Опекун В-ой О. Б-ва чуть не плакала: ребёнок, который жил у неё больше года, адаптировался в семье, вылечился от многих болячек и уже называет Б-ву  мамой может быть изъят у неё потому, что мать несовершеннолетней, гр-ка В-ва А. «вернулась из мест лишения свободы» и требует дочь обратно.

В-ва А. сидела на лестнице и пила пиво. В квартире В-ву А. ждали 8-летний сын и дочка двух лет. Но В-ва сидела и пила пиво на лестнице. Гр. К-ян, проходя мимо В-вой А., как утверждала последняя, наступил на край её куртки. В-ва А. встала, обматерила К-яна, и дала ему по морде, в результате чего К-ян обратился к медикам, а затем и в суд.

В-ва А. уже была судима до этого по ст. 116 УК РФ (побои), и ей было назначено условное наказание. И до этого, ей тоже назначали какое-то наказание… Но В-ва А., увы, как это принято писать в протоколах «не встала на путь исправления». На полтора года В-ва А. поехала  в места не столь отдалённые.

Своим чередом шло дело о лишении родительских прав В-вой А. в отношении её несовршеннолетних детей В-вой Н., 16-ти лет, В-ва Е., 8 лет,  и В-вой О., двух с небольшим лет. В-ва Н., допрошенная в судебном заседании пояснила, что мама пьёт, за младшими, когда может, присматривает она, Н., но проживает она «со своим мужчиной» в совершенно другом месте… В-ву А. родительских прав не лишили, мотивируя это тем, что В-ва А. находится в местах лишения свободы и по объективным причинам не может воспитывать своих детей. Ну да бог с ней…

Девчёнка В-ва О. — бойкая барышня теперь уже 4-х лет, лопочет на коленках у мамы, которая растеряна. Из органа опеки города Ш., где на О. устанавливали опеку в опеку района города Москвы пришёл факс «готовьте ребёнка к возвату матери». Из города К., где проживает мать пришли документы, согласно которым В-ва А. вернулась из мест лишения свободы, проживает без регистрации по месту жительства в квартире своего совершеннолетнего сына, вместе с его сожительницей, малолетним сыном сожительниц, выкраденным из детского дома сыном Е. При этом в квартире грязно, а в той квартире, где место жительство О. — «квартира в удовлетворительном состоянии, требует косметического и капитального ремонта», и в ней никто не живёт (из других источников знаем, что в этой квартире случился взрыв бытового газа…). За обе квартиры накоплены огромные по меркам города К. долги — 35 и  40 тысяч… Никто из проживающих не работает.

Но: «мать вернулась из мест лишения свободы, основания для назначения опеки отпали, ребёнок должен быть возвращён матери». На основании этого заключения, глава города Ш. в тот же день издал постановление об отмене опеки.

Опекун Б-ва не знала буквально, куда бежать…

В Ш-ю межрайонную прокуратуру мною была отправлена жалоба на 20 (!) страницах.  Подробнее я, наверное, никогда не рассказывал, почему и отчего нельзя просто так произвольно возвращать ребёнка  матери, оставившей ребёнка без родительского попечения. Ведь даже свидетельство о рождении, В-ва О. получила лишь в 2,5 года по заявлению сотрудника органа опеки!

Одновременно я обратился в районный суд города Москвы с заявлением об отмене постановления о прекращении опеки.

На удивление, прокуратура сработала быстро, было внесено представление, и постановление, отменяюще опеку было отменено.

Через день после отправки моей жалобы в прокуратуру из органа опеки города Ш. позвонили вотдел опеки района города Москвы: «Подождите, не везите ребёнка (словно кто-то собирался! — прим. авт.), у нас тут мамочку опять забрали — с судебным приставом подралась».

Я не знаю, как дела у Б-вой и её дочки О. сейчас, но думаю, что хорошо. И они счастливы.

Редко кто из тех, чьи проблемы удалось счастливо разрешить, звонят потом и рассказывают. Но если даже не звонят, я надеюсь, что всё у них хорошо, если моя помощь им, слава богу, не требуется. А в тот момент мы вовремя всё успели. И девочку спасли.