Много лет назад я ещё не был адвокатом, а работал в одной большой государственной конторе. Контора до сих пор как-то жива, и живы люди, поэтому предположим, что я работал на большом заводе по производству кукурузы.

И вот, на этот завод главным инженером назначают бывшего главного инженера, ну, предположим, таксопарка. Я (наивный молодой юноша, находящийся на должности уже не младшего офицерского состава, но ещё без крупных звёзд, позволяющих не отдавать честь настоящему начальству) спрашиваю первого заместителя генерала: как же этот таксист будет разбираться в нашей технике, ведь он совсем не разбирается в кукурузе? Ничего, сказал зам.генерала, зато он в людях разбирается…

Так и произошло. Вместе с собой инженер привёл тётеньку начальницей отдела. Тётенька не волокла вообще ничего ни в кукурузе, ни в еде, не в такси — ни в чём не волокла. И когда оставалась дежурной, вслух молилась, чтобы ничего не отказало из техники. А когда отказывало — звонила и плакала своим «мальчикам», который, побросав семьи приезжали в свой выходной день…

Ну, это была присказка.

Теперь сказка. Если вы думаете, что для того, чтобы быть Уполномоченным по правам человека надо разбираться в правах человека — подумайте ещё раз. Надо разбираться в чём-то другом.

Особенно если вы работаете на большом государственном заводе по производству, положим, картошки.

Собственно, это всё, что нужно знать про назначение Татьяны Москальковой на эту должность. Просто забудьте, что она есть. Депутату Государственной думы дали более громкий мегафон, ни ума, ни таланта, ни знаний, ни-че-го другого не дали. Узбагойтезь. Она божественна (термин Ольги Романовой).

(А скамеечка уже совсем пустая — то есть, на такого рода «неважные» должности назначают уже просто кого попало).