Каждый год меня кто-нибудь спрашивает что-то вроде: ну, зачем мне адвокат? Или: зачем вообще нужны эти адвокаты — я и сам могу. Или даже слышу суждение вроде «адвокаты — те же юристы, только денег берут больше». И каждый раз терпеливо отвечаю… Вот и сейчас.

Адвокат, вообще-то, довольно простая и ясная профессия: профессиональный советник по правовым вопросам. Ну, что тут непонятного: договор составить — это юрист на работе есть, а вот совет дать, профессиональный — это, типа, адвокат. Всё так, но не совсем.

Во-первых, считается, и не зря считается, что адвокат — это специалист в судебной процедуре. То есть, основа профессии адвоката — защита и представительство граждан и организаций в суде. С 2023 года только адвокаты смогут представлять граждан в судах. Сегодня в гражданский процесс может прийти любой «представитель», даже без высшего образования, но уже в ближайшие годы тут произойдут значительные изменения.

И слава богу! Вы же не хотите, чтобы вас лечил человек, прочитавший вчера «всё-всё» про вашу болезнь в Википедии? Ну, а в суде почему нужен менее профессиональный человек? Потому, что «не смертельно»? Это как посмотреть…

Во-вторых, адвокат, даже имеющий определённую специализацию, тем не менее, должен знать основы законодательства в любой сфере человеческой жизни. Например, моя специализация — семья и дети, но это не значит, что я не отвечу вам на большинство вопросов про наследство или про последствия ДТП. Этим и удобен. Вопрос можно задать любой — и получить как минимум 80% ответа. Или, при оказании юридической помощи по одному делу, понять, «чего, в принципе, ждать» по другому.

В-третьих, адвокат, и только он, может быть защитником по уголовному делу. Да, есть такой институт «общественных защитников», на мой взгляд, скорее кивок в прошлое, во времена «широкого обсуждения в трудовых и партийных коллективах».  Сегодня защита по уголовному делу почти никогда не включает в себя «взять на поруки» или прочие общественно-полезные вещи. Бывают, разумеется, исключения, но если по вашему делу что-то не в порядке, нужно звать не журналиста, а всё-таки специалиста, адвоката. Журналист, может быть, пригодиться, но защищать в суде и на следствии всё же должен человек, который понимает, что происходит, а не просто «честный, добрый и хороший парень».

В-четвёртых, и, пожалуй, в-главных, адвокат, простите за тавтологию, обладает статусом адвоката. А это значит: определённая независимость, адвокатская тайна и адвокатская этика. Добавим сюда ещё и адвокатское сообщество, которое за этими тремя «китами» присматривает.

Адвоката нельзя просто так привлечь к ответственности, в том числе уголовной, у адвоката нельзя просто так провести обыск, адвокат имеет за спиной сильный и надёжный (во всяком случае, сужу по адвокатской палате Москвы) тыл в виде адвокатской палаты. Всего этого «просто юрист» лишён, и всё это позволяет говорить о существенно большей независимости адвоката как от следствия, так и от судей и от прочих органов.

Адвокат обязан хранить адвокатскую тайну. Причём в этом ему существенно помогает закон: например, материалы адвокатского производства не подлежат досмотру, даже при обыске у адвоката нельзя заглядывать в досье доверителей. И это не просто декларация, а за этим следит специальный представитель адвокатской палаты, имеющий на это законные полномочия.

Адвокат никому и никогда (пока его не освободит от этой тайны доверитель) не может рассказать ничего про своего доверителя. Например, даже о факте обращения к нему конкретного человека. Разумеется, если ваш адвокат ходит в суд с вашей доверенностью — это уже не тайна. Но если вы просто решили переговорить с опытным специалистом — адвокат не ответит ни да, ни нет на вопрос, обращались ли вы к нему.

Это, кстати, довольно важная штука. Главное, что есть у адвоката — доверие. И это доверие обязательно подразумевает полную «герметичность» отношений. Например, звонит мне (спустя год, как мы работали с доверителем) его новый юрист, просит, чтобы мы передали копии имеющихся у нас документов по делу Е-ва. Документы у нас есть, архив цел и полностью сохранен, и доверителя Е-ва мы прекрасно помним. Но что отвечает секретарь? «Простите», — говорит, — «Если такой клиент к нам обращался, то ему стоит самому связаться с адвокатом и дать соответствующее распоряжение о передаче документов».

Таким образом, мы не подтвердили (но и не опровергли) даже сведения о том, что Е-в к нам обращался.

Е-в связался с адвокатом на следующий день, и попросил передать Ивану Николаевичу Ш-ву необходимые копии документов. И, несмотря на обиженный вид господина Ш-ва, мы у него ещё и паспорт попросили показать.

Во всех остальных случаях, адвокат ведёт себя не менее щепетильно. Например, в «Команде адвоката Жарова» есть специально разработанный стандарт конфиденциальности, не позволяющий никому из сотрудников называть даже фамилию доверителя при разговоре по телефону где-то вне офиса. «Доверитель» — самое удобное слово.

Третий важный «кит» — адвокатская этика. В принципе, Кодекс профессиональной этики адвоката — публичный документ, его стоит прочитать. Важно то, что адвокатское сообщество очень строго требует его соблюдения. Даже в мелочах. Например, участвующие в процессе в интересах противоборствующих сторон адвокаты, не должны беседовать с клиентом адвоката противоположной стороны без присутствия адвоката (или с его согласия). Это только звучит заумно, а вещь очень разумная: у человека есть профессиональный советник по правовым вопросам, оказывающий юридическую помощь, и не надо делать так, чтобы человек без этой помощи остался. Писать лично противной стороне, кстати, кодекс профессиональной этики не запрещает :).

Адвокат обязан вести себя с соответствующими адвокатской профессии достоинством и вежливостью. Даже в пылу судебных страстей, адвокат — самый рассудительный человек в зале судебных заседаний. Его дело — право, закон, честность, добросовестность и отстаивание интересов доверителя. А качество этой работы от уровня децибел не зависит.

Про гонорары адвокатов можно слагать песни. Мне за 18 лет судебной практики (десяток из которых в статусе адвоката) не довелось видеть клиента (ни у себя, ни у коллег) довольных суммой уплаченного гонорара. Это, конечно, особенности профессии: пока проблема остаётся, она кажется более значимой и «дорогой», а как только она проходит — ценность её падает до нуля. Оказанная услуга цены не имеет, увы.

Вообще, хороший адвокат, то есть тот, который знает, что делает, и знает глубоко, и в той сфере, в которой вам надо, стоит объективно недёшево. Невозможно предположить, что кто-то, чей час стоит 475 фунтов стерлингов в час (не самая большая ставка английского адвоката), и чья загрузка позволяет лишь 2 недели отпуска в году, станет работать, по какой-то причине, за 10 фунтов. Да, есть программы оказания юридической помощи бесплатно, и в некоторых из них принимают участие и очень дорогие адвокаты, но ни в одной из этих программ доверитель не может выбирать адвоката, а лишь воспользоваться тем, кому дело выпало. В «Команде адвоката Жарова» есть также программы pro-bono, и их объём в 2017 году, например, превысил 400 часов в год, но рассчитывать на оказание бесплатной юридической помощи именно у нас — невозможно: мы берём дела по рекомендации определённых благотворительных фондов и только определённой категории доверителей.

Большинство адвокатов работают по принципу «сумма денег за дело». Это значит, что, например, ваше дело в суде по возврату денег по расписке будет стоить, ну, например, 200000 рублей. Сколько бы ни было заседаний, и как бы не прятался ответчик. Разумеется, назначая сумму за всё дело, адвокат будет учитывать эти возможные задержки и осложнения. Если сможет. Но всё равно это будет определённая «лотерея» — или адвокату придётся работать больше, чем он планировал, или по факту получится, что потрачено меньше времени, чем это было бы выставлено в счёт, работай адвокат «по часам».

Адвокаты с большой загрузкой, как правило, предпочитают почасовую оплату. Причём, по некоторым категориям дел можно говорить о какой-то «максимальной» сумме (называется на жаргоне «кэп») за дело. Но вот «Команде адвоката Жарова» повезло в этом смысле не очень: когда идёт семейный спор, а тем более включающий в себя спор о детях — о границах говорить не приходится… Начинаем, например, с простого, развод, да взыскание алиментов. Тут ещё можно «угадать» продолжительность работы и сумму. Внезапно ответчик заявляет встречный иск: хочу определить место жительства детей со мной… И поехало. Сначала — дело в районный суд, потом начинаются бесконечные экспертизы. А следом «прилетает» ещё и исполнительное производство по алиментам, поскольку платить добровольно никто не собирался… Тут уже прогнозировать можно совершенно приблизительно (хотя по нашим правилам мы стараемся после каждого такого «вызова» всё же пересчитать возможный объём работы и обсудить его с доверителем). Поэтому финансовый результат можно описать только двумя словами: очень дорого. Увы. Развод, дети — действительно обходятся нам очень дорого.

Как же тут выбирать? Никто не знает. Самое главное, конечно, ответить на вопрос про доверие. Если доверия нет — никакой такой адвокат не нужен, ни дорогой, ни бесплатный. Адвоката вы должны понимать, его слова и объяснения должны быть совершенно понятны доверителю. Второе — отзывы тех, кому вы доверяете, особенно если они уже у этого адвоката были. Отзывы в интернете, увы, не всегда достоверны или, говоря проще, всегда недостоверны. Никто не будет писать искреннее «спасибо» адвокату, например, защитившему от уголовной статьи… Ещё в своём, узком кругу, да, может. А на публику — ни за что. Поэтому всё, что написано на многочисленных сайтах про «успехи» того или иного юриста — стопроцентная туфта. А вот плохое, особенно анонимно — это написать несложно. Причём опять же, всё, что написано плохого — тоже туфта: ни один вменяемый адвокат с доверителем не расстанется со скандалом, ну, уже просто в силу собственной профессии.  Так кто это пишет под именем «Ивана Петровича» всякую муть? Не соседи ли из какого-нибудь «юридического холдинга»? Нет, интернет, увы, не источник.

И конечно, если адвокат хоть сколько-нибудь публичен, у него есть статьи, видео, аудио — всё это стоит почитать, посмотреть, послушать. И сделать вывод самому: твой это адвокат, или не твой.

Разумеется, мне не встречалось адвокатов-практиков, специалистов в своей отрасли, которые голодали, но выходили в суд бесплатно. Не может быть «хорошего и дешёвого» адвоката хотя бы по той причине, что адвокату самому приходится оплачивать и свой офис, и помощников, и даже воду и электричество. И единственный источник выплат для адвоката — это гонорары клиентов.

Кстати говоря, офис адвоката — это тоже весьма важная вещь. Нет, это не обязательно должен быть особняк со львами и золотыми ручками на дверях (хотя и это говорит о востребованности, как минимум), но то, что вам в этом офисе должно быть уютно, на мой взгляд, обязательно. Вот, к нам приходят люди в самый напряжённый момент своей жизни: семья летит под откос, дети — на разрыв между родителями… В этот момент совершенно недопустимо принимать человека в условиях, когда и расслабиться-то нельзя. Допускаю, что какие-то вещи можно обсуждать и по трое в комнате (а я видел и шесть адвокатов в одной комнате — и все вели приём), но всё же удобство доверителя, его чувство защищённости — важнейшая вещь. Если в офисе адвоката (его доме родном) вам неуютно, тревожно, нет ощущения полной безопасности — не уверен, что вы пришли к своему адвокату.

Ну и, конечно, офис адвоката — место полной и абсолютной конфиденциальности.

Ну что, адвоката выбрали? Теперь садитесь и всё рассказывайте, не опасаясь того, что ваша тайна кому-то станет известна. Адвокат умрёт (лет через…) вместе с ней, не переживайте. Рассказывайте-рассказывайте, потому, что говорить неправду своему адвокату (как и утаивать от него что-то) — это как у доктора промолчать про боли в боку или отказаться сдавать анализы. Не бойтесь, вы в надёжных руках.

06/03/18