Р-ва умерла неожиданно: приехала с дачи и… Пришедшая навестить свою знакомую Г-ва обнаружила, что Р-ва скончалась.

За несколько месяцев до кончины Р-ва обратилась к нотариусу и оформила завещание, где всё имущество одинокая старушка завещала Г-вой, в том числе и свою квартиру, которая хотя и не была ещё приватизирована, но сделать это Р-ва намеревалась. Одновременно с завещанием, Р-ва выдала доверенность Г-вой, где, в том числе, уполномочивала её провести приватизацию квартире на улице Заводская.

Заявление на приватизацию было подано в службу «Одного окна», но до того момента, как Р-ва должна была получить готовый договор о приватизации, она скончалась.

Г-ва обратилась ко мне и было подано исковое заявление в районный суд города Москвы о признании права собственности Г-вой на квартиру на улице Заводской.

Странно проявил себя Департамент муниципального жилья. Его представитель ни разу не явился на заседание, а отзыв Департамента на исковое заявление поражает своей лаконичностью: «Поскольку документы были подготовлены уже после смерти Р-вой, квартира не приватизирована».

Верховный суд не раз рассматривал аналогичные дела, и всегда указывал, что если гражданин выразил волю на приватизацию жилья (в которой ему не могло быть отказано), то не имеет значения, что он не успел закончить процедуру оформления документов по уважительной причине (наступления смерти).

Районный суд города Москвы согласился с нашими доводами и признал право собственности Г-вой на квартиру по ул. Заводская.