Почти год Л-на работала в торговом доме, распространяя его продукцию по Подмосковью. И неожиданно (но долгожданно!) забеременела.

Дело, как говориться, житейское. Получив в женской консультации справку, Л-на обратилась в отдел кадров торгового дома, где в ответ на предъявленную справку ижумлённой женщине сообщили, что она вовсе не работала, а всего лишь «оказывала услуги» по агентскому договору. И, заодно, сообщили о том, что в её услугах больше не нуждаются.

Было это весной 2007 года… Л-на заболела, да и беременность протекала непросто, ко мне она обратилась лишь спустя 5 месяцев. Конечно, это вопиющий случай увольнения беременной женщины!

При обращении в районный суд пришлось доказывать уважительность причины пропуска срока исковой давности, а по таким делам он составляет лишь один месяц. Но Л-на аккуратно посещала врача, и поэтому в суд были представлены больничные листы.

В суде представители торгового дома построили свою позицию на том, что Л-на заключила агентский договор совершенно добровольно, выполняла работы самостоятельно, ни в каких трудовых отношениях с торговым домом не состояла, и поэтому ни о какой компенсации, ни о каком восстановленни на работе не может быть и речи.

Торговый дом даже представил в суд копию трудовой книжки Л-ной в которой было указано, что работает она отнюдь не в московском торговом доме, а в подмосковном ООО «В-Д». Следовательно, считали представители торгового дома, Л-на не работает в торговом доме. К слову, как трудовая книжка, переданная Л-ной в торговый дом, оказалась «лежащей» в ООО «В-Д» — так и осталось загадкой.

Напротив, сторона истца доказывала, что отношения между Л-ной и торговым домом являются трудовыми. Во-первых, она выполняла работы по основным видам деятельности торгового дома, у неё был непосредственный руководитель — работник торгового дома (его удалось допросить в суде), денежные выплаты Л-ной именовались не иначе, как «зарплата», с Л-ной было заключено последовательно несколько договоров, на несколько месяцев каждый (последний — на год)…

Всё это позволило говорить о признании отношений, возникших между Л-ной и торговым домом трудовыми, признанию заключенных договоров трудовыми и заключёнными на неопределённый срок, а также требовать соответствующую компенсацию за вынужденный прогул, а также восстановления на работе.

Не вполне понятную позицию заняла на заседании помощник прокурора. Она заявила, что поскольку представлена в суд копия трудовой книжки с другого места работы, следовательно ни о какой работе в другом месте, в торговом доме, не может быть и речи.

Суд с мнением прокурора не согласился, признав отношения трудовыми, взыскав компенсацию, восстановив на работе, то есть удовлетворив требования истицы.

Но — не тут-то было.

Решения в наших судах «отписываются» долго, почти всегда за пределами установленного законом пятидневного срока. Так было и на этот раз. Уже спустя месяц дело с решением суда поступило в канцелярию. Торговый дом решение суда обжаловал, дело было направлено в суд кассационной инстанции…

В заседании Московского городского суда внезапно выяснилось, что своё представление по данному делу внесла и та самая помощник прокурора. Дело было снято с рассмотрения и направлено в суд первой инстанции для того, чтобы прокурору восстановили срок на внесение кассационного представления. И суд первой инстанции прокурору этот срок восстановил!

Шли годы… Дело ездило из районного суда в городской и обратно… Московский городской суд отменил решение районного суда и вернул дело на новое рассмотрение.  С момента, как было принято определение суда, до момента, как дело было вновь принято к производству в районном суде прошло четыре месяца!

Весной 2009 года дело снова рассмотрено. Решение суда было таким же, только сумма компенсации, естественно, увеличилась и составила сотни тысяч рублей. Представители торгового дома даже несколько опешили…

А они бы ещё годик подождали, тогда, думаю, на эти деньги молодая мама (родила мальчишку, пока дело путешествовало по судам) смогла бы купить уже не машину, а квартиру.

Сложным в это деле было, прежде всего, сбор доказательств. К сожалению, граждане не хранят «бумажки», связанные с трудовыми отношениями. Но сильно помогли ответчики — почти всё, что нужно они принесли в суд сами. Суду оставалось лишь оценить всё вместе.

И, конечно, удивила позиция прокуратуры. Удивительно, что женщина (пусть даже и в прокурорских погонах) была откровенно настроена против бледной беременной женщины, нашедшей силы прийти в суд, несмотря на очевидные проблемы со здоровьем… Что-то совершенно неправовое было и в интонациях, и в словах помощницы прокурора…

В итоге, во многом благодаря ей, дело рассматривалось в судах более двух лет… Хорошо, что ребёнок в школу не успел пойти!