Адвокат Антон Жаров Специалист по семейному и детскому праву
Специалист по семейному и детскому праву

Сиротский закон: Минпрос скрывает наши поправки

Проскочить под Новый год с отвратительным сырым сиротским законом у Минпросвещения не получилось.

И теперь начались откровенные нарушения. На этот раз ведомство госпожи Васильевой игнорирует общественное обсуждение законопроекта и не выкладывает в открытый доступ более 800 наших с вами замечаний к этому документу.

А еще — нагло врет в письменной форме. Все подробности  — в этом видео. 


Ну что, дорогие друзья, надо все-таки вспомнить опять о нашем любимом (в кавычках) «сиротском» законопроекте. Что же с ним происходит? Я не рассказываю вам какие-то новости просто потому, что никаких новостей нет. Уже давным-давно на сайте Regulations.gov.ru должна была быть опубликована сводка наших с вами замечаний к этому законопроекту. Но она до сих пор не опубликована. Более того, чиновники пытаются убедить меня в частности в том, что на самом деле публикация есть. Но обо всем по порядку.

Начнем с того, откуда вообще появился этот закон. Не все же еще слышали о нем. В конце 2017 года Владимир Владимирович Путин дал поручение подготовить законопроект, который бы снизил бы число возвратов и преступлений, совершаемых в семьях. Но и бог бы с ним, но разрабатывать по факту этот законопроект стали существенно позже. И лишь в августе 2018 года какой-то сырой текст начали рассылать в разные регионы с просьбой дать свое мнение по поводу этого законопроекта. Так текст попал ко мне, и я его опубликовал.

В интернете началась буря недовольства, потому что все то, что предлагает этот самый законопроект, об этом я много писал, и ссылки будут в описании к этому ролику, но все то, что предлагает этот законопроект, очень сомнительно по крайней мере. А вообще-то вредно, и ведет к тому, что детей в семьи устраиваться будет меньше. Благодаря шуму в интернете, в конце августа 2018 года в Общественной Палате прошло заседание, ну не знаю, как назвать, рабочей группы, общественного совета, чего угодно — собрали людей, которых интересовал этот вопрос. На котором заместитель министра тогда Образования, теперь Просвещения, Татьяна Синюгина очень внимательно выслушивала все, что происходило в этом зале, и все замечания вносила куда-то в какие-то списки.

Там же выступил и представитель прокуратуры, который озвучил такие цифры, природу которых понять мы до сих пор не можем, но из них следовало, что в приемных семьях совершается меньше преступлений, чем в семьях кровных, даже с учетом того, что приемных семей самих по себе меньше, чем, собственно, обычных, кровных семей. И, соответственно, законопроект, который разрабатывался якобы для того, чтобы уменьшить количество правонарушений в семьях приемных, он не такой уж вопиюще необходимый, как то казалось сначала.

В конце декабря 2019 года, а именно 29 декабря, был опубликован текст законопроекта для общественного обсуждения. Это стандартная процедура, которую должны проходить все законопроекты, которые идут через Правительство. По сути, опубликовав такой текст 29 декабря, на обсуждение нам оставили три рабочих дня. Но даже за три рабочих дня около восьмисот обращений, персональных обращений, было направлено в Министерство Просвещения, большую часть из них направили через нас. Соответственно, Министерство Просвещения должно было каждому из этих восьмисот отправителей ответить на их предложения к этому законопроекту. И, насколько я понимаю, Министерство Просвещения с этим, ну, к апрелю, по-моему, месяцу, справилось. Что дальше?

Дальше на сайте должна была быть опубликована таблица с предложениями граждан к этому законопроекту. И дальше этот законопроект должен рассматриваться уже с учетом этой таблицы. Какие-то предложения должны быть приняты, какие-то предложения отвергнуты, но написано почему, и дальнейшая работа с этим законопроектом уже остальными чиновниками ведется с учетом этой таблицы и в её, что называется, присутствии. Так вот: таблицы на сайте до сих пор нет!

Что делает адвокат Жаров? Он пишет обращение в Министерство Просвещения , а также вице-премьеру Правительства России Голиковой, которая курирует этот вопрос, о том, что на сайте Regulations.gov.ru до сих пор нет соответствующей таблицы. Что отвечают адвокату Жарову? Вот смотрите, что пришло из недр Министерства Просвещения. Оказывается, все опубликовано, вся таблица есть, таблицу, правда, никто не стал распечатывать, просто распечатали скриншот какого-то внутреннего хозяйства этого сайта. И на нем, ну, что-то видно, что-то там якобы есть. Что-то там якобы опубликовано.

А теперь давайте откроем сайт с той стороны, с которой мы открываем — мы, обычные пользователи. Вводим в адресную строку адрес соответствующего законопроекта и смотрим. Вот здесь текст, собственно, заявки на этот законопроект, к ней уже было общественное обсуждение, и вот к нему таблица. Такое же почти симметрично должно быть для текста законопроекта. Перелистываем, открываем. Вот текст законопроекта, опубликованный 29 декабря, вот он на месте, все в порядке. И дальше, вот тут ниже, должна быть таблица, такой же ссылкой, как мы видели в предыдущий раз, с замечаниями. Где эта таблица? Нет этой таблицы.

Ну и чтобы разобраться в датах, я использую старинный способ. Вот у меня в руках газета “Коммерсантъ” за 25 сентября. Это означает ровно одно — что этот ролик я записываю никак не раньше этой даты. Так что же нам отвечают чиновники и почему? Я предполагаю, что одно из двух. Либо у кого-то кривые руки, и размещение на сайте Regulations.gov.ru не получилось, то есть в бэк-офисе они их видят, а в опубликованной части сайта их просто не видно для нас, обычных пользователей. Либо второй вариант: нас просто обманывают, никакой таблицы не составлено, не опубликовано и на самом деле вообще не существует. Либо она опубликована в таком виде, что опубликовать ее — опозориться. Что же нужно делать в этой ситуации?

Ну лично я этот ролик отправлю вышестоящему начальству тех чиновников, которые отвечают нам такую туфту. И посмотрим, что они ответят на это. Второе — я попросил представителей средств массовой информации задавать вопросы и министру Васильевой, и заместителям министра, если они появляются где-то, и вице-премьеру Голиковой: почему нас обманывают? Ведь придуман хороший механизм для того, чтобы граждане, которые ну как-то разбираются в том вопросе, о чем двигается этот законопроект, приемные родители в частности, могли бы высказаться непосредственно разработчикам , высказать им все то, что они думают об этом законопроекте. И эти высказывания должны быть учтены всеми, кто будет работать над этим законом. Почему же этого нет? Почему же это не происходит? Почему этот механизм не работает? Зачем вы нас обманываете? Давайте зададим эти вопросы министру, заместителям и вице-премьеру. Ну, а может быть, и премьеру. А может, и Владимиру Владимировичу. Потому что его поручения исполняются вот так вот, через одно место. А должно бы делаться по-правильному.

Еще один вопрос я хотел бы задать представителям Общественной Палаты, в частности Юленьке Зимовой. Юленька Зимова — это такой у нее ник в фейсбуке, не подумайте, что я к кому-то отношусь неуважительно. Так вот, Юленька Зимова обещала и в интернете, и в личной в беседе, и, собственно говоря, на этом совещании в Общественной Палате о том, что там будут проведены нулевые, так называемые, чтения этого законопроекта прежде, чем он попадет куда бы то ни было. Где нулевые чтения? Ау? Общественная Палата?

Уважаемые заместители председателя соответствующей комиссии: Зимова, Ольшанская, председатель комиссии Гурцкая — почему ничего нам не известно о проведении нулевых чтений? Я бы с удовольствием принял в них участие, да думаю, и мои зрители тоже подтянутся и зададут соответствующие вопросы. Еще раз подчеркиваю, что этот законопроект для меня лично является недопустимым. Я делаю все, что могу, все, что могу на своем уровне для того, чтобы этот законопроект никогда не стал законом. Потому что он приведет к тому, что большее количество детей станет оставаться в сиротских учреждениях и меньше попадать в семьи. Я так подозреваю, что в целом люди, которые готовили этот законопроект, и имели что-то такое в виду. Ну, помимо тех восьми с половиной миллиардов рублей, которые они собираются на нем заработать.

Ну бог с ним, с миллиардами. Вопрос вообще-то о детях. И еще раз подчеркну, что этот законопроект до сих пор является всего лишь законопроектом где-то в недрах Правительственных комиссий. Это не является законом, его не надо исполнять. Ни в части обязательного сопровождения, ни в части каких-то там психологических тестирований в обязательном порядке, ни в части квадратных метров, ни в части количества детей. Все пока еще по-старому. Пользуйтесь теми возможностями, пока они у нас имеются.

Я все-таки надеюсь, что законопроект этот не пройдет, и все останется по-прежнему. Но кто знает? Во всяком случае я рассчитываю на вас, что вы будете рядом со мной в тот момент, когда мы будем бороться против вот этих нововведений. Ничего хорошего ни нам, ни детям они не несут. Я с вами.