньше был разговор такой, что усыновителям можно было только лишиться родительских прав, то есть полностью отменить усыновление, больше никакого варианта для тех усыновителей, у которых случилась беда и они не могут заниматься своими детьми как следуют, не было. Могли только отменить усыновление. Это аналог лишения родительских прав.

А теперь, — сказал Верховный Суд, — можно применять по аналогии и ограничение родительских прав, то есть, на мой взгляд, это более прогрессивный подход. Действительно, иногда случаются такие обстоятельства, когда усыновитель не может в силу различных причин продолжать осуществлять свои родительские права, но лишать его родительских прав вроде как не за что. При таких обстоятельствах можно будет ограничить его в родительских правах. Единственная история, что Верховный Суд не пошел до конца в этой аналогии и не рассказал, например, что делать с восстановлением родительских прав усыновителей, можно ли так делать. Если усыновление было отменено, то можно ли вернуть все обратно. Вот этот момент в данном Постановлении Верховный Суд не указал.

В других Постановлениях довольно сказано чётко и понятно — и это, собственно следует напрямую из закона — отмена усыновления, к сожалению, процесс односторонний. Если уж отменили усыновление, восстановить уже невозможно.

Второй момент, который обращает на себя внимание: Верховный Суд указал, что при ограничении родительских прав нельзя указывать срок, на который вводится такое ограничение. Раньше были часты решения, когда вводилось ограничение на какой-то срок, например, родительские права ограничивались на 6 месяцев или на год. Верховный Суд совершенно справедливо указал, что ограничение родительских прав — это не отрезок времени, а луч (есть начало, но нет конца). Верховный Суд правильно указал, что при ограничении родительских прав срок установлен быть не может, то есть оно начинается и заканчивается одним из двух: либо родительские права будут восстановлены, либо родительских прав лишаются окончательно. Но автоматически ничего не происходит. Прошло полгода или любой другой срок, но родительские права продолжают быть ограничены.

При обращении в суд с иском о лишении родительских прав Верховный Суд подробно расписал, кто может это делать, ещё раз разъяснили, что лицами, заменяющими родителей, являются опекуны, усыновители, попечители, приемные родители, патронатные воспитатели. То есть все те лица, которые в силу закона являются законными представителями ребёнка, а не просто те лица, у которых ребёнок находится на попечении в бытовом смысле. Если ребёнок в бытовом смысле, например, находится на попечении у своей тёти, это не значит, что тетя имеет право подать на лишение родительских прав. Вот когда тётю назначат опекуном, тогда можно будет ставить об этом вопрос.

Основания для лишения родительских прав

Если брать конкретные основания для лишения родительских прав, их всего немного. Ст. 69 Семейного Кодекса не претерпела каких-то существенных изменений и по всем этим основаниям Верховный суд подробно прошёлся.

Одно из основных, самых «популярных» оснований для лишения родительских прав — это злостное уклонение от уплаты алиментов. Суд ещё раз пояснил, что уклонение от уплаты алиментов может быть только в том случае, если эти алименты уплачиваются по решению суда или по нотариально заверенному соглашению между родителями. Если алименты не уплачиваются просто, то в данном случае, к сожалению, говорить о том, что имеется злостная неуплата алиментов, нельзя.

Но вместе с тем суд пошел дальше и объяснил, что такое злостная неуплата алиментов. Раньше бытовала точка зрения и она была отражена в документах Верховного Суда РФ о том, что злостное уклонение от уплаты алиментов — это когда есть уголовное дело об уклонении от уплаты алиментов. Только в этом случае. Нет, не только!

Верховный Суд, обращая внимание, что уклонение от уплаты алиментов должно быть злостным, говорит, что не только постановление судебного пристава о привлечении к ответственности за уклонение от уплаты алиментов может являться обоснованием такого иска, но и какие-то другие обстоятельства. В частности, само по себе наличие задолженности об уплате алиментов уже может свидетельствовать о том, что человек злостно уклоняется от их уплаты вне зависимости от того, привлечен он к ответственности или нет. Также сокрытие должником заработка или иного дохода — тоже является уклонением; розыск родителя, обязанного уплачивать алименты, ввиду сокрытия им своего местонахождения; привлечение родителя (уже как один из вариантов) к административной или уголовной ответственности за неуплату средств на содержание несовершеннолетнего ребёнка.

Это прорыв на самом деле. Раньше основанием для лишения родительских прав само по себе наличие задолженности не являлось. Нужно было обязательно добиваться от приставов привлечения должника к ответственности, что было связано со значительными трудностями. Однако само по себе наличие задолженности не является жестким автоматическим основанием для лишения родительских прав. Суду необходимо учитывать продолжительность и причины неуплаты родителем средств на содержание ребёнка, то есть это вопрос, требующий доказательств. Само по себе наличие задолженности не является основанием.

Если взять практику, наличие задолженности всегда добавляет аргументов при лишении родительских прав, тем более, обычно мы при этом наблюдаем, что второй родитель не общался с ребёнком длительное время, никак не участвовал в его жизни и до кучи — не выплачивал алименты. Вот в таком случае эта история будет учтена, однако теперь суд должен входить в обсуждение: почему же второй родитель не уплачивал алименты, может быть у него были на то какие-то объективные причины и основания.

Основания, предусмотренные абз. 3 ст. 69 Семейного Кодекса, а именно когда родители отказываются без уважительных причин взять ребёнка из организации, где он находится. Обычно это не требовало каких-то пояснений, но являлось достаточно редким для использования в жизни граждан. Обычно такие заявления подавали организации для детей, оставшихся без попечения родителей, например, когда ребёнок находится в доме ребёнка, и родители его не приходят, не забирают ребёнка. Вот это было основанием для лишения родительских прав. Теперь Верховный Суд ещё раз подчеркнул, что рассматривая это дело, судья должен выяснить, какими причинами был обусловлен отказ взять ребёнка из организации для детей, оставшихся без попечения родителей. И если причины эти были уважительными, то отказать в лишении родительских прав.

Ещё один момент, который требует пристального внимания. Верховный Суд указал нижестоящим судьям о том, что они должны входить в обсуждение ещё одного вопроса — было ли основание у родителей в принципе помещать ребёнка в дом ребёнка.

Ведь часто ситуация происходит так, что мать одинокая поместила ребёнка в дом ребёнка, некоторое время не приходит, ставится вопрос о лишении её родительских прав. Здесь суду предложено ставить вопрос о том, а было ли у неё основание для помещения ребёнка в дом ребёнка? Ведь это не камера хранения, туда нельзя принести произвольно ребёнка и оставить его жить там, потому что мама просто не хочет его воспитывать. Должны быть определенные основания, например, тяжелое материальное положение. Теперь суд должен исследовать эти обстоятельства при решении вопроса о лишении родительских прав, что на мой взгляд является справедливым и правильным. Также суд должен проверить, поддерживаются ли отношения между родителем и ребёнком, и другие обстоятельства, которые и ранее выяснялись, но здесь они изложены более подробно и полно. Надеюсь, это вызовет более правильную правоприменительную практику, когда судьи будут единообразно действовать в этой ситуации, потому что нередки были случаи, когда вообще без всяких доказательств родителей лишали родительских прав в отношении детей, которые находились в доме ребёнка. Это с одной стороны. С другой стороны, вызывали сто раз маму ребёнка, которая уже даже забыла как её ребёнок выглядит, чтобы выяснить, каковы были причины. Здесь требуется найти баланс, вот этот баланс пытается найти Верховный суд в своем постановлении.

Есть одно из оснований лишения родительских прав — злоупотребление родительскими правами. Суд поясняет, что не любое злоупотребление родительскими правами является основанием для лишения родительских прав. Например, злоупотреблением родительскими правами будет являться создание препятствий в обучении, вовлечение в азартные игры, склонение к бродяжничеству, вовлечение в деятельность организаций, запрещённых в РФ, и тд. Это более подробное, более чёткое пояснение на самом деле необходимо судам, потому что у нас под злоупотребление родительскими правами затаскивали всё что угодно. Например, не дал согласие на выезд за рубеж — всё, злоупотребление. Это не так. Действительно должно быть употребление родительских прав во зло ребёнку. В данном случае Верховный Суд более подробно описывает эту ситуацию, давая возможность нижестоящим судам более грамотно применять закон.

Последним перечисленным в ст. 69 Семейного кодекса основанием для лишения родительских прав является совершение умышленного преступления против жизни и здоровья супруга или второго родителя ребёнка. В данном случае Суд уточнил — хотя на мой взгляд это было очевидно, но правоприменительная практика шла по разным путям — что для того, чтобы лишать родительских прав по этому основанию, требуется приговор суда либо постановление, прекращающее уголовное дело по нереабилитирующим основаниям. В данной ситуации это само по себе требует уточнения, потому что нереабилитирующие основания бывают разные. Прекращение уголовного дела по истечению срока давно является нереабилитирующим основанием, а, тем не менее, сказать при таких обстоятельствах, бил папа маму или мама папу, невозможно. Поэтому здесь, мне кажется, будет ещё внесено изменение и уточнят, какие именно основания для прекращения уголовного дела являются всё-таки основанием сказать, что преступление было совершено.

Ещё один момент на который обращает внимание Верховный Суд. Лишение родительских прав может быть осуществлено в отношении того родителя, который контролировал ситуацию, то есть обстоятельства, которые явились основанием для лишения родительских прав, должны зависеть от действия этого родителя. А по обстоятельствам, которые не зависят от действий родителя, например: психическое расстройство, хроническое заболевание, за исключением алкоголизма и наркомании — в этих случаях родитель считается невиновным в случившихся обстоятельствах и, соответственно, лишен родительских прав не будет.

Верховный Суд обошел вопрос стороной, что делать с детьми, родители которых находятся в местах лишения свободы. Здесь есть определенные комментарии Верховного Суда, которые были даны в других местах, в так называемых ответах на вопросы, когда Верховный Суд разъясняет какие-то положения законодательства по отдельным запросам судов или по тому, что они анализируют практику работы. При таких обстоятельствах была высказана позиция Верховного Суда, но в данном Постановлении этот вопрос не нашел отражения, и что же делать с детьми, родители которых находятся в местах лишения свободы, можно их лишать родительских прав или нельзя — этот вопрос в данном Постановлении Пленума не был никаким образом разрешен. Тем не менее ещё раз подчеркнуто, что поведение родителя, в результате которого он лишается родительских прав, обязательно должно быть виновным, и несколько раз повторено, что это крайняя мера и применяется в исключительных случаях. Мы это слышали и до этого. Собственно, одно из базовых пониманий лишения родительских прав как меры родительской ответственности оно сохранено. И действительно Верховным Судом лишение родительских прав рассматривается как мера родительской ответственности. Концепция лишения родительских прав как мера защиты ребёнка находит свою дорожку в этом вопросе достаточно медленно и, к сожалению, в данном Постановлении Пленума Верховного Суда отражения в полной мере не находит.

 

Вернуться к оглавлению

 

Три истории про доверие

Адвокат, конечно, «нанятая совесть» и всё такое, но всё-таки адвокатский цех не терпит откровенного вранья. И в каждом адвокате (во всяком случае, во мне — точно) «умирают» все истории доверителей, и никто не сможет получить никакой информации о клиенте у адвоката. Даже о том, что какой-то имярек к адвокату в принципе обращался.

Но, с другой стороны, моя адвокатская профессия обязывает доносить до судьи позицию клиента так, как излагает её он сам, не вдаваясь в подробности, и в вопрос, верю ли я сам в то, что он рассказывает. Верю. Иначе не был бы адвокатом. И никогда не проверяю, не имею даже права на это. Всё, что сказал клиент — передаю полностью. Даже если это может оказаться ложью от начала до конца. Это — право клиента, а я — лишь механизм для донесения его позиции до суда. Честного донесения.

Другое дело, что во всём остальном, адвокат — кристально честная профессия. Если я что-то пообещал — будет сделано, в какую бы лепёшку не пришлось бы разбиться мне и моей команде. Если я в суде говорю, что я НЕ подавал какой-то документ: можно быть уверенным, что НЕ подавал. Или если я даю какую-то другую информацию про себя, про законодательство, про слова других участников процесса — невозможно враньё. Физически невозможно.

И судья — профессия честная. Ни один судья, как мне кажется, не должен опускаться до вранья. Вот не должен — и всё. Ругаться, кричать, быть недовольным, даже неправомерно отвергать наши выверенные ходатайства — это может. А вот лгать — нет. Никогда, ни при каких обстоятельствах. Не в мантии. Не в суде.

Мировой судья  N-ского судебного участка. Вечер пятницы. Мой помощник — в дверях служебного помещения, он приехал получить решение, которое, если говорить строго, должно быть отписано ещё в понедельник (на пятый день после рассмотрения дела, рассмотренного в предыдущий вторник). Но в пятницу оно не отписано тоже… Сроки, говорит мой помощник, горят, мы не успеем подать жалобу… (Это было в те времена, когда решение вступало в силу через 10 дней после провозглашения).

— Ничего страшного, — говорит мировой судья, — я честно напишу, что решение изготовлено в следующий понедельник, и у вас будет 10 дней на жалобу. Не волнуйтесь. Я вам обещаю.

В понедельник по телефону говорят, что нет, ещё не готово. Во вторник… В следующий четверг (!) выдаётся решение на котором указано, что оно изготовлено… в тот же день, как и было вынесено — позапрошлый вторник. И, кроме того, стоит отметка: «Вступило в силу».

— Как же так, вы же обещали? — Ничего я вам не обещал, сроки на жалобу прошли!

И с чувством собственного достоинства удаляется…. Конечно, мы хитрые. Конечно, в ту же пятницу, как нам отказали в решении мы подали (по почте) так называемую «краткую жалобу», и, конечно, мировой судья её получит, и ему придётся её подшить к делу и отправить в районный суд. Но это уже совсем другая история…

А этот мировой судья ещё год, наверное, отводил глаза при встрече, а потом пропал. Написал заявление и вышел, слава богу, в отставку…

…А это было ещё в те времена, когда номер года начинался с 19… В Лефортовском районном суде (тогда, если мне память не изменяет, ещё не районном, а «межмуниципальном народном») на работу вышла новая судья… Дело было ерундовое и, к сожалению, проигрышное для моего доверителя, проигрышное с хорошей долей вероятности, но человек уж очень просил, и тот человек, который просил за него — тоже просил, и, в общем, мы пошли искать шанс на миллион.

Самое удивительное — я его нашёл. Внимательно разглядывая дело уже после состоявшегося решения я обнаружил, что уточнённое исковое заявление, в рамках которого и было принято решение, подписано не лично истцом, а его представителем. Лезу проверять полномочия представителя, а их — нет. Читаю внимательно протокол, так и есть: представитель был в заседании только по устному заявлению истца, никакой письменной доверенности ни в деле нет, и вообще не выдавалось. Иск (без уточнений, привлекавших к делу моего доверителя) был подписан другим представителем, и доверенность у этого представителя была.

Таким образом, лицо, подписавшее иск, не имело полномочий это делать. То есть, решение суда подлежит отмене, а дело — прекращению (ну, или отказу в иске, поскольку в кассации ничего уже не изменить), либо дело направят на новое рассмотрение, и кто его знает, чем оно закончится…

Я (каюсь, никогда больше этой ошибки не повторял), радостно пишу об этой проблеме подробно прямо в кассационной жалобе. Мол, дело рассмотрено по иску негодного лица, отменить и всё такое. Перед тем как подать, ещё раз фотографирую всё дело, внимательно просматриваю от корки до корки: ну да, судья «лопухнулась», бывает.

И сдаю жалобу в районный суд.

С открытым сердцем и поднятым забралом иду, спустя месяцы, в заседание кассационной инстанции. А там меня огорашивают: извините, говорят, Антон Алексеевич, но на обороте листа с уточнённым исковым заявлением (на лицевой стороне места уже не было) истец написал свою фамилию и подпись. Всё, мол, в порядке, подписано заявление…

То есть, судья в районном суде вызвала истца, сунула ему под нос дело, и сказала дописать фамилию и поставить подпись. Несмотря на то, что по-честному, она этот процесс «проиграла».

Решение (по сути правильное, хотя и не в нашу пользу) устояло. А я, видя эту судью в следующий десятилетиях, всегда прямо смотрю в её (тут должно бы быть слово «бесстыжие», но  я воздержусь) глаза. И она их всё время отводит.

А вот — совсем свежее. Учебное заведение в престижном районе. Элита, будущее страны, свежий ремонт и учителя — все как на подбор Мэри Поппинс.

Директор школы с которой мы ведём разговор о проблемах одного ученика: того за какой-то проступок отчислили. Ну, вы знаете эти школьные проступки… Слово за слово, привожу (как на аркане) директора к мысли, что решение об отчислении, может и правильное эмоционально и педагогически, ни в какие ворота не лезет с юридической точки зрения.

— Ну, что вы хотите? Я же не могу отменить свой приказ?!

— Нет, Ольга Марьяновна (имена, конечно, изменены), не можете. Тогда дайте нам «дорожную карту», как действовать, чтобы ребёнок всё-таки вернулся в школу?

— Восстановить я его не могу!

— Тогда, я знаю, у вас идёт донабор, может быть он может поступить ещё раз?

— Да, я ему запретить не могу, пусть сдаёт тесты, я с ним переговорю, и может быть, он снова будет принят. Конечно,  я ничего не обещаю…

— Но мы можем рассчитывать, что тесты у него будут приняты честно?

— Да, конечно! —И взгляд праведного негодования!

На том и расстаёмся.

Родители звонят записать чадо на тесты. Им говорят, узнав фамилию: не ранее 15 декабря.

А почему, собственно, не ранее 15 декабря, если эти тесты проводятся каждую пятницу для всех желающих, поскольку в школе большой недобор? Звоним мы, наши голоса не знают, записываем «Машу Иванову» в тот же класс. Да, пожалуйста, говорят, приходите в ближайшую пятницу, без проблем. Родитель ещё раз перезванивает Ольге Марьяновне: «Нет-нет, у нас всё занято, мы можем только после 15 декабря».

Ольга Марьяновна нам соврала. С благородным металлом в голосе, эта чудо-женщина, убеждавшая нас в своих принципах, в своей неприступной гордой честности («как я могу предать свои принципы?», «что будет думать ребёнок, если правила не будут соблюдаться честно для всех?»), этот оплот педагогической правильности, мелко соврала, и пытается «под столом» подстроить так, чтобы парень, который мечтает вернутся в школу, которую он полюбил, к друзьям, которые просили всей параллелью (!) его оставить в школе,  так в школу и не попал.

Морали не будет.

Но, конечно, гораздо меньше ограничений у тебя, как адвоката, когда ты работаешь вот с таким вот «контингентом».

Кто не спрятался — я не виноват.

Запрет на выезд ребёнка

Запрет на выезд ребёнка из России, наложенный одним из родителей. Что это? Как с этим дальше быть?

Каждую весну, в мае, а особенно в начале июня, интернет взрывается одним и тем же вопросом: как выехать с ребёнком за границу, если второй родитель ребёнка — против.

Подробно вопрос выезда за пределы Российской Федерации с одним из родителей я уже неоднократно разбирал, однако, не останавливался специально на вопросе, что же делать, если второй родитель не только не даёт согласие на въезд ребёнка, например, в Болгарию или Германию, но ещё и установил так называемый «запрет на выезд» ребёнка.

Любой из родителей может возражать против того, чтобы его ребёнок покидал пределы Россиии. И, соблюдая определённый порядок, может обратиться с соответствующим заявлением. По результатам рассмотрения заявления, будет установлен запрет для ребёнка покидать пределы Российской Федерации. Это значит, что при пересечении границы, прямо на пограничном пункте пропуска, ребёнок будет задержан (не пропущен) и возвращён обратно на территорию России.

В аэропорту — не пропустят на посадку, в поезде — высадят из вагона на приграничной станции, на пешеходном или автомобильном пункте пропуска — оставят, где есть, даже если вокруг чистое поле.

То есть, если одним из родителей будет подано заявление о несогласии на выезд ребёнка, ни второй родитель, ни кто-либо другой не сможет вывезти ребёнка до того момента, пока этот запрет не будет отменён самим родителем, или его не снимет суд.

Неоднократно приходилось слышать, что кому-то так или иначе удавалось выехать вместе с ребёнком и в том случае, когда запрет на выезд был уже установлен. Чаще всего эти рассказы включают в себя тот или иной способ пересечения границы Белоруссии в сторону Европы. Иногда упоминают Казахстан, как транзитную точку путешествия.

Более детальное разбирательство, увы, показывает, что все известные автору случаи — это выезд из России либо в период, когда заявление о запрете не было подано, либо в тот момент, когда заявление хотя и было подано, но информация о запрете ещё не была внесена в соответствующую систему, либо ситуация каких-то ошибок (в одном случае был достаточно длительный сбой при обмене данными между российской и белорусской погранслужбой, в другом — неверно введенные в систему сведения о ребёнке). К сожалению, никаких обходных путей в данном случае не существует. Во всяком случае, автору, несмотря на солидный опыт именно такой категории дел, получить достоверных данных о законном пересечении границы ребёнком при установленном запрете не удалось. Или имеют место рассказы «знакомых знакомых», или ситуация описывается словом «повезло».

Итак, преодолеть запрет одного из родителей на выезд ребёнка из Российской Федерации можно только в судебном порядке.

Судебная практика по этому вопросу долго формировалась, и, наконец, после нескольких определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, её можно признать устоявшейся.

Суды последовательно подтверждают право одного из родителей запретить выезд ребёнка из страны. При этом, учитывая, что такое право прямо предоставлено родителю законом, суды подчёркивают, что поведение родителя, накладывающего запрет на выезд — правомерно.

В соответствии со статьями 61, 63 Семейного кодекса родители несут равную обязанность и имеют равные права по отношению к детям. В том числе, решать и такой важный вопрос, как выезд ребёнка за границу.

При этом Верховный суд полагает, что при решении вопроса об обоснованности наложенного запрета, следует выяснять,  насколько необходима именно в интересах детей эта поездка, с учётом целей поездки, её продолжительности, государства, в которые предполагается поездка.

И поэтому Верховный суд последовательно исправляет решения судов апелляционной инстанции, снимающих наложенный родителем запрет вовсе, без указания конкретных дат, стран, целей поездки.

Надо сказать, что определённая правда тут есть.

При условии равенства прав родителей, и тот, кто живёт с ребёнком, и тот, кто живёт отдельно, имеют право участвовать в решении вопросов о выезде ребёнка из России. Отец, проживающий отдельно от ребёнка, может возражать, например, против посещения матерью с ребёнком родни в Луганске (по очевидным причинам), или против того, чтобы мама с сыном эмигрировали в Венесуэлу и ребёнок уехал туда навсегда. Но, в то же время, не иметь никаких возражений против поездки ребёнка в Доминиканскую республику с 1 по 15 июля, или отдыха в Финляндии на новогодние праздники.

С другой стороны, если родитель увезёт ребёнка на постоянное место жительства, в отсутствие запрета, вернуть ребёнка будет непросто, даже при использовании Конвенции о международном похищении детей (1980 года).

Поэтому, как неоднократно повторяет Верховный суд, нужно исследовать именно конкретную поездку, и конкретные страны, даты и цели.

Что всё это означает на практике.

Во-первых, если вы узнали, что вашему ребёнку второй родитель «поставил запрет» на выезд из России правильный путь — не канава под колючей проволокой на границе Республики Беларусь и Польши, а суд по месту жительства ответчика.

Во-вторых, обращаясь в суд, вам потребуется доказать куда, зачем и на какой срок едет ребёнок, и обосновать этот выезд интересами именно ребёнка.

В-третьих, получить решение суда о том, что вам разрешается выезд в любую страну, в любое время и на любой срок можно, но такой иск будет называться — лишение родительских прав. И, конечно, удовлетворён он будет только если к этому есть основания.

С другой стороны.

Если вы знаете, что вашего ребёнка могут, помимо вашего согласия, вывезти в другую страну, немедля обращайтесь с заявлением о запрете на выезд ребёнка из России.

В суде затем интересуйтесь — если уж до суда подобный контакт между родителями не состоялся — куда, зачем, и на какой срок едет ребёнок. Возможно, вы не будете возражать против конкретной поездки. В таком случае можно подписать об этом мировое соглашение прямо в суде.

Если решение суда — просто снять запрет, без конкретных дат, стран, целей поездки, обжалуйте его, это неправильное решение.

Подытоживая, могу сказать, что российская правоприменительная практика движется, в целом, в правильном направлении. Родители должны, обязаны непременно договариваться обо всём, что касается детей. И к этому их пододвигает судебная практика: ни один, ни второй родитель не вправе действовать, игнорируя мнение другого и — что более важно — интересы ребёнка.

А если договориться не получилось — тогда в суд. В том числе и с иском о разрешении выезда, несмотря на запрет второго родителя. Но! В конкретную страну, и на конкретный срок.

Да, неудобно. Но это неудобство, увы, плата за недоговороспособность двух взрослых.

28/06/2017

Я получил повестку в суд. Что делать?

Вам вручена повестка в суд.

Во-первых, без паники, ничего совсем страшного и непоправимого не произошло. Вам — 100% — понадобится адвокат или иной юрист, но это не повод для паники.

Во-вторых, всё серьёзно. И относится к происходящему надо серьёзно.  Ваша жизнь уже не будет прежней, потому, что вы — участник судопроизводства, и у вас нет вариантов (во всяком случае, просто, и «домашними средствами» этого статуса лишиться. В деле нужно участвовать обязательно (не обязательно лично ходить, это может делать адвокат, но участвовать — обязательно!).

Медики, в случае, если кому-то «стало плохо», как правило, дают какие-то простые, элементарные советы (как положить пострадавшего, дать попить и т.д.), провести простейшую диагностику (мой любимый совет — попросить инсультника улыбнуться. Звучит забавно, но это правильное действие!), и дальше — всегда — говорят: вызывайте «скорую» или, во всяком случае, покажитесь врачу.

Я не буду оригинален и расскажу чуть-чуть о «первой помощи» и «диагностике», но совет — обратиться к адвокату в любом случае, если вас вызывает суд — всегда будет и первым, и главным. «Самолечение» в этом случае, может быть, не столь опасно для жизни, как в медицине, но всё равно способно сильно (и порой непоправимо) испортить вам жизнь.

Итак, вы получили повестку.

Повестки, а также любые отправления с отметкой «судебное» надо получать на почте. И в том смысле, что домой вам его не принесут, и в том смысле, что получать всё же надо обязательно.

По существующим правилам, отправление разряда «судебное» хранится на почте только в течение 7 дней со дня поступления. Не со дня, когда вы получили извещение о письме, не со дня, когда оно было опущено в ваш почтовый ящик, а именно со дня поступления в отделение связи.

Поэтому, правило первое: в тот же день (пожалуйста, это важно!), в тот же день, как получили извещение — немедленно на почту, получать повестку или иное отправление из суда. В противном случае, письмо уйдёт обратно, и почта даже не сможет сказать, кто вас вызывал, не говоря уже о том, зачем, куда, и на когда.

Поэтому, как только в почтовом ящике у вас оказалось извещение на «судебное» отправление — бегом на почту. Не забудьте с собой паспорт.

На почте вам вручат конверт, в котором в 90% случаев будет судебная повестка. Может быть ещё что-то, но нам сейчас важна именно она. (Всё, что будет в конверте, а также сам конверт — сохраните!)

В настоящее время в судах используются два формата повесток: форма № 30 — заполняют от руки, и форма № 30-сдп — для печати повесток из автоматической системы.  Первая постепенно уступает место второй. 

В повестке указано многое, что вам понадобится для разговора с юристом. И многое, то вам нужно прямо сейчас.  Итак, рассматриваем повестку.

Прежде всего смотрим, куда именно вас приглашают. Красным на рисунке выделено наименование суда, где слушается дело. Это может быть не обязательно районный или городской суд, это может быть и судебный участок. Как правило, наименование суда или судебного участка наносится штампом (или печатается), и прочитать его можно. Судебные участки часто имеют не  названия, а номера. Например, это может быть что-то вроде «Судебный участок № 297 района «Соколиная Гора» города Москвы». Часто сокращают слова «судебный участок» до «С/У». Названия судов, как правило, пишут полностью, но вот сочетания «районный суд» или «городской суд» — сокращают. Может быть, например, «Истринский г/с», но, в любом случае, название суда на повестке найти можно. Это — ключевая информация. Зная, в каком месте слушается дело, по которому вас вызывают — можно найти остальную информацию. Но вот не зная, в каком суде или судебном участке слушается дело, найти его — задача для Геракла (если разрешима вообще).

Затем смотрим на суть дела, и его номер, а также истца и ответчика (выделено зелёным). В повестках «от руки» эти поля часто не заполняют, а пишут только номер дела. Но если вам всё-таки повезло, и вы смогли прочитать фамилии — многое становится ясно. Разумеется, на нас в суд подают не неожиданно и не внезапно. Если вы задолжали квартплату — не удивляйтесь, что управляющая компания позовёт вас в суд. Или, например, фамилия бывшего мужа в качестве истца даёт вам основания предполагать (если, конечно, сущность иска не описана в повестке напрямую), что дело — о разделе имущества, либо спор о детях.

Дополнительную информацию несёт (выделено жёлтым) и ваше процессуальное положение по делу. Скорее всего, вас будут вызывать в суд или как ответчика, или как третье лицо. Совсем редко бывает, что повестку на дом пришлют свидетелю. Ответчик — это значит, что иск направлен против вас, то есть требуют что-то от вас. Третье лицо — могут быть совсем разные ситуации, но, в целом, это значит, что ваши права и обязанности этим иском также затрагиваются, однако, не вы нарушили права истца.

Обратите, пожалуйста, внимание на дату и время судебного заседания на которое вас вызывают (выделено синим). Сразу же пометьте это время в своём календаре. Может случится так, что после консультации с адвокатом вы решите, что на это заседание лично вам ходить не надо, а вместо вас пойдёт ваш представитель-юрист, но просто проигнорировать данное событие — нельзя.

Если случилось так, что повестка пришла уже после того, как прошло указанное время — не пугайтесь заранее, скорее всего, ваше дело отложено рассмотрением. Во всяком случае, если эта повестка — первая которую вам направлял суд. К адвокату — он подскажет, что делать дальше.

Если заседание сегодня или завтра, и вы никак не можете на него пойти, имеет смысл всё-таки дойти до адвоката, чтобы он уже помог вам составить заявление об отложении этого заседания, на которое вы, очевидно, не успеваете.

В крайнем случае, открывайте интернет, ищите номер телефона суда — и просите, как вы можете сообщить судье о том, что повестку получили только что, и явиться никак не можете. Обратите внимание на номер зала судебного заседания (выделено фиолетовым), это — ключ к поиску как нужного телефона (иногда размещают номера телефонов помощников судей), так и к определению, в производстве какого именно судьи районного или городского суда находится ваше дело. С судебными участками дело попроще, там судья всегда один, и на какой бы номер телефона вы не дозвонились (а это непростая задача обычно), ваша информация достигнет судьи.

Также на сайте суда, используя даже неполные сведения из повестки (например, номер дела) можно узнать более подробно о предстоящем деле. Например, станет понятна фамилия судьи, а также то, первое ли  это заседание по делу, или уже были до этого момента. Иногда никакой информации по делу в «электронной канцелярии» может и не быть. Это не повод ни напрягаться, ни, тем более, расслабляться. Скорее всего эту информацию туда просто по какой-то причине не внесли, но дело есть, и очередное заседание, на которое вам пришла повестка — будет.

Итак, прочитав повестку, и предприняв незамедлительные меры по самопомощи — обращайтесь к адвокату.

Записываясь на приём вы уже можете сообщить когда у вас слушание дела, и какая его суть. Вам очень повезёт, если вы сможете попасть к хорошему адвокату просто зайдя в офис с улицы, скорее всего хороший адвокат будет всё-таки занят в ближайшие дни; у меня, например, бывает запись за две недели, но это редко, средний же вариант — послезавтра уже можно найти время, хотя, раз на раз не приходится. Поэтому, не упуская из виду дату вашего суда, всё-таки будьте готовы, что встреча может состоятся не сразу.

Как искать адвоката я когда-то уже писал,  но повторю основной тезис: главное — доверие. Если вы человеку не доверяете — он не ваш адвокат.

Итак, вы уже можете, записываясь на приём, сообщить, в каком суде и когда у вас дело. А адвокат, пусть даже карандашиком, уже сможет пометить это время в своём календаре.

На приём возьмите с собой повестку, конверт и всё, что было в конверте.

Ну, а дальнейшее — уже совсем другая история.

Антон Жаров, адвокат, руководитель «Команды адвоката Жарова»

11.06.2017

Вам пришла повестка

Вам пришла повестка: когда начинать бояться? И надо ли?

Утешил человека. Тот получил повестку в суд по пустяковому, казалось бы, делу — в качестве свидетеля. Но всё равно всполошился. Поэтому пойду вместе с ним. Как его адвокат. Сейчас объясню и вам, почему.

Повестка — это вызов, официальное приглашение (в полицию, суд, Следственный комитет, комиссию по делам несовершеннолетних, военкомат и т.д.), от которого «невозможно (чаще всего) отказаться». Это также значит, что от вас хотят (строго по закону) определенных действий: дать свидетельские показания, выступить экспертом, пройти медкомиссию, явиться с вещами и много чего ещё (зависит от конкретной ситуации).

Чтобы предстать перед официальным лицом во всеоружии (в смысле — полностью готовым к тому, что от вас потребуется), нужно понимать некоторые простые вещи. А именно:

Первое. Повестку вам должны вручить под расписку, как бы она не выглядела: в виде телеграммы, письма, отдельного бланка. Либо передать лично вам по телефону, удостоверившись, что это именно вы. Нюанс: повестка может быть вручена — вместо вас — совершеннолетнему члену вашей семьи, находящемуся дома по вашему домашнему адресу (с телефонограммой такой вариант невозможен).

Второе. В повестке, не важно, каким способом она вам передана, должно быть указано: когда, куда, по какому делу и в качестве кого вы вызываетесь. Общей фразы типа: «Вы вызываетесь в ОВД «Поляны», — явно недостаточно. Почему это важно?

Потому что в разных ситуациях вы ИМЕЕТЕ ПРАВО ЯВИТЬСЯ или НЕ ЯВИТЬСЯ. Или вообще НЕ ИМЕЕТЕ ПРАВА НЕ ПРИХОДИТЬ. В зависимости, повторяю, от того, в качестве кого вас вызывают, куда, по какому поводу и для какого действия.

Третье. «Поднялась температура — обратитесь к доктору!» Получили повестку — имеете веский повод (вместе с ней) дойти до адвоката. Ведь может быть «миллион» разных вариантов вашей (законной) реакции на неё. В любом случае, даже если вас вызывают в качестве свидетеля по дурацкому спору между соседями, которые повздорили на дачном участке или на лестничной клетке, даже если это ерунда — это все равно повод проконсультироваться с адвокатом. Он, как минимум, объяснит вам, как вести себя там, куда вас вызывают. Или, может быть, отправится туда вместе с вами, чтобы вы не переживали и не нервничали. НО, повторяю — это повод обратиться к адвокату и задать ему вопрос: «Что мне делать?»

Четвертое (плавно вытекает из третьего). Если вас куда-то вызывают, а вы не понимаете, для чего, во избежание «несчастных случаев» не надо, сломя голову, бежать туда самостоятельно. Отправьте вместо себя — адвоката. Почему? Потому что может произойти так, что вы там появитесь «всего» на пять минут, а вам за эти несчастные пять минут составят, например, протокол об административном правонарушении. (Во многих случаях необходимо «просто» ваше присутствие). А успели ли вы подготовиться или нет, правильно ли вам было вообще туда приходить или лучше было бы все же не приходить, это уже никого не касается. Бывает, и под стражу могут взять. Поэтому — отправляйте вместо себя адвоката. Помните, как в повести Кира Булычёва «Тайна третьей планеты»: «Будет трудно — пришли говоруна». Потому что, как известно, «птица-говорун отличается умом и сообразительностью». Ну, вы поняли, о чем я.

Если вы всё же решили пройти этот путь с повесткой в руках самостоятельно, убедитесь хотя бы, что точно представляете, куда и зачем идёте. Не поленитесь перезвонить по указанному в официальной «бумажке» телефону и уточнить все детали, о которых я упомянул выше (какого числа, во сколько, куда (учреждение), по какому адресу, в какой кабинет, к кому и зачем (для совершения каких действий)).

Если повестку вам передали не из рук в руки, а известили по телефону, опять-таки дотошно (это в ваших интересах) выясните все нюансы и подробности, включая фамилию и должность звонящего. Потому что нередко «телефонирующий» вам сотрудник передает информацию скороговоркой, нечленораздельно и не вдаваясь в детали. А знать их — ваше право!

Ведь, согласитесь, бывают самые разные ситуации.

Вызывают, к примеру, в военкомат. Если на переучёт, тогда одна песня. На медкомиссию — другая. На сборы — третья. И в каждом случае — разный набор документов, да и вещей. Не говоря уже о внутреннем настрое.

А если в суд? Для «нормального» человека это, в принципе, волнительно до дрожи, мягко говоря. По какому делу? В качестве кого: свидетеля или ответчика? Или эксперта? И с чего это вдруг?

В комиссию по делам несовершеннолетних вызов тоже не из приятных. Что там натворил ваш ребёнок? Как его защитить? Можно ли не свидетельствовать против него? Или вас самих собираются «песочить» за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей?

Вопросов, повторяю, великое множество. Поводов для вызовов по повестке — тоже. И вариантов действий — соответственно.

Поэтому правильный алгоритм такой: получили повестку — взволновались (озаботились) — обратились к адвокату — успокоились — решили проблему.

Кстати, отпустить вас с работы по повестке — обязаны, деньги тоже продолжают вам «капать», пока вас нет на рабочем месте. Не забудьте только сделать отметку о том, что вы были там-то и тогда-то (чисто для начальства).

28/04/2016

Повестка (yaplakal.com)

Older posts Newer posts