Почему закон подлецов — плох. Ровно тем, что запрещая усыновление, государство растаптывает права совершенно конкретных живых детей жить и воспитываться в семье. Нет, оно не вообще всех детей растаптывает, но на 900 детей (которые могли бы уехать в США и уехали бы) государству наплевать. Разумеется, наплевать и на чувства граждан США, которые собирались их, детей этих, забрать, но про это как-то уже и смешно говорить. Какие тут чувства американцев (да, они, оказывается тоже чувствуют), когда на своих детей насрать.

Поэтому закон этот — людоедский, антигуманный. Потому, что в силу каких-то политических (пусть даже и внешнеполитических) соображений размалывается судьба конкретных детей.

Параллели тут напрашиваются сразу. Вот, была Спарта… Родился ребенок-урод — надо его со скалы. Ну, много ли тех уродов рождалось? Нет, немного. Так что о них, типа, и горевать. Продолжать про фашизм в Германии — надо?

Почему закон о государственной пропаганде гомосексуализма — плох. Примерно поэтому же. Есть группа населения, которая не выбирает, кого любить — так сложилось — любит представителей своего пола.  Теперь любое проявление этой любви в том месте, где теоретически могут быть дети — будет являться нарушением закона. То есть человек (который, повторюсь, не выбирал быть таким или другим) проявит свою непохожесть — будет наказан. Разумеется, «дымовая завеса» про то, что это «только про детей» уже даже не висит во время обсуждения. Никто из защитников этого закона уже не трындит про детей — напрягает уже сам факт: целуются, за руки держатся, пусть дома, под одеялом — как хотят… Ведь «всего-навсего» запрещают пропагандировать «это самое» — ну, что тут страшного? Пусть просто не показываются.

Потом нельзя будет «это самое» и под одеялом, не переживайте. Потом надо будет надеть розовый треугольник.

А затем — и желтую звезду, не за горами. Не сомневаюсь.

(Другое дело, что в 21-м веке это может быть совершенно не на одежде. Это может быть просто в вашем паспорте, в каком-нибудь электронном реестре… Просто не возьмут на работу, потому, что в «реестре». Просто «сольют» в интернет. Треугольник можно было бы не надеть, например. Что вы сделаете с реестром?)

Вот этим все эти «законы» и опасны. Можно «чуть-чуть» придушить интернет, исключительно, чтобы не «пропагандировать самоубийства» и исключительно среди детей. Можно чуть-чуть поприжать «этих голубых». Можно запретить американцам детей забирать. Но нас ведь, нормальных, это никак не касается, да?

Мы же можем и фильтры обойти, и усыновлять нам пока никто не запретил, и голубые нас не касаются, а то и вовсе раздражают.

Что будет дальше — ясно. Совершенно ясно. Абсолютно. По этой дороге ни одна страна в истории ещё не проехала в другом направлении.

Вопрос — что делать. Вот, если отбросить вариант с «валить отсюда» — что?

И не надо думать, что это всё, что происходит — «отвлекающие маневры», как полагает уважаемый Борис Акунин. И да, и нет. Да — потому, что воровство стабфонда — будет, неизбежно, и шум по этому поводу будет «потушен» в криках о детях, свободе и геях. Нет — потому, что все эти наступления на человечность — сами по себе — являются чудовищно страшными.

Что делать?

Думать. Делать, что должен. Держаться корней. Воспитывать детей. Продолжать возвышать голос, когда кого-то обижают. Говорить мерзавцам, что они — мерзавцы. В лицо.