Почему мне в кредит, по талону
Предлагают любимых людей?!
В.С. Высоцкий

«Патронат, патронат, патронат…» — несётся со всех сторон в интернете, в газетах, в интервью знаменитых телеперсон поётся осанна этому самому патронату…

А о чём речь-то?

Дело о «семейном устройстве детей». Я сейчас коротенечко расскажу.

Есть в природе ровно пять способов пристроить ребёнка, от которого отказались родители, либо которого отобрали от родителей-алкоголиков, например. Первый — усыновление. Когда кто-то другой берёт и называет ребёнка своим сыном или дочерью.

Второй — опека, либо, почти тоже самое, но для детей старше 14-ти лет, попечительство. Это когда взрослый берёт ребёнка в свою семью не совсем на правах сына или дочки, а почти. То есть все права и обязанности — те же самые, но государство может, если что, проверить. Опекуну государство платит деньги. Как правило, это вариант, когда бабушка забирает детей умерших от чего-то родителей. Редко, но тоже бывает, что детей берут и не родственники. Но юридически разницы никакой нет: почти родители, но с ответственностью перед государством.

Третий вариант — приёмная семья. Это когда люди не готовы как-то уж совсем делать ребёнка своим, но готовы помочь его воспитывать. Тут уже не «передача под опеку», а договор, оплата этих самых «услуг» по воспитанию, и некоторые другие тонкости. Но, для упрощения, можно считать, что это такая опека (а приёмные родители обладают и правами, и обязанностями опекунов по отношению к детям), такая же, как и опека, только более массовая, что ли. Как правило, приёмная семья это несколько приёмных детей.

Четвёртый вариант — это когда ребёнка помещают в детдом или иное аналогичное учреждение. Он — самый распространённый, увы.

Первые четыре варианта законодательно закреплены в Семейном кодексе, масса нормативных актов (пожалуй, только опека не была толком прописана) на федеральном уровне.

А ещё есть патронат. Это — придумка регионов, уровня субъекта федерации.

Что это такое. Ребёнка, вроде как, передают в семью. Но только «вроде как». Тот, кто его в семье воспитывает, не является его родителем, опекуном или кем-то ещё. Он — патронатный воспитатель. То есть работник детского дома, работающий на дому, воспитывающий одного или нескольких детей за заработную плату. Ребёнок при этом остаётся воспитанником детского дома.

То есть, если остальные формы семейного устройства (опека, приёмная семья, не говоря уже об усыновлении) — это ответственность родителей, то патронат — это всё ещё ответственность госучреждения.

За что боремся?

Патронат преподносится его адептами, как чуть ли не панацея, и способ решения всех проблем.

Действительно, за рубежом детских домов нет, всех деток, даже самых убогеньких и больных, раздают по семьям — и никаких проблем. Вот, мол, давайте и у нас.

Патронат помогает раздать и больных, и старших детей, для которых усыновление уже почти невозможно, и таких деток, на которых и взглянуть страшненько. Патронат должен помогать тем, кто не может решиться взять ребёнка «насовсем», помочь адаптироваться, познакомится с ребёнком, приучится к нему, и приучить его… Ну и при этом не перегружаться грузом ответственности, потому, что патронатного воспитателя, как сотрудника детского дома, постоянно опекают детдомовские психологи и прочие.

Патронат — это товарно-денежные отношения, и потому берут не только здоровых и умных деток, но и тех, у кого «олигофрения в лёгкой степени дебильности» и ЗПР и хоть ДЦП. Любых. За деньги же ж.

Берут и старших детей, тех, кто старше 10-12 лет. У них это, считают «паторнатники» почти единственных способ попасть в семью…

В общем, основных аргументов три. Во-первых, патронат — для «старых» и «убогих» деток почти единственная надежда. Во-вторых, патронат — это психолого-педагогическая поддержка для тех людей, кто в себе не очень уверен. И в-третьих, сотрудники детского учреждения,в котором ребёнок был, гораздо лучше могут его устроить, чем любой банк данных о сиротах (а он есть! В каждом регионе, и в стране в целом!), и любой отдел опеки.

Против чего боремся

Как всегда, дьявол в деталях.

Самое главное, что делает патронат недопустимым в качестве формы постоянного семейного устройства детей, это тот факт, что ребёнок — остаётся воспитанником детского дома. И даже в пять лет ребёночек с диагнозом «лёгкая степень дебильности» прекрасно понимает, кто перед ним — новая мама или патронатный воспитатель.

К слову, хочу подчеркнуть, что человек, который берёт ребёнка на патронат — именно патронатный воспитатель, а никакой не родитель. И пафос добрейшего Панюшкина надо бы поостудить: не устройство это в семью. Это просто детский дом на дому. И юридически. И, как показывает печальный опыт, на практике.

Так вот, патронатный воспитатель — это надомник на договоре. Со всеми вытекающими.

Например, можно ребёнка вернуть обратно если «не понравился». И возвращают. Как правило, конечно, не с формулировкой «плохой ребёнок». Просто не продляют договор — и всё. Нет никакой ответственности за то, что, например, два месяца ребёнок жил в семье, а теперь его обратно на сиротскую койку. В ожидание нового «воспитателя». Никакой. Ни у воспитателей, ни у детского дома. И, что приятно, статистику не портит. Ведь это не «вернули», просто договор закончился, не так ли?

Ребёнок остаётся приписанным к детдому, а это значит, что детдом продолжает получать на него финансирование. Да бог бы с ним! Но, извините, если вы отдаёте ребёнка, дайте ему «с собой» деньги на прокорм. Нет, деньги выдают скудные.

Но — не в деньгах счастье. И не в них же главная беда.

И даже не в том, что обещанное «психолого-педагогическое» сопровождение оказывается «убогеньким», и не в том, что патронатных родителей постоянно дёргают отчётностью. И не в том, что и взрослый, и ребёнок понимают какую-то временность, если хотите «недоделанность» своих взаимоотношений.

Важнее другое.

Почему патронат может быть только временным

Патронат, я не устану повторять, это — детдом на дому. С добрыми и не так уставшими воспитателями, с мороженным, когда хочется и школой, в которой не обязательно рассказывать всему классу, что ты — детдомовец. Да, всё так. Но это — детдом.

И как и любое учреждение, цель его работы, какая бы ни декларировалась — это создание работы для самого себя. Патронат никогда не работает на то, чтобы ребёнок оказался в настоящей семье.

Патронат — это костыли, на которых никогда не научишься ходить, это костыли, стремящиеся стать кандалами.

Есть уже не один десяток примеров, когда патронатные воспитатели, прикипев душой к своим воспитанникам, решали взять их под опеку, или даже усыновить. И вот тут идиллия патроната рушилась ко всем чертям.

Во-первых, взрослых сразу лишали всяческой поддержки, возрастали требования, начинались придирки и дело заканчивалось даже тем, что ребёнка просто отнимали.

При этом трудно вспомнить случай, когда детдом как-либо способствовал тому, чтобы ребёнок ушёл в настоящую семью, хотя бы под опеку…

Никто в патронате не заинтересован в том, чтобы дать ребёнку что-либо кроме патронатных костылей.

Как международное усыновление, само по себе не плохое дело, развитое в стране под лозунгом усыновления больных и «ненужных никому» детишек, привело к тому, что от отечественных усыновителей детей стали скрывать, так и патронат неизбежно, во всех регионах, приводит к тому, что детей перестают пытаться устроить на усыновление и под опеку, а начинают запихивать на патронат.

Неискушённые в юридических вопросах люди клюют на это дело — и дальше мучаются. Или набирают в патронатные воспитатели тех, кто делает это «за деньги». Под лозунгом «лучше уж так, чем в интернате».

Самое главное вранье

Ничего не мешает создать любые психолого-педагогические службы ВНЕ детдома. И там «обучать» и консультировать опекунов и приёмные семьи. Вне того учреждения, которое кровно заинтересовано количество сирот на гособеспечении увеличивать, а не уменьшать.

Но нам подсовывают гнилой тезис о том, что патронат — это спасение.

Патронат — это замена ПРИЮТУ. Когда ребёнка изъяли из семьи, чтобы не совать его сразу в учреждение полутюремного типа с перловкой на завтрак, а отдать в семью. В семью воспитателя. На месяц, два, три, полгода.

С обязательной задачей ребёнка дальше или вернуть протрезвевшим родителям, или усыновить, или отдать под опеку. Вот для чего нужен патронат.

А когда опекуны-бабушки пишут заявления о том, чтобы их, родных бабушек, сделали патронатными воспитателями — за это надо руки отрывать.

И — последнее. Те, кто говорит, что, мол «угробим» патронат — что же будет с детьми. С детьми будет ТОЖЕ САМОЕ. Они, как были детдомовцами, так ими и останутся.

А если найдётся добрый человек, который возьмёт себе сироту, он возьмёт его навсегда, совсем. А не на три месяца по договору.

16.09.2007