Т-ва и Т-в прожили в браке не один год. Но, всё в жизни меняется и стороны пришли к невозможности жить вместе.

Т-в, забрав ребёнка (от первого брака) ушёл из семьи. Т-ва, погоревав некоторое время, обратилась с иском к мировому судье о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества.

Как правило, раздел имущества супругов означает или раздел «важного» имущества, как правило, квартиры, а мелочёвку вроде мебели «из ИКЕИ» — оставляют без спора. Либо, второй вариант, встретившийся в данном случае, когда делится всё, у нас вплоть до педали от электрогитары и винтажного усилителя.

По делу было более 10 заседаний,  был предъявлен встречный иск со своим вариантом раздела имущества. Не особенно рассчитывая на результат мы просили разделить имущество с учётом того, что с Т-вым остаётся его ребёнок от первого брака и увеличить долю супруга. Данная позиция изначально характеризовалась как слабая, и не была принята во внимание судьёй.

С другой стороны, удалось доказать отсутствие части имущества, которое Т-ва предлагала поделить, хотя оно или отсутствовало, или не было совместно нажитым имуществом.

При разделе имущества были разделены и долги супругов — кредиты в различных банках. При этом удивительную вещь порекомендовал Т-вой её представитель: перекредитовать долги, записанные на имя Т-вой в другом банке ещё до того, как суд их признает общими. Таким образом, довольно весомая часть долгов перестала существовать, а новый кредит Т-вой, учитывая, что супруги не жили вместе к тому времени уже больше года, никак не мог быть признан их общим обязательством.

Дело было настолько объёмным (19 страниц решения), что судья, принимая его, даже забыл распределить между сторонами госпошлину и был вынужден принимать дополнительное решение по данному делу.

Решение было «дежурно» обжаловано в районный суд города Москвы, но ожидаемо оставлено без изменений: квартиру пополам, имущество отсутствующее в натуре не делить. как и не совместное, обязательства, не существующие к моменту рассмотрения дела в суде— не делить, вновь возникшие обязательства не являются совместными.

Данное дело можно назвать, в каком-то смысле, памятником беспечности. Ошибка в консультации Т-вой со стороны её представителя «стоила» ей около 700 тысяч рублей.

Нельзя сказать, что мой клиент был слишком обрадован данным фактом, развод в принципе не слишком приятный факт, но, определённо, подсластить пилюлю получилось вполне.

Отдельно хотелось бы отметить вдумчивость и в хорошем смысле неторопливость мирового судьи: довольно редко встречающиеся качества у мировой юстиции, увы.