К вопросу о привлечении органов опеки и попечительства к участию в судебных спорах о детях

А.А. Жаров, адвокат, специалист по семейному праву

Как известно, все судебные споры  о детях (определение места жительства ребенка, порядка общения с ребенком, и все прочие “детские” споры, не говоря уже о лишении родительских прав) рассматриваются судом с обязательным привлечением органа опеки и попечительства (статья 78 СК РФ).

Как правило, с тем, чтобы привлечь орган опеки суды справляются. А вот дальше — возникают вопросы.

Во-первых, в качестве кого орган опеки участвует в заседании суда? В значительной части случаев суды привлекают орган опеки и попечительства в качестве третьего лица. Иногда добавляя, что это “третье лицо” не заявляющее самостоятельных требований.

Разумеется, “опека” никакое не “третье лицо”. В соответствии со ст. 47 ГПК РФ, орган опеки и попечительства — самостоятельный субъект гражданского процесса.
Этот орган привлекается судом в силу закона к слушанию по делу для дачи заключения и, основываясь на нормах ст. 78 СК РФ и  ст. 47 ГПК РФ проводят обследование условий жизни ребенка и лиц (лица), претендующих на его воспитание, представляют суду акт обследования и основанное на нем заключение.

Третье лицо (по смыслу ст. 42, 43 ГПК РФ) — лица, на чьи права и обязанности может повлиять будущее решение суда. Ни на какие права и обязанности органа опеки и попечительства, как юридического лица (если он вообще является юридическим лицом) повлиять спор о детях между родителями не может. Поэтому, орган опеки и попечительства не является третьим лицом ни по какому гражданскому делу, куда он привлекается в порядке ст. 78 СК РФ.

Первое, на что стоит обратить внимание, что орган опеки и попечительства проводит обследование как условий жизни ребенка, так и условий жизни лиц, претендующих на его воспитание (чаще всего родителей). То есть, если эти лица проживают на территории, подведомственной разным органам опеки и попечительства, необходимо привлекать все органы опеки, по всем адресам указанных лиц. И каждый из них должен составить соответствующий акт и представить заключение по делу[1].

Сложившаяся в Московской области практика, когда органы опеки и попечительства требуют от судов не просто привлечения их в дело, но и издания обязательного определения о проведении обследования жилья и дачи заключения, на законе не основана. В соответствии с установлениями ГПК вопрос о привлечении органа опеки и попечительства решается судом не обязательно отдельно изготовленным определением, а может носить характер протокольного (ч. 2 ст. 224 ГПК РФ), либо этот вопрос может быть разрешен при решении вопроса о приеме искового заявления и подготовки к делу (ст. 150 ГПК РФ). При этом высылка органу опеки и попечительства (как и прокурору, например) каких-либо материалов дела, законом не предусмотрена. Исключение составляют случаи, когда орган опеки является по делу истцом (или ответчиком), но в данной работе мы их не рассматриваем.

В соответствии с императивными требованиями, орган опеки и попечительства, привлеченный к делу обязан провести обследование условий жизни и представить акт об этом и заключение, основанное на этом акте, суду.

Никаких дополнительных распоряжений для этого суду давать не надо. Принцип разумности и так обязывает суд назначить дело к слушанию (или провести предварительное судебное заседание) с таким расчетом, чтобы участвующие в деле лица успели выполнить свои процессуальные обязанности.

Таким образом, само по себе привлечение органа опеки и попечительства к делу (даже выраженное в извещении о предстоящем судебном заседании) обязывает орган опеки провести обследование условий жизни и дать заключение по иску.

Как установлено требованиями ГПК, разъясненными Верховным Судом[2], акт обследования жилищно-бытовых условий должен быть представлен органом опеки на предварительное судебное заседание. Автор полагает, что без получения этого документа, суд не вправе считать дело подготовленным к слушанию и назначать основное судебное заседание.

Форма акта обследования жилищно-бытовых условий установлена Приказом  Минобрнауки от 14.09.2009 № 334 (Приложение № 3) и подлежит применению и в данном случае как в силу аналогии права, так и в силу рекомендаций органов опеки и попечительства ряда субъектов федерации. Подчеркну, что данная форма акта не является обязательной (то есть, её несоблюдение не будет приводить к ничтожности документа), однако, органам опеки и попечительства рекомендуется использовать именно её. На это, в основном, ориентированы и суды.

Момент, когда органом опеки и попечительства будет дано заключение по существу спора, законодательством не установлен. Однако, поскольку оно входит в число доказательств по делу, заявлено оно должно быть до прения сторон, и, кроме того, должно быть сделано в письменном виде, путём составления документа, подписанного лицом, имеющим соответствующие полномочия.

Необходимо учесть, что в случае если полномочия органа опеки и попечительства делегированы законом субъекта федерации на уровень органов местного самоуправления, такое заключение должно быть подписано руководителем органа местного самоуправления (в Москве — руководителем муниципалитета), либо лицом, специально на это уполномоченным (например, доверенностью руководителя муниципалитета).

В субъектах федерации, где органом опеки и попечительства является орган исполнительной власти субъекта федерации, заключения должны подписываться руководителем такого органа, либо иными лицами, но по доверенности от руководителя, либо, в силу установленных в Положениях об этих органах полномочий, иными лицами.

При этом должности этих лиц должны быть прямо указаны в Положении о данном органе, а суду представляться документы об их назначении на эти должности.

В Московской, например, области, руководители территориальных отделов и управлений по опеке и попечительству действуют на основании доверенностей, выданных министром образования области[3]. Заключение органа опеки, во всяком случае, не может быть выражено устно в заседании.

Вопрос об обязательном присутствии (участии) органа опеки и попечительства в конкретном слушании дела законодателем разрешен. Обязательным является участие органа опеки и попечительства в заседаниях по усыновлению (ст. 273 ГПК РФ). Во всех остальных случаях законодатель не установил обязательность участие представителя органа опеки и попечительства (как и прокурора) в каждом судебном заседании, обязав лишь представить соответствующее заключение по делу.

Следует учесть, однако, что при решении ряда вопросов, например, при рассмотрении иска о лишении родительских прав, суд может принять решение о передаче ребенка органу опеки и попечительства, причем обратить это решение к немедленному исполнению, принять иные решения, прямо обязывающие орган опеки совершить какие-либо немедленные действия. В этом случае, непосредственное участие представителя органа опеки и попечительства в заседании крайне желательно.
________________
[1] Данная позиция разделяется Верховным судом РФ в “Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей”, утвержденных Президиумом ВС РФ 20.07.2011.
[2] Пункт 3 Постановления Пленума ВС РФ № 10 от 27 мая 1998 года “О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей”.
[3] При этом следует учесть, что доверенности, выдаваемые, в свою очередь руководителями территориальных органов своим подчиненным — являются доверенностями в порядке передоверия и подлежат обязательному нотариальному заверению (ст. 187 ГК РФ). Данное требование почти никогда не соблюдается, что ставит под вопрос множество судебных решений, принятых с участием лиц, имеющих такие “простые” передоверия.