А.А. Жаров, адвокат, специалист по семейному и ювенальному праву, руководитель юридической фирмы «Команда адвоката Жарова»

Дела о взыскании алиментов отнесены к подсудности мировых судей, считается, и, наверное, справедливо, что дела о взыскании алиментов не представляют особенной сложности, ошибок при их рассмотрении допускается мало, да и правовые последствия взыскания алиментов незначительны. Так принято думать.

В период, когда создавался Семейный кодекс Российской Федерации, наследовавший в этой части Кодексу о браке и семье РСФСР, регулирование взыскания алиментов было, пожалуй, достаточным. В СК появилась возможность взыскивать алименты не только в процентах от заработной платы, но и в «твёрдой сумме», причем предусматривался механизм её индексации.

При этом общий порядок сохранялся прежним (четверть, треть или половина заработка или иного дохода) взыскание в твердой денежной сумме обуславливалось наличием у лица, обязанного уплачивать алименты нерегулярного, меняющегося заработка, либо если заработок или доход выплачивается натурой или в иностранной валюте, либо заработок отсутствует, либо, как установлено ст. 83 СК РФ,  в других случаях, если взыскание алиментов в долевом отношении к заработку невозможно, затруднительно или существенно нарушает интересы одной из сторон, — в этих случаях суд вправе (но не обязан) установить размер алиментов в твёрдой денежной сумме, или одновременно в долях (четверть, треть или половину) и в твёрдой денежной сумме.

На практике же своим правом суды пользуются крайне редко.

В случае, если у родителя есть хоть какой-то заработок, суды почти всегда назначают выплаты в долевом размере, а «твёрдая денежная сумма» взыскивается лишь в случае, если постоянного заработка у плательщика нет, и составляет, как правило, сумму эквивалентную прожиточному минимуму на ребенка в данном субъекте федерации.

Представляется, что такой подход судов  не вполне правильный с точки зрения справедливости.

Несмотря на то, что международным законодательством устанавливается приоритет прав ребенка, однако, базовые права человека, как существа, всё-же должны стоять выше, чем права отдельной категории людей, пусть даже и маленьких и беззащитных. Строго говоря, нельзя ставить вопрос об абсолютном приоритете любых прав несовершеннолетнего перед правами взрослого, должен соблюдаться баланс между ними: взрослый не должен оказываться, например, на грани голода и выживания, оплачивая своему ребенку обязательное образование.

Решая вопрос о размере алиментов, законодатель лишь в одном месте (п. 2 ст. 83 СК РФ) оговаривает, каким критериями устанавливается этот размер. При установлении выплат в твёрдой денежной сумме, суд должен исходить из «максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспеченности с учетом материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств».

Следует отметить, что такая формулировка не в полной мере отвечает на поставленный вопрос: сколько же нужно платить алиментов на содержание ребенка? Более того, исходя из неё, следует признать, что суду не на что ориентироваться, если по каким-то причинам, у ребенка не было «прежнего уровня обеспеченности», например, если родители не жили вместе, общего бюджета не имели, ребенок новорождённый, либо ребенок оставшийся без попечения родителей. В перечисленных случаях у суда нет возможности воспользоваться этой нормой, и, прежде всего, если речь идёт о взыскании алиментов в процентном отношении к доходу плательщика.

Времена, когда инженер на заводе получал 120 рублей, может быть, 20 рублей премии, и «тринадцатую» в конце года, и такой график выплат можно было сверять по часам, прошли. Сегодня никто, даже государственный служащий, не может достоверно прогнозировать сумму своего дохода даже на три месяца вперёд. Не говоря уже о рабочих местах с системами оплаты труда, связанными с объёмам и выполненной работы, или с её результатами. Кроме того, существующая экономическая формация подразумевает обязательный свободный рынок труда, что, в свою очередь, приводит к тому, что работу в современном мире меняют гораздо чаще, чем в поздне-советский период, нередко человек работает в нескольких местах, существует уже заметный слой фрилансеров — людей работающих от проекта к проекту, не заморачиваясь устройством на работу. Разумеется, доходы от такой деятельности чаще всего можно описать поговоркой «то густо, то пусто», и взыскивать алименты в процентном соотношении не представляется разумным.

Тем не менее, практика такова, что достаточно справки с одного места работы — и условный фрилансер будет платить алименты с заработной платы в 10000 рублей, оставляя за бортом все «чёрные» и «серые» доходы.

Возможность установления алиментов в долевом размере приводит, в первую очередь, к тому, что лица, которые могут регулировать свой «официальный» заработок, называя вещи своими именами, скрывать реальные доходы, а также те, кто работает на низкооплачиваемых работах  — платят алименты, очевидно, не достигающие цели удовлетворения даже самых элементарных потребностей ребенка.

С другой стороны, если плательщик алиментов — законопослушный гражданин, декларирующий свои доходы, и доходы эти имеют значительный размер, сумма алиментов может превышать все разумные пределы. Автор опрашивал матерей и отцов несовершеннолетних в семьях разного достатка. Если не требуется каких-то значительных расходов, связанных со здоровьем ребенка, даже самые обеспеченные семьи не тратят непосредственно на чадо более 50-60 тысяч рублей. Разумеется, если прибавить сюда многочисленных нянь, или ежедневные индивидуальные занятия с логопедом-доктором медицинских наук, то сумма может вырасти, но в целом, содержание и образование ребенка, его одежда и питание, нормальные расходы на лечение — не превышают этого лимита.

Однако, если доход, например, вице-президента крупной компании составит 1 миллион рублей в месяц, то даже на одного ребенка будет взыскано порядка 250 тысяч рублей, адекватно потратить которые на содержание ребенка нереально.

Кроме того, нужно иметь в виду, что содержание ребенка — не обязанность только плательщика алиментов, но и другого родителя — тоже. Но при размерах алиментов в несколько сот тысяч рублей второй родитель, как правило, старается не работать, а живёт, в сущности, на те алименты, которые предполагались ребенку. Значительной части граждан, уплачивающих алименты в крупных суммах, не нравится такой порядок. Автору часто задают вопрос: как бы проконтролировать, куда уходят эти значительные суммы, или даже: пусть мне докажут, что они действительно потрачены на ребенка, а не на содержание бывшей жены.

Никакого ответа в законодательстве на этот вопрос не предусмотрено. Название «налог на развод» употребляемое по отношению к алиментам, имеет основания для возникновения, увы.

Выход из этой ситуации видится автору в изменении законодательства в части установления размера алиментов всегда в твёрдой денежной сумме, устанавливаемой судом исходя из понятных критериев. В случае, если родители жили вместе, возможно установить, какое материальное содержание уходило на ребенка, разделить его пополам и установить сумму алиментов равной этому числу. Разумеется, пропорции в расходах на ребенка могут отличаться по объективным причинам (например, в многодетной семье мать вообще может не работать, или иметь значительно меньший доход, в таком случае, содержание детей в большей степени забота отца), кроме того, эта сумма должна индексироваться либо с ростом прожиточного минимума для ребенка (как это и установлено сегодня нормой статьи 117 Семейного кодекса РФ), либо с ростом иного показателя, отражающего расходы на ребенка (например, инфляция).

В случае, если родители не имели общего бюджета, установление размера алиментов может исходить из реальных текущих расходов на ребенка, учитывая необходимость участия второго родителя в содержании ребенка, принцип разумности этих расходов и возможные предстоящие расходы. Разумеется, все указанные расходы должны быть обоснованы перед судом, а фактические расходы — доказаны.

При этом достигается правильный баланс интересов как ребенка, так и родителей. С одной стороны, суд уже не интересует, каким образом плательщик будет прятать свои доходы, будет ли он работать или решит лениться и тратить сбережения, он обязан обеспечить передачу ребенку установленной суммы на содержание. С другой стороны, повышается ответственность второго родителя, получающего алименты, поскольку он, наряду с плательщиком алиментов, также обязан участвовать в содержании ребенка. Наконец, не будет несправедливым взыскание несоразмерно крупных сумм, расходуемых, очевидно, уже не на ребенка, а в личных интересах взыскателя.

Сегодня же, пока соответствующих изменений в законодательство не внесено, можно порекомендовать как для взыскателей, так и для плательщиков алиментов, интенсивнее пользоваться нормами статьи 84 Семейного кодекса об установлении размера алиментов именно в твёрдой денежной сумме.

В сущности, почти в каждом случае взыскания алиментов, обстоятельства, предусмотренные частью первой этой статьи, присутствуют (либо доход не является регулярным, либо он существенно изменяется от месяца к месяцу почти у всех). Остаётся только убедить суд в том, что эта норма должна быть применена именно в вашем случае.

11.04.2014