Антон Жаров, адвокат, специалист по семейному и детскому (ювенальному) праву

Вопрос, на самом деле, жутко интересный. Само по себе лишение родительских прав давно изученный процесс, с ним более или менее все ясно.

А вот восстановление? Некоторое время назад я писал на эту тему статью, но популярностью она не пользуется. Да и с чего, восстановление в родительских правах — будущее лишь 4% до этого лишенных. Остальные — не восстанавливаются. Да, какую-то часть детей после лишения родительских прав кровного родителя усыновили, но в большинстве случаев, лишенные родительских прав родители не хотят и не стремятся восстанавливаться. Лишили — и лишили.

Но в принципе — это возможно, и, если родитель проявит некоторую степень настойчивости, вполне реально.

Другое дело, если речь идет об усыновителях или опекунах, которые были лишены детей. В случае с усыновлением это называется «отмена усыновления», а в случае опекуна — «отстранение от обязанностей опекуна».

В сегодняшней правовой ситуации — это необратимые вещи. Если в отношении какого-то усыновителя отменили усыновление (кроме случаев «невиновного поведения» этого родителя), то он, во-первых, никогда не сможет больше никого взять под опеку или усыновить, а, во-вторых, не сможет вернуть ребенка себе, даже если основания для такого  решения суда отпадут, усыновитель «исправится». Нет, никогда и нигде.

Та же история и с опекой. Если опекуна отстранили от обязанностей опекуна, то ребенок автоматически возвращается в детский дом, а бывший опекун никогда не сможет больше никого усыновить или взять под опеку. Даже, например, ребенка своего нового мужа от первого брака, или усыновить тех детей, которые уже находятся у этого гражданина под опекой.

Логика в этом определенная есть: если не получилось с одним ребенком — так что давать пробовать с другими. Но всё-таки, есть определенная ошибка.

Начнем с усыновления. Права и обязанности усыновляемого и усыновителя возникают из решения суда, но ни в чем не отличаются от взаимных прав родителя и ребенка. Кроме одного. Если лишение родительских прав для родителя — обратимо, то для усыновителя — нет, порождает необратимые правовые последствия как для ребенка, так и для усыновителя.

В общем случае, усыновленный ребенок получает обратно своих «кровных родителей», как минимум  в виде строчек в свидетельстве о рождении. Для усыновителя, кроме необратимого разлучения с ребенком, навсегда, ещё и вечное и несмываемое «клеймо»: этот гражданин никогда не сможет усыновить ребенка или принять кого-то под опеку (попечительство).

Но, учитывая, что усыновление, с правовой точки зрения, равно рождению ребенка (те же правовые последствия), в случае лишения родительских прав, приобретенных не в силу рождения, а в силу судебного решения,  последствия разнятся. Это несправедливо и неправильно.

Но хотя бы такие ужасные правовые последствия для усыновителя возникают из судебного решения. В случае же с опекой, правовые последствия в виде вечного запрета усыновлять или принимать под опеку детей возникают в силу просто решения административного органа.

Это, по нашему мнению, не только несправедливо, но и не соответствует общим принципам права.

Действительно, лишить родительских прав и, соответственно, применить все последствия, связанные с таким решением может только суд. Правовые же последствия для опекуна, отстраненного от своих обязанностей, возникают из акта органа исполнительной власти субъекта федерации.  Таким образом, одинаковые правовые последствия для одного гражданина возникают по судебной процедуре, заведомо более защищающей от ошибки, дающей возможность высказать свою точку зрения и привести свои доводы. А для другого гражданина — из решения административного органа, не имеющего никакой процедуры принятия.

То есть, приведу пример, трое родителей «поколотили» трех детей и были за это лишены родительских прав, а ребенок помещен в детский дом.

Первый родитель — «кровный». Его лишали родительских прав в суде, памятуя, что лишение родительских прав — «крайняя мера», с участием прокурора и по заключению органа опеки. В течение полугода этого ребенка никто не может усыновить, но во всякое время до его усыновления, родитель может обратиться в суд с иском о восстановлении в родительских правах и, вполне вероятно будет восстановлен в них. До восстановления в родительских правах не может усыновлять или брать под опеку ребенка. Ребенок будет являться наследником даже если родитель лишен родительских прав.  У него сохраняются бабушки, дедушки и все-все-все родственники, в том числе и по линии родителя, прав лишенного. Ребенок имеет право на алименты в любое время.

Второй родитель — усыновитель. Отмена усыновления также происходила в суде, с участием прокурора, с заключением органа опеки. Ребенок сразу же по вступлению решения суда в законную силу становится «государственным» или его передают обратно родителям (это, признаюсь, редкость, конечно). У усыновителя нет никаких прав требовать восстановления усыновления, он навсегда лишен возможности принять под опеку или усыновить какого-либо ребенка. Ребенок автоматически лишается все-всех-всех связей, которые у него установились в новой семье, в том числе с бабушками, дедушками и т.д., даже если он сильно к ним привязан. Лишается права наследовать, но возможно взыскание алиментов (закон так сформулирован, что принять решение об алиментах можно только в сам момент отмены усыновления).

Третий «родитель», конечно, совсем не родитель, а опекун. Но практически все родительские обязанности (пожалуй, кроме обязанности содержать ребенка) он несет. Отстранить от обязанностей опекуна может единолично руководитель муниципалитета, например, одним движением шариковой ручки. Правовые последствия для опекуна: полностью исключается в дальнейшем усыновление или передача детей под опеку. Ребенок, какие бы отношения его не связывали с семьёй опекуна, лишается этих связей навсегда.

Что-то надо по этому поводу делать…

21.01.2014