Н-в женился на женщине с ограниченными возможностями. Диагноз позволял иметь детей, но сильно ограничивал её супругу в передвижениях. Супруги ждали детей, и дождались.

Сначала появился мальчик, потом… ещё мальчик. И, то ли от послеродовых переживаний, то ли ещё по какой причине, Н-ва внезапно решила переехать жить к своим родителям, забрать детей и оставить мужа одного в пустой квартире.

Как это часто бывает, супруги З-вы, родители Н-вой, только обрадовались, что их доченька бросила этого «субъекта» и вернулась в «родной дом». Н-в был очень расстроен, буквально чуть не плакал… Но предлагал, чтобы юрист помог ему в решении вопроса о месте жительства детей с ним. Дети (один новорождённый, другой 2-х лет от роду) жили у тёщи и тестя и воспитанием, обслуживанием их занимались, конечно, они же. Н-ва самостоятельно не могла даже поднять ребёнка, перенести его куда-либо.

Интересы детей и интересы отца совпадали. Действительно, родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами, включая бабушек и дедушек. И, если так получилось, что супруга Н-ва не в состоянии по объективным причинам, самостоятельно воспитывать и содержать детей, этот груз ответсвтенности должен взять на себя отец детей, а не его бабушка и дедушка. Поэтому правовая позиция в данном случае существовала достаточно основательная.

Но супруги не развелись и потому ставить вопрос об определении места жительства детей было пока рано.

Консультаций было много. И с Н-вым, и с органом опеки района города Москвы, и со специалистами-психологами, семейными консультантами…

Увы, супруга Н-ва в значительной степени попала под влияние своей матери, и, уже тяготясь сложившейся ситуацией, просто не знала, как из неё выйти…

Супруги Н-вы живут вместе и вместе воспитывают двоих своих прекрасных малышей. А моя роль в данном деле была скорее не в том, чтобы провести дело в суде, а в том, чтобы не допустить этого дела.