Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Законодательная инициатива. Законопроект. Закон.

Когда мы видим в ленте новостей сообщение из разряда «в Госдуме планируют запретить ковыряться в носу по пятницам» — это, вот, что? Пугаться,? Собирать чемоданы? Подписывать петиции? Митинговать или тихо лежать, прикрывшись ветошью? Что-то уже изменилось в нашей жизни? Это уже стало законом, и теперь по пятницам совсем-совсем нельзя?

На самом деле, до того, как стать обязательным, любой закон проходит массу стадий своей жизни (иногда доходит до смерти, даже не родившись). И когда вы читаете в новостях слово «предложили», «планируют» или что-то подобное — это значит, что закона ещё нет, и бежать исполнять его пока рановато.

Например, если взять наш «любимый» сиротский закон, то некоторые органы опеки уже обогнали паровоз и стали активно применять то, что ещё даже не получило статус законопроекта, а просто  является текстом для обсуждения. Из Москвы и Московской области уже, что местные опеки уверяют кандидатов в усыновители и опекуны в обязательности «психологического обследования» и невозможности переезда опекуна без разрешения органа опеки. Остановитесь, «гости из будущего»! Ещё не вечер, и что будет (а чего не будет) в новом законе — мы ещё посмотрим.

До того, как появится текст

Каждая инициатива о принятии того или иного закона, прежде чем выродится в текст, проходит обсуждение. Если законопроект готовит правительство — то эта процедура публична, и от граждана (через всем вам уже знакомый механизм  regulation.gov.ru) собирают замечания и предложения к концепции закона. Эти предложения должны быть осмыслены разработчиками, и на каждое предложение должен быть дан ответ, причём не только лично тому, кто что-то предложил, но и путём включения в таблицу предложений, которая публикуется на портале.

Напротив каждого предложения разработки закона сотрудники того или иного министерства (как правило) ставят «учтено» или нет, и поясняют, почему.

К сожалению, такой порядок обязателен только для законопроектов, подготовленных правительством или министерствами. Депутаты и члены Совета Федерации могут вносить любой законопроект по принципу «сегодня загорелось».

Что и делают, забивая входные потоки новостей своими «в Госдуме планируют…».

Разработка текста

Очень часто для разработки того или иного законопроекта в органах исполнительной власти создаются так называемые «рабочие группы». Я уже писал, что эти органы, конечно, совещательные, но часто именно на этом этапе получается что-то изменить в проекте закона, во всяком случае, очевидную чушь и ошибки. Концептуально, конечно, с рабочей группой не все и не всё готовы обсуждать, но, по крайней мере, выслушивают.

Рабочая группа создаётся органом исполнительной власти (например, министерством) совершенно самостоятельно, нет какого-то нормативного акта о том, кого и как туда включать — с кем хочет «посоветоваться министр», с тем и советуется.  Однако, довольно часто обычное обращение от научной или общественной организации позволяет включить в состав рабочий группы и кого-то, чей взгляд на разрабатываемый законопроект может отличаться от «генеральной линии».

В результате работы группы экспертов, и, конечно, труда чиновников, на свет божий появляется он — текст.

Общественное обсуждение

Вообще, это штука достаточно новая. До конца 2000-х годов всё общественное обсуждение проходило без всякой формализации. Достал какой-то журналист текст, дал эксперту прочитать, тот что-то прокомментировал, комментарий опубликовали — вот вам и «обсуждение». Или, как часто бывало, раздадут 30 страниц законопроекта прямо перед заседанием Общественного совета при министерстве, и слушают коллективный «одобрям-с» от людей, не успевших прочитать и страницы.

Однако, если я не ошибаюсь, в 2013 году была создана специальная система, позволяющая сделать обсуждение каждой законодательной инициативы правительства действительно общественным. Каждый желающий может зарегистрироваться на портале regulation.gov.ru и написать свои замечания к опубликованному тексту законопроекта.

Есть, конечно, некоторые недоработки. Например, систему поиска по законопроектам не назовёшь удобной: разобраться, где именно будет лежать текст о детях-сиротах — непростой квест. Но это вы ещё просто не были на сайте госзакупок — вот уж где реКбус и кроКссворд, как говорила Аркадий Райкин… В общем, если хотите — найдёте. Главное, что он там есть.

На общественное обсуждение большинства проектов нормативных актов даётся лишь 15 календарных дней. Некоторые законопроекты, прежде всего социального характера, обсуждаются 60 дней, но это бывает не слишком часто. Кроме того, по решению председателя правительства срок обсуждения может быть изменён, и даже отменено само общественное обсуждение. Но это случается ещё реже, поскольку отмена такого обсуждения даёт в руки чрезмерно активным депутатам, пока закон пойдёт через Госдуму, дополнительный «козырь»: мол, мнение народа не спросили…

По окончании обсуждения сотрудники министерства заполняют ещё одну табличку с предложениями граждан, отвечают каждому на предложение, и вместе с текстом (может быть, доработанном на основе замечаний) отправляют в правительство.

«ФОИВы» и анти-коррупция

Как правило параллельно с общественным обсуждением ведущее министерство запрашивает мнение других федеральных органов исполнительной власти (нежно называются «ФОИВы»), региональные власти: губернатора или профильные департаменты, иногда — парламенты регионов, а также представляют текст на «независимую антикоррупционную экспертизу».

Все эти три момента носят непубличный характер и, в основном, являютя формальностью. Разбирать их не будем — от нас тут ничего не зависит.

Внесение законопроекта в Госдуму

Правительство, а точнее конкретный вице-премьер, курирующий министерство-разработчика (в нашем, «сиротском» случае — Т. А. Голикова) принимает у министерства и вносит его на заседание правительства. Или отправляет его на доработку (редко).

Правительство одобряет, и премьер-министр (в нашем случае — Д. А. Медведев) подписывает сопроводительное письмо о внесении законопроекта в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации. Фельдъегерь щёлкает каблуками, и через час пачка бумаги (обязательно с флешкой!) поступает в здание на Охотном ряду.

Государственная Дума и принятие закона

В Государственной Думе законопроект рассматривается сначала председателем палаты, потом профильным комитетом, может — Советом Думы, может— ещё несколькими комитетами и, наконец, назначается к рассмотрению в первом чтении. Если закон «в принципе» депутаты одобряют — его принимают в первом чтении.

До второго чтения депутаты могут внести свои поправки к тексту закона, чем они часто пользуются. И если, скажем, депутату от вашей области в этот момент придёт от вас письмо с просьбой обратить внимание на законопроект и отдельные его положения и поправить негодное — может быть, этот конкретный депутат действительно повнимательнее отнесётся и поправки свои предложит.

Поправки будет рассматривать сначала профильный комитет, потом Дума целиком. Дума поправки может принять, может отвергнуть, и — большинством голосов законопроект будет принят во втором чтении.

Дальше у закона два пути: или с «косметическими» (их называют «редакционными») правками он будет принят в третьем чтении, или будет отклонён. Но так с проектами Правительства случается редко. Очень редко. Поправки принять — да, а чтобы вообще отклонить — редко. Но случается. Политика же ж.

После того, как законопроект примут в третьем, окончательном, чтении, его направят в Совет Федерации.

Одобрение в Совете Федерации

У верхней палаты парламента есть 14 дней на то, чтобы отвергнуть (коли захотят) закон, принятый Государственной Думой. Если в течение 14 дней этого не произошло — закон считается одобренным и поступит к на подпись Президенту.

Но чаще всего верхняя палата парламента всё-таки в течение двух недель утверждает (правильно говорить «одобряет») то, что принято в Думе. Если же закон отвергается, создаётся «согласительная комиссия»  и происходит так много официальных телодвижений, что Совет Федерации старается законы не отвергать.

Подписание Президентом

У него ещё 2 недели на то, чтобы закон подписать. Может не подписать и вернуть в Думу. Такое случается в существующих политических реалиях крайне редко.

Как правило законы подписываются в первые день-два после поступления из Совфеда, и передаются на публикацию.

Публикация и вступление в силу

Есть общее правило: неопубликованные нормативные правовые акты действовать не могут. Поэтому все-все-все, даже самые «маленькие» нормативные акты, а что уж говорить про законы — официально публикуются. Некоторое время назад законы обязательно публиковались в «Российской газете» и, конечно, в еженедельном бюллетене «Собрание законодательства Российской Федерации». Теперь большинство законов публикуется (во всяком случае, первый раз) на сайте  pravo.gov.ru.

Ни один закон не может вступить в силу (а значит, применяться) раньше официального опубликования.  В общем случае законы вступают в силу по истечении 10 дней с даты его официального опубликования. Но часто в самом тексте закона указано, когда он вступает в силу. Например, «С 1 января 2021 года».

И вот тогда уже пора прекращать ковырять в носу по пятницам. И новость об этом будет звучать как-то по-другому: «Сегодня президент подписал» или «с сегодняшнего дня — ни-ни!».

 

Объявление для господ потенциальных усыновителей, опекунов и прочих приемных родителей

В ближайшее время у нас два события.

Во-первых, начинается занятие очередной группы Школы приемных родителей ИСППП. Записаться на эту уже поздновато, группа набрана, но можно порадоваться за других и  попробовать на следующий набор попасть.

Во-вторых, всех желающих ждём на Городское юридическое занятие — это отдельно юридический блок ШПР, веду я, адвокат Жаров. На него тоже надо записываться, но оно будет полезно не только текущим слушателям ШПР, но и тем, кто учился ранее, и вообще всем, кто интересуется темой семейного устройства. 2 февраля, запись — на сайте ИСППП.

Не нравится законопроект? Выборы? Чистота в подъезде? Пишите письма!

Как пожаловаться, обратиться с просьбой или просто уведомить чиновника из любого министерства? Конечно же отправить письмо!

Например, не нравится вам законопроект Министерства просвещения — напишите об этом в само министерство, депутатам государственной думы или даже президенту В.В. Путину.

Но чтобы письмо дошло до адресата, нужно правильно его написать и подписать.

Репортаж из крынки с молоком или история предложений в #сиротскийзакон

Мне кажется, пора подвести некоторые промежуточные итоги. Что же мы с вами сделали.

Поручение президента

Начну издалека. Откуда вообще появился этот законопроект и почему.

В 2017 году произошло несколько довольно громких историй, когда приёмные родители (и тут, кстати, отметились все формы устройства, и собственно приёмные родители, и опекуны, и усыновители — в СМИ всё было в кучу, приёмных называли усыновителями, опекунов — приёмными, а все через раз — опекунами…) совершали в отношении своих детей (приёмных, подопечных, усыновлённых) преступления. Некоторые истории весьма трагичны (приводить не буду). И их было несколько.

Руководитель Следственного комитета А. И. Бастрыкин, человек довольно известный своим чрезвычайно трепетным отношением ко всему, что касается детей, доложил президенту о том, что СК, мол, борется с этими такими-разэтакими приёмными родителями, которые бьют и убивают детей, но их отбор, родителей, плох, придурки туда пролезают, психические, потому и убивают, мол.

И президент дал поручение: разработать закон об обязательном психологическом тестировании всех кандидатов в приёмные родители. Ну и там ещё, до кучи, чего-то написали. Основное, всё-таки, это «психологическое тестирование».

Я повторюсь, наверное, в сотый раз, но иллюзия живуча: многим (даже президентам и психологам) кажется, что психологи знают какие-то такие волшебные методики, которые позволяют «залезть в голову» и сказать: будет данный гражданин бить детей или не будет.

Разумеется, таких методик быть не может в принципе, поскольку мы — люди, и обладаем волей, и наше поведение — не принуждение обстоятельств, а всё-таки наш волевой акт. И потому, какие бы «предпосылки» или «предрасположенности» у кого бы то ни было не были — ни черта это не значит. Если по мнению психолога я — гадюка последняя, не факт, что у меня есть хвост и яд. А психологов, даже с дипломами, которые про меня, например, мало чего хорошего скажут, я вам могу вагон предоставить.

Так вот, поручение родилось. И с этого момента Министерство образования и науки (как оно тогда было) и лично министр Васильева — подневольны. Они не могут не разработать этот закон. У них есть приказ начальства. Который, как известно, не обсуждают.

Борьба министра с «как называемые родителями»

Но дальше случилось странное.

Сначала законопроект в качестве инициативы провисел на сайте regulation.gov.ru чуть ли не год безо всякого движения… Думаю, случилось это не умышленно, но всё-таки по понятным причинам: объективности ради, чиновники в министерстве вовсе не идиоты, чтобы такую… кгхм-кгхм… ерунду писать с удовольствием. В общем, тянули.

И тут у министра Васильевой отпиливают половину министерства, причём, как мне кажется, более интересную, чем та, что осталась. И при передаче дел от расформировываемого министерства в новые осколки, выяснилось, что поручение президента «зависло».

Его вытащили на свет божий и срочно стали дорабатывать.

При этом сама Васильева (и кто это ей посоветовал…) высказалась в августе в том роде, что, мол, надо «так называемых родителей» — это она про приёмных — как-то приструнить, прижучить, и ужесточить (сказала это слово четыре раза).

Одновременно мне начали этот законопроект присылать. Из регионов, куда его отправили на срочное согласование.

Я прочитал, обалдел, опубликовал и прокомментировал. Конечно, этот законопроект — революция, и как любая революция, гробит всё живое вокруг. В первую очередь, убивает устройство детей в семьи. Почему именно так — писали много, писал и я.

К сожалению, ни инициаторы законопроекта (по сути, СКР и Бастрыкин), ни те, кто его писал (чиновники разного уровня Минпросвещения) не понимают сути глубинной опасности этого законопроекта. Первые — видят только одноходовые комбинации, да и их дело — с преступностью бороться, а не об устройстве детей думать. Кстати, в этом смысле у меня к СКР претензий нет — но кто же их убедил, что «психологическое тестирование» поможет решить их задачу? Галина Владимировна, не вы ли?

Вторые… Со вторыми сложнее. Сначала они отрапортовали, что теперь, мол, количество сирот «всего» 40 тысяч, и теперь, мол, пришла пора «жёстко отбирать» тех, кому детей доверяют. Это не ошибка, это, как мне представляется, просто искривление пространства, если смотреть на федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей не из детдомовской палаты, и даже не из кабинета (кабинетика 8 метров квадратных на троих) районного органа опеки, а из хорошего кабинета с белыми занавесками на Тверской улице. Ну, вот так вот искривляется картина, не видно за лампочками на Центральном телеграфе того, как и чем живут эти 40 тысяч, и кто их взять может в принципе в семью.

Эти люди действительно уверены, что ужесточать этот неестественный отбор — надо, что психологи — наши универсальные солдаты и всё могут, что  можно сначала принять закон — а потом уже придумать, как ему работать. Они так думают. И у меня переубедить — не очень получается, хоть я и старался и стараюсь.

Приёмные родители отвечают: #четвертый_не_лишний

И вот тут, внезапно, появляется Светлана Строганова с #четвертый_не_лишний и Жаров с ещё более детальным разбором документа.

Надо сказать, что люди просто остолбенели, прочитав.

А ведь поначалу никто не собирался читать, разбираться, о чём-то думать. Как обычно. Обычно расчёта на то, что будет охвачен массами больше, чем один тезис, нет. Но пробило!

На самом деле, приёмные родители (всех форм, разного опыта, разного возраста, всего — разного) — очень активные люди. Если у среднестатистического человека порожек, через который он уже и не хочет, не может, и не будет, и страшится переступить, условно, два сантиметра, то у приёмных родителей — тридцать шесть. Примерно.

Потому, что взять ребёнка (пока что чужого) в собственную семью — это ЕЩЁ КАКОЙ ПОРОЖЕК, и что им надо было пройти до того (опеки-врачи-менты-суды), большинство не проходит за жизнь. И поэтому приёмные родители, усыновители, опекуны — они МОГУТ. И, в общем, готовы к большему, чем средний «лайкатель» в интернете.

Ну, они и выдали.

Загудела Общественная палата, зашуршали письма, отправляемые всем… И тут — не буду снимать с себя заслуженные лавры — не последнюю роль сыграли «домашние заготовки» адвоката Жарова. Одно дело — призывать, мол, напишите, другое дело — дать «шапку», большой, осмысленный развёрнутый текст, который можно и дополнять и выпалывать, и — инструкцию, куда и как подать своё обращение.

И — ухнуло.

Сначала министр Васильева дезавуировала свои высказывания о «не больше трёх» (публично) и про «так называемых родителей» (сами не слышали, публично не было, но кто-то рассказывал).

Потом Татьяна Юрьевна Синюгина, первый из назначенных заместителей Министра просвещения, была вынуждена отстоять бой в Общественной палате, и вообще везде, по-моему. (Вот, кстати, боец! Выдержка, юмор, но строгое следование назначенному направлению — находка для Минпросвещения, и для сферы семьи — тоже. Слушает и слышит, уважает и выполняет обещанное — нечастое нынче качество чиновника).

Высказаться дали всем — гасили поднявшуюся волну жёсткого негатива.

Даже — редкий случай — решили закон всё-таки обсуждать широко и с народными массами.

С сентября по декабрь работала рабочая группа, я про это писал. На мой взгляд, небезрезультатно работала, закон стал намного лучше.

Но, надо понимать, что из концепции чиновник «выпрыгнуть» не в силах: приказано сделать «психо-», его и делают. Вот до сих пор — слышат, понимают, и вносят изменения, а вот от этого километрового столба — всё, ничего не тронем: останется и «сопровождение» обязательное, и «крепостное право», и «обследование».

Народное законотворчество по всем правилам

Однако, закончив в декабре обсуждение в рабочей группе, Минпросвещения почему-то протянул почти неделю с опубликованием законопроекта на сайте regulation.gov.ru. Я не знаю, чем это было вызвано, может быть, вполне объективными реалиями,  но так уж «удачно» получилось, что законопроект «вскочил» в последнюю дверь последнего вагона уходящего года: он опубликован в последний рабочий день 29 декабря 2018 года где-то в 6 часов вечера.

Таким образом, на обсуждение его осталось ровно три рабочих дня.

И вот тут начинаются чудеса.

Я был уверен, что начинать информировать граждан о том, что закон вынесли на обсуждение, надо было не раньше окончания каникул. Ну, потому что по 8 января российский интернет, да и страна в целом — спящее (хорошо, если не в салате) царство.

Было волнительно: если начинать 9-го, успеем ли мы до 12-го? Я рассчитывал, что если будет хотя бы 100 обращений, это станет бомбой.

Но сообщений оказалось больше 600 (и это только те, о которых нас уведомили сами граждане). Но — по порядку.

В первую очередь я подготовил и хорошо, как мне кажется, обосновал, критику четырёх основных негативных моментов этого законопроекта. Когда публикуешь структурированный текст, довольно «отжатый», без воды и лишних эмоций — велика вероятность, что его прочтут. И даже что скопируют. Так и случилось.

Второе, что было сделано, и что можно считать нашим определённым ноу-хау: написана пошаговая инструкция с картинками, как именно и куда это свое мнение надо заносить. В принципе, ничего сложного, вроде. Но это мне, например. А человеку, который (на эмоции — что уж тут лукавить) залез первый раз на этот чудо-сайт — ему не очень понятно. И расходовать его время, внимание и «высоту порожка» на поиск нужной кнопочки — верх расточительства.

Третье, мне показавшееся сначала не совсем важным, но сразу же стало понятно, что оно — важное. И очень.

Все эти сайты государственные роднит одно — ты туда что-то отправил-написал, и… Дальше — тишина. Ты не знаешь, прочитал ли твоё письмо кто-то живой, будет ли ответ, дошло ли оно или пропало по дороге… Тебе очень бы хотелось, чтобы дошло, но как проконтролировать? Мы придумали простейшее: попросили прислать нам копию. Мы пообещали, что это всё распечатаем, сброшюруем и отнесём в Минпросвещения с просьбой проверить, всё ли дошло. И это оказалось, как мне кажется, решающе важным: каждый из вас поверил, что мы способны заставить государственную машину хотя бы прочитать отправленное!

Действительно, мы переписали все фамилии, имена и отчества, сгруппировали всё по регионам, подшили по порядку — и сдали. Чиновникам, конечно, в принципе, не слишком «удобно», что к ним обращаются, но всё-таки вот таким списком мы постарались облегчить и их работу: сверить стало проще, часть работы мы за них выполнили.

К слову, я искренне считаю, что махать шашкой в нынешнем министерстве — не против кого; ни один из встреченных мною сотрудников не является ни дураком, ни врагом — все готовы сотрудничать, все слышат, слушают и, в целом, даже стараются. Поэтому мы не «забросали Минпросвещения» макулатурой, а дали работникам в руки инструмент для хорошего выполнения своей работы, и, конечно, чтобы ни одно предложение не потерялось.

Сто сообщений мы набрали за день. Дальше процесс затормозился слегка — всё-таки не все проснулись после праздников.

Помощь пришла из Питера. Известный блогер Александра Скробан не просто «лайкнула и скопировала», но очень искренне обратилась к своим читателям и даже зрителям: провела прямой эфир про #сиротскийзакон.

У меня нет столько нежности и искренности — я больше похож на рельсу, чем на тёплый домашний плед. А у Александры есть. За последние два часа 12 января к нам пришло почти 300 писем — половина от общего числа.

Всего нам отправили копии 597 раз. Каждое из этих писем мы распечатали, записали в колонку имя, фамилию, отчество и собрали по регионам.

Это непростое дело, нам потребовалось на это два дня. Я очень надеюсь, что в следующий раз, когда придётся делать нечто подобное, мы сможем рассчитывать на помощь от кого-то из вас, физическую помощь.

Но делать надо, и надо делать именно так.

Обращайтесь лично и письменно!

Я горячо убеждён в том, что ни митингом, ни коллективными письмами, ни обращениями на площадках в интернете — нельзя внести изменения в законопроект или вообще, шире, что-либо конструктивное.

Прежде всего потому, что у каждого из нас своё мнение. Подписать петицию, где есть 10 пунктов, из которых есть два, с которыми я не согласен — я не смогу подписать такое. Мы столкнулись с подобным, когда подписывали самую первую петицию — она опубликована на сайте ИСППП: то одного подписанта не устраивает «а», другого — «б»… Это чрезвычайно сложно организовать. Тем более — быстро.

Когда тебе предлагают 10 пунктов на выбор (и ты можешь хоть ещё 10 дописать своих, а из имеющихся — 5 удалить) — это совсем другое дело.  Пусть мы не сходимся в чём-то, но каждый из нас может высказаться — только дайте удобный, адекватный веку, механизм.

И ещё. На каждое официальное (! — не с change.org) обращение чиновники должны подготовить ответ. Он может быть короткий, или подробно мотивированный, но он должен быть. Если вы пишите от 10 профессионалов одно обращение, то оно будет, во-первых, довольно «беззубое», поскольку вам надо удовлетворить всех подписантов, а во-вторых, оно будет ОДНО. Вам один раз и ответят. И подумают ОДИН раз. И в каком-нибудь отчёте оно будет фигурировать как ОДНО обращение.

А теперь давайте представим, что эти 10 подписантов написали 10 писем? В сумме — как минимум не хуже, так? Пусть у одного — про капусту, у другого — про фарш, но вместе — всё равно про голубцы!

И теперь отвечальщику нужно ДЕСЯТЬ раз подумать, ДЕСЯТЬ раз прочитать, ДЕСЯТЬ раз ответить.

По-моему, это очевидно, что индивидуальные обращения по силе воздействия — сильнее одного письма с миллионом подписей.

Строго по правилам, установленным для разрабатываемых ведомствами законопроектов, сейчас разработчики — Минпросвещения — должны составить таблицу, в которой указать все поступившие предложения. И эту таблицу опубликовать.

Мы проверим, насколько в эту таблицу попали те предложения, которые нам прислали копиями. Если не попали — пожалуемся, если попали — мы сделали, что могли!

Я не знаю, какое решение примет завтра (или через неделю) вице-премьер Татьяна Голикова — пропустит ли закон в таком виде, или отправит ещё дорабатывать, но у неё на столе должна лежать увесистая пачка бумаги — вот эта вот таблица с вашими предложениями. И она её должна (бы) прочитать.

Мы все глядим в Наполеоны, конечно, и пафосно вздымаем палец над экраном айфона: ах, какие гады! ах, как возмутительно! ах, они игнорируют мнение народа!

Давайте по-честному: наверное, да, игнорируют.

Но, строго говоря, а они как его, мнение это, узнают? Вот придуман механизм, который ровно эти мнения и должен собирать — regulation.gov.ru. Многие ли люди им пользуются?

У нас создаётся иллюзия, что если наша лента в FB, VK или в OK, да хоть в Телеграме,  пестрит какой-то новостью — всё, это новость в мире «номер один». Но это не так.

Для министра Васильевой — не так. Она фейсбук, скорее всего, не читает вовсе. Или читает — но не так, как вы думаете. И Голикова — не так, и — страшное дело — Путин тоже.

Для связи с этими людьми есть определённые механизмы, простейший из которых — конверт с написанным адресом и маркой в 22 рубля. Если вы что-то напишете на бумаге, напишете «кому-куда» и свой обратный адрес, подпишитесь, запихнёте в конверт, наклеив 22 рубля марок (водятся на почте) и бросите просто в ящик «Почты России» — ваше обращение прочтут, и даже ответят. Скорее всего, в срок, и письменно.

И если вы напишите что-то действительно важное, или таких как вы будет много — об этом узнают и Голикова, и Васильева, и, сказать страшно, Путин.

Но проблема как раз в том, что никто не пишет. То есть совсем никто. Зайдите на regulation, пройдитесь «по рядам», много видите обсуждений? Ноль. Никому не надо.

Ну, не надо, так не надо…

Да, увы, нами управляют те, кто управляет, они не могут быть в сто раз умнее каждого из нас, и в сто раз начитаннее. Так высказывайтесь, пишите! И вот если в этом случае не ответили и не учли — тогда надо возмущаться.

Примерно как мы в августе, когда НАС НЕ СПРОСИЛИ.

А сейчас — спросили.

И мы — ответили.

А сейчас посмотрим, что из наших предложений приняли. И если не приняли важное — будем высказывать своё мнение и дальше. Конструктивно, письменно, индивидуально. По делу. По существу. С ожиданием, что услышат и поймут.

С ощущением, что все мы делаем что-то действительно важное. И нам, и вам, и детям.

А Жаров будет продолжать, как та лягушечка, телёпать лапками в крынке с этим молоком… Собьём маслице — не собьём — не знаю, не тут решается. Но, поскольку это уже лично моя зона ответственности, сбивать масло упорно продолжу.

И другим в этом по возможности помогать.

Второй контрольный список (предложений к законопроекту)

Вчера, 14 января в Минпросвещения было доставлено 327 писем, сегодня — ещё 270, список авторов — в этом посте.

Если вы не нашли себя ни в этом списке, ни в том, пожалуйста, напишите на 001@isppp.site , не хотелось бы потерять даже одно письмо.

Как искать себя: Сначала находим свой регион (Московская область, Санкт-Петербург и Москва — в самом низу), затем ищем своё имя. Если первая буква фамилии и отчество (О-вна, например из Олеговны…) совпадает — 99% это именно вы. Если вы не нашли себя, листайте вниз, до Москвы, к которой мы «приписали» и тех, чьи регионы были непонятны. Ищите себя там. Не нашли и там, если вы отправляли письмо нам до 21 часа 12.01.2018 — смотрите первый список, нет и там, пишите на 001@isppp.site (пожалуйста, с того же адреса, с которого вы отправляли в первый раз).

Нас много! Нас правда волнует, что будет с сиротами в нашей стране! И теперь это видно.

Партия № 2 (15.01.2019) — письма, полученные с 21:00 12.01.2019

Мы:

Алтайский край

  1. Б. Мария С-вна

Архангельская область

  1. М. Дарья С-вна

Астраханская область

  1. Н. Анна В-вна.
  2. М. Анна А-евна

Башкирия

  1. Л. Олеся К-вна
  2. Х. Элина Р-вна

Брянская область

  1. К. Наталья С-вна

Владимирская область

  1. К. Александр В-вич
  2. М. Наталья С-вна
  3. Т. Елена А-овна

Волгоградская область

  1. В. Ольга В-вна
  2. С. Тамара А-вна

Вологодская область

  1. К. Алексей А-вич
  2. К. Ирина А-вна
  3. О. Юлия А-вна

Воронежская область

  1. А. Мария В-вна
  2. Д. Светлана С-вна
  3. Н. Анна Л-вна
  4. Т. Мария В-вна

Ивановская область

  1. А. Иван Т-вич
  2. К. Татьяна А-вна

Калининградская область

  1. Т. Евгения Г-вна

Калужская область

  1. Б. Мария А-вна
  2. Г. Полина А-вна
  3. Ш. Ольга В-вна

Калмыкия

  1. К. Полина А-вна

Краснодарский край

  1. Б. Екатерина С-вна
  2. Л. Андрей И-вич
  3. М. Елизавета В-вна
  4. О. Анастасия И-вна
  5. П. Оксана С-вна
  6. С. Алиса И-вна
  7. С. Арнольд Г-вич
  8. Т. Наталья А-вна
  9. Ш. Алина Р-вна
  10. Щ. Елизавета Ю-вна

Красноярский край

  1. Б. Марина А-вна
  2. Г. Татьяна С-вна
  3. К. Елена О-вна.
  4. П. Василий Г-вич
  5. Т. Елена В-вна
  6. Х. Евгения В-вна

Крым

  1. П. Дарина В-вна

Курганская область

  1. Г. Мария В-вна

Курская область

  1. Б. Татьяна Е-вна
  2. К. Маргарита А-вна
  3. Ч. Екатерина В-вна

Ленинградская область

  1. Н. Светлана А-вна

Республика Марий Эл

  1. В. Надежда А-вна

Мурманская область

  1. Б. Маргарита С-вна
  2. Е. Лада А-евна
  3. Л. Дмитрий А-вич
  4. П. Евгения О-вна

Нижегородская область

  1. Б. Юлия С-вна
  2. Б. Юлия С-вна
  3. Е. Алексей С-вич
  4. Е. Анастасия А-вна
  5. Е. Анастасия А-вна
  6. К. Александра С-вна
  7. К. Василий А-вич
  8. К. Татьяна А-вна
  9. К. Мария А-вна
  10. Л. Дина М-вна
  11. М. Юлия А-вна
  12. С. Мария В-вна
  13. С. Елена В-на.

Новосибирская область

  1. Д. Татьяна А-вна

Омская область

  1. С. Ирина П-вна

Пензенская область

  1. М. Михаил С-вич

Пермский край

  1. Ф. Наталия В-вна
  2. Ш. Анна В-вна

Псковская область

  1. В. Марина А-вна

Ростовская область

  1. Б. Михаил Е-вич
  2. Б. Александра А-вна
  3. С. Ирина А-на
  4. Я. Кристина Г-вна

Самарская область

  1. К. Татьяна Ю-вна
  2. Ч. Ксения В-вна
  3. Я. Юлия А-вна

Саратовская область

  1. Д. Евгения К-вна
  2. К. Ольга С-вна

Свердловская область

  1. А. Константин А-вич
  2. А. Оксана П-вна
  3. П. Альфия З-вна
  4. Т. Мария С-вна
  5. Ш. Любовь П-вна

Татарстан

  1. А. Полина И-вна
  2. Ш. Валерия В-вна

Тверская область

  1. З. Виталия И-вна
  2. С. Ксения А-вна

Тюменская область

  1. Б. Мария В-вна
  2. С. Софья П-вна
  3. Х. Валерия И-вна

Удмуртия

  1. А. Гульназ С-вна
  2. О. Евгения В-вна

Ульяновская область

  1. Е. Елена Е-вна
  2. С. Екатерина Н-вна

Хакасия

  1. А. Алина Иналовна
  2. А. Мадина Иналовна

Челябинская область

  1. Б. Оксана А-вна
  2. В. Кристина Г-вна
  3. Г. Андрей Н-вич
  4. У. Алёна С-вна
  5. У. Светлана В-вна

Чувашия

  1. В. Анастасия С-вна

Ярославская область

  1. К. Надежда С-вна

Севастополь

  1. Ю. Диана Э-вна
  2. Я. Элина Л-вна

Санкт-Петербург

  1. Б. Елена Ф-вна
  2. Б. Варвара В-вна
  3. В. Михаил А-вич
  4. В. Константин В-вич
  5. В. Ольга Г-вна
  6. В. Алексей В-вич
  7. Г. Елена М-вна
  8. Г. Светлана А-вна
  9. Д. Антонина А-вна
  10. Ё. Наталия В-вна
  11. З. Ольга Ю-вна
  12. И. Марина П-вна
  13. К. Андрей В-вич
  14. К. Екатерина Р-вна
  15. К. Елена А-вна
  16. К. Юлия Е-вна
  17. К. Алексей Л-вич
  18. К. Ирина В-вна
  19. К. Анастасия Е-вна
  20. Л. Людмила В-вна
  21. М. Клавдия И-вна
  22. М. Анастасия А-вна
  23. М. Мария Н-вна
  24. П. Екатерина А-вна
  25. П. Анна Е-вна
  26. С. Юлия В-вна
  27. С. Наталья Ю-вна
  28. С. Дина С-вна
  29. С. Владимир Г-вич
  30. С. Мария А-вна
  31. Т. Денис М-вич
  32. Т. Екатерина Е-вна
  33. Ф. Вадим Г-вич
  34. Ч. Алина А-вна
  35. Ш. Александра В-вна
  36. Щ. Марина

Московская область

  1. А. Александр А-вич
  2. А. Надежда С-вна
  3. А. Анастасия В-вна
  4. А. Дарья А-вна
  5. А. Алёна Г-вна
  6. Б. Елена А-вна
  7. Б. Анастасия Н-вна
  8. Б. Дмитрий А-вич
  9. Б. Алеся С-вна
  10. Б. Мария Сергеевна
  11. Б. Андрей Андреевич
  12. Б. Евгения Олеговна
  13. Г. Александр Сергеевич
  14. Д. Тея Георгиевна
  15. Д. Ирина Алексеевна
  16. Д. Анна Михайловна
  17. Д. Елена Валерьевна
  18. Ж. Анна Евгеньевна
  19. К. Мария Андреевна
  20. К. Асмик Микаеловна
  21. К. Анна В.
  22. К. Ольга С-вна
  23. К. Светлана К-вна
  24. Л. Евгений А-вич
  25. О. Илья Г-вич
  26. О. Ольга В-вна
  27. О. Валентина А-вна
  28. О.Наталья А-вна
  29. П. Оксана В-вна
  30. Р. Дарья О-вна
  31. Р. Вера Н-вна
  32. Р. Светлана В-вна
  33. Р. Ольга В-вна
  34. С. Валентина Е-вна
  35. С. Анастасия Е-вна
  36. С. Николай С-вич
  37. С. Ольга А-вна
  38. С. Юлия А-вна
  39. Т. Оксана Б-вна

Москва

  1. А. Александр С-вич
  2. А. Степан А-вич
  3. А. Татьяна В-вна
  4. Б. Ольга П-вна
  5. Б. Эмма А-вна
  6. Б. Наталья В-вна
  7. Б. Ольга И-вна
  8. Б. Лейсан Р-вна
  9. В. Наталия В-вна
  10. В. Юлия А-вна
  11. В. Анастасия П-вна
  12. Г. Анна О-вна
  13. Г. Софья М-вна
  14. Д. Яна А-вна
  15. Д. Ксения А-вна
  16. Д. Анна Н-вна
  17. Д. Екатерина Е-вна
  18. З. Елена Н-вна
  19. З. Иван А-вич
  20. И. Наталия Е-вна
  21. К. Полина А-вна
  22. К. Елена А-вна
  23. К. Ольга М-вна
  24. К. Станислав Л-вич
  25. К. Марина Н-вна
  26. К. Евгения А-вна
  27. К. Анастасия Г-вна
  28. К. Ксения В-вна
  29. К. Екатерина А-вна
  30. К. Ирина А-вна
  31. К. Мария Д-вна
  32. К. Анастасия В-вна
  33. К. Елена Ф-вна
  34. М. Алсу Р-вна
  35. М. Диана В-вна
  36. М. Мария В-вна
  37. М. Екатерина В-вна
  38. М. Ольга В-вна
  39. Н. Регина Р-вна
  40. О. Евгения А-вна
  41. О. Ульяна Ю-вна
  42. О. Татьяна Р-вна
  43. П. Светлана А-вна
  44. П.а Ирина А-вна
  45. П. Егор М-вич
  46. П. Иван В-вич
  47. П. Татьяна А-вна
  48. П. Маргарита А-вна
  49. Р. Юлия В-вна
  50. Ря. Ольга Ю-вна
  51. С. Гузель И-вна
  52. С. Александр А-вич
  53. С. Инна В-вна
  54. С. Екатерина С-вна
  55. С. Елена Г-вна
  56. . Ольга И-чна
  57. С. Евгения В-вна
  58. С. Екатерина Г-вна
  59. С. Ксения Ю-вна
  60. С. Ксения М-вна
  61. Т. Милана З-вна
  62. Т. Мария Н-вна
  63. Т. Марина С-вна
  64. Т. Александр А-вич
  65. Х. Ландыш Ф-вна
  66. Ч. Ольга -вна
  67. Ч. Павел Д-вич
  68. Ш. Виктория А-евна
  69. Ш. Лиана Г-вна
  70. Ш. Анастасия Э-вна
  71. Я. Галина В-вна
  72. Д. Антонина А-вна.
  73. Б. Валентина
  74. Г. Полина
  75. К. Мила
  76. К. Наталья А-вна
  77. М. Наталья
  78. М.-Ш. Екатерина
  79. М. Ирина
  80. О. Руслан Г-вич
  81. П. Оксана
  82. С. Людмила М-вна.
  83. С. Юлия
  84. Т. Ольга
  85. Т. Юлия
  86. Т. Олеся
  87. Т. Галина С-вна.
  88. У. Алёна
« Older posts
Поделиться:
vip escort vip escort vip escort vip escort masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son vip escort
antalya escort escort antalya sex hikaye erotik hikaye porno hikaye ensest hikaye
russian porno