Внесли небольшие изменения в Семейный кодекс (закон от 20.04.2015 № 101-ФЗ), прежде всего, изложив в новой редакции статью 127. Ту самую, в которой говорится о тех требованиях, которым должен соответствовать усыновитель.

Закон ждали. Ещё в январе Конституционный суд, рассматривая заявление гражданина на соответствующий пункт статьи 127 Семейного кодекса, указал, что нельзя всех судимых лишать вообще всякой возможности быть усыновителями.

Например, когда-то давно, может быть, будучи ещё очень молодым человеком, гражданин подрался (ст. 116 УК РФ), и был судим. Формально, преступление (побои) — против жизни и здоровья, а общественной опасности это теперь уже не представляет никакой, и усыновить, например, ребёнка своей жены от первого брака может и не мешать.

Законодатель думал недолго, и внёс в 127-ю соответствующую формулировку.

Вся статья сформулирована по принципу: «могут все, кроме». Так они и вписали:

«10) лиц из числа лиц, указанных в подпункте 9 настоящего  пункта, имевших судимость либо подвергавшихся уголовному  преследованию за преступления против жизни и здоровья, против
свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной  госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую  психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), против  семьи и несовершеннолетних, против здоровья населения и  общественной нравственности, против общественной безопасности,  относящиеся к преступлениям небольшой или средней тяжести, в случае  признания судом таких лиц представляющими опасность для жизни,  здоровья и нравственности усыновляемого ребенка. При вынесении  решения об усыновлении ребенка таким лицом суд учитывает  обстоятельства деяния, за которое такое лицо подвергалось  уголовному преследованию, срок, прошедший с момента совершения  деяния, форму вины, обстоятельства, характеризующие личность, в том  числе поведение такого лица после совершения деяния, и иные  обстоятельства в целях определения возможности обеспечить  усыновляемому ребенку  полноценное физическое, психическое, духовное  и нравственное развитие без риска для жизни  ребенка и его здоровья;»

Что-нибудь поняли?

Короче, если преступление небольшой и средней тяжести против жизни, здоровья, свободы и т.п.— усыновлять можно, но суд может и не разрешить, если признает, что «лицо» представляет для ребёнка опасность.

Господи, ну почему это нельзя сформулировать кратко и понятно?

Кстати, попутно сделали приятное: переформатировали статью, и сделали подпункты (с номерами и скобочками), а не «абзацы», которые надо было считать самим.

Вступает в силу со 2 мая 2015 года. Опекунов закон не затрагивает никак.