Голодец (кажется, она)  вчера на саммите в Госдуме рассказала, что усыновление и прочее устройство в семью в 2012 году у нас упало в объёме. На 11, что ли, процентов. На фоне криков об упрощении процедур и тому подобного…

Ну, дорогие мои, не удивительно, вот, что я вам скажу.

Какое-то время назад я ровно это и говорил: будет падение. И значительное. Почему?

Прежде всего, из-за введения «подготовки». Вводили её как обычно, в пожарном порядке. И довводились. Часть желающих усыновить или взять под опеку просто «слились», часть — все еще проходит «подготовку», разумеется, превратившуюся в большинстве случаев просто в препон на пути.

Вот, например, рассказанная мне сегодня история. Про «школу» в городе Коломна Московской области (а в МО опеки вообще, чудесатые).Всех, кто её заканчивает (присядьте) заставляют сдавать экзамены. Ну, кроме того, что это кромешная чушь, это ещё и закону не соответствует. И что вы думаете, делают те, кто в этой школе учится?

10 или 12 человек позвонили кто в Министерство образования Московской области, кто в прокуратуру… В результате, экзаменов не было, а просто провели (как это и по закону) собеседование приехавшие специально для этого сотрудники областного министерства.

Но — веселимся! — остальные окончившие с пристрастием сдавали экзамен по билетам строгой учителке!

Слушайте, хамство и идиотизм — вот, как это называется. Но иллюстрация, лично мне, приятная: вот вам показатель, что бывает с теми, кто жалуется. На обман (а что это?) и идиотизм (тоже не легче) — в том числе. Что-то начинает двигаться…

Разумеется, проходить такую «подготовку», да ещё с экзаменами, не многим по душе… Но дело не только во внезапно нагрянувшей «подготовке».

Вы посмотрите вокруг… И раньше-то главным девизом органов опеки было «как бы чего ни вышло», а сейчас  — это смысл жизни. Гораздо проще сотруднику органа опеки отправить ребенка в детдом — и забыть, что он там есть. Всё, ответственность сняла. А если его кому-то и куда-то передать — то это опять отвечать за него, да?

И вот эти недалекие клуши, дуры и идиотки сидят по своим пыльным конторкам, имея в голове всеми силами ПРОТИВОСТОЯТЬ любому движению детей из детдома. Обиделись, клуши? Те, кто работает, и действительно заботятся о детях — те не сидят на попе ровно, и у тех детдома и дома ребенка постепенно пустеют. И назвать их клушами — никак не повернется язык. Это — тётушки из опеки (они же — опечные тётеньки).

Но большинство — простите, тёти — клуши, дуры и идиотки. Бестолковые — а потому злобные. Которых кто-то обманул, что они — чиновники. Неа.

Вот, например, опека Лефортово. Клуши? Нет. Дуры? Нет. Идиотки? Ну, если только в бытовом смысле в сердцах. Скорее, правильнее было бы назвать мерзавцами. Дом ребенка № 14 — в лице главврача — тоже просится под такое название.

Поясню.

В июле 2012 года кандидат в опекуны получила направление на посещение маленькой девочки в доме ребенка №14. Девочка как девочка, опекуну она понравилась и в течение недели она написала согласие на опеку.

И дальше начался ад. Лгали все: и сотрудники опеки, постоянно рассказывая о каких-то «причинах», которые мешают оформить опеку. Приходите завтра, на следующей неделе, сотрудник в отпуске, не готовы документы — и так далее и тому подобное. Враньё.

Отличались неправдой и улыбчивое руководство дома ребенка № 14. Там тоже врали (но другое, чем в опеке — видать, не было специальной договорённости о конкретике).

В итоге, с июля по ноябрь опекун ходила и встречалась с ребенком, а ей врали и кормили «завтраками». В ноябре, когда опекун, наконец, добралась до меня и мы написали заявление о том, чтобы её все-таки опекуном назначили — орган опеки, протянув ровно 15 дней ответил, что ребенок «возвращен матери».

А теперь скажите мне, что я не прав, называя этих мерзавцев мерзавцами. Значит, вместо того, чтобы отдать ребенка в семью ещё в июле, они тянули, гады, мучая и опекуна, и ребенка.

Когда в ноябре «запахло жареным», они быстро разыскали мамашу и всучили ей ребенка (мне об этом в подробностях рассказали — на условиях анонимности — те, кто при этом всем присутствовал, не доверять — не вижу смысла). Дёргали и бабушку ребенка — но там алкоголизм, вроде, всё-таки, помешал…

Только бы «нагадить» «жалобщице» — во всяком случае, мне кажется, именно так и было.

А теперь орган опеки Лефортово проверяет московский департамент. И будет — прокуратура. И если их всех, мерзавцев, там поразгоняют — я буду очень рад.

Потому, что врать — нехорошо. Не знаю, как вас, а меня отец за враньё порол. Да, детей бить нельзя. А вот взрослых клуш… Было бы неплохо. Ремнём. Прилюдно.

Чтобы врать было неповадно, а.