Адвокат Антон Алексеевич Жаров

Специалист по семейному и детскому (ювенальному) праву

Организован приём адвоката А.А. Жарова в субботу, 15 апреля

В субботу, 15 апреля организован прием адвокатом А.А. Жаровым доверителей и потенциальных клиентов в офисе Команды. Записаться на него вы можете как по телефону 8-495-227-01-21, так и через сайт «Команды адвоката Жарова».

Выездные юридические занятия для ШПР — будем продолжать

В субботу по просьбе ИРСУ провел выездное юридическое занятие сразу для нескольких групп Школы приемных родителей.

Набралось порядка 50 человек. Было, прямо скажем, тяжело. Слушатели подобрались активные и настойчивые. Вопросы каверзные задавали. Но это даже не просто хорошо, а замечательно.

В итоге – все довольны. Отзывы изумительные. Очень приятно! Спасибо огромное за такую оценку работы.

Какие выводы напрашиваются:

1.Эту практику мы будем, безусловно, продолжать. И не только с ИРСУ. Потому что потребность в юридических занятиях со слушателями ШПР действительно велика.

2.Формат таких встреч надо изменить, чтобы можно было работать c гораздо большей аудиторией.

3.Большое спасибо за помощь в организации и подготовке занятий – Институту Семейных Просветительских и Правовых Программ (ИСППП). Это, как вы знаете, проект Команды адвоката Жарова.

В дальнейшем мы планируем реализовать идею Дины Магнат о проведении городского юридического занятия для слушателей других Школ приемных родителей.

Тридцать на семьдесят: «родственная опека» против «посторонних граждан»

Антон Жаров, адвокат, Руководитель «Команды адвоката Жарова»; научный директор Института семейных просветительских и правовых программ

freckenВопрос о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей, был первым на заседании Правительства РФ в минувший четверг. Медведев напомнил (тем кто забыл), что в России растет число тех, кто готов взять на воспитание чужих детей, и что государство поощряет приемных родителей и упрощает процедуры устройства в семьи.

А затем последовала критика: «Только в прошлом году отменено 5713 таких решений – цифра немаленькая. В данном случае это почти 6 тыс. детей, которые второй раз в жизни фактически пережили потерю семьи. При этом около 30% приёмных родителей, у которых органы опеки забрали ребёнка, прошли соответствующую подготовку. Это означает, что система подбора и подготовки приёмных родителей, сопровождения замещающих семей нуждается в серьёзной корректировке».

Премьер Медведев — молодец, когда обращает внимание на те вопросы, на которые не обращает внимание никто другой. Тем не менее, не хотелось бы, чтобы игра с цифрами на заседании правительства приводила к неправильному восприятию действительности.

Во-первых, интересно, откуда цифры. Есть такая форма учёта 103-РИК. Публикуется каждый год. На сайте Минобра 103-РИК за 2015 год. Там цифра отмены решений об устройстве детей в семью —5648. Из этих отмен (по разным причинам, например, из-за жестокого обращения или по нежеланию замещающих родителей) лишь 1182 родителя прошли подготовку. То есть 20,9%. А не «около 30».

Ниже Медведев (и Васильева) играются цифрами. На самом деле, среди возвращающих, проходил подготовку лишь каждый пятый.

Но, всё-таки, давайте «доиграемся» с цифрами Медведева.

В прошлом году в российские семьи под опеку передано порядка 60 тысяч детей. Из них, как говорит Дмитрий Анатольевич, 5713 решений о передаче детей в семью отменено — по разным причинам. При этом, указывает премьер, около 30% приемных родителей, у которых забрали ребёнка, прошли соответствующую подготовку… И тут же делает вывод о том, «что система подбора и подготовки приёмных родителей, сопровождения замещающих семей нуждается в серьёзной корректировке».

Разовьем эту мысль неглубокую и посчитаем дальше: если про 30% всё понятно, то остальные 70%, соответственно, подготовку не прошли. Но ребёнка под опеку взяли.

Кто же не проходит подготовку, при опеке? Близкие родственники — бабушки, дедушки, родные братья и сестры. Они — первые в списке на приём ребёнка в семью, и пропускают их «без очереди». И без какой-либо подготовки. Такой вот патерналистский подход, к огромному сожалению, закреплён в законе. И это приводит ровно к тому, к чему это и приводит все предыдущие годы. Примерно 70% возвратов «генерируют» именно близкие родственники детей, которые взяли ребёнка под опеку.  Основной процент — это бабушки, возвращающие детей, достигших подросткового возраста.

Что в этой ситуации делать?

Нужно менять не систему подбора опекунов (она, если и должна меняться, то не здесь), а законодательство в той части (ст. 10 ФЗ «Об опеке и попечительстве»), где установлен «бабушкин приоритет» и отсутствие подготовки.

Поэтому я бы не стал при таких обстоятельствах вообще говорить о том, что вся «система подбора и подготовки приёмных родителей, сопровождения замещающих семей нуждается в серьёзной корректировке». На самом деле, если мы «уберём» из 5713 случаев эти 70%, то останется чуть больше 1700 эпизодов (а по официальной статистике, так и вовсе 1182) — на всю огромную Россию, когда дети из замещающих семей были возвращены в детдома. Учитывая, что в целом по стране в замещающих семьях живут порядка 430 тысяч человек, мы имеем дело с десятыми долями процента.

По-моему, если и улучшать эффективность устройства, то не в этом месте, во всяком случае, не в этом месте первым.

Когда в 2012 году в России вводили подготовку будущих приемных родителей, я предупреждал, что принципиально общую ситуацию это никак не изменит. И действительно, она её принципиально и не изменила. Как были главными «поставщиками» возвратов бабушки и дедушки, так они ими по сей день и остаются.

Однако это не значит, что бабушек и дедушек надо отстранить от возможности быть опекунами. Вовсе нет! Но, всё-таки, это значит, что они — по факту — и мы это видим из цифр, не самые лучшие опекуны, раз генерируют 70 процентов возвратов.  И чаще всего — это подростки, 12–15 лет, отправка которых в детский дом почти всегда означает «до 18-ти», без надежд на семью.

И в этом конкретном смысле, в этой части я с Дмитрием Анатольевичем согласен. Нужно обязательно пересмотреть, скорректировать подход к категории «бабушек-дедушек-близких родственников», раз они главные генераторы возвратов в детские дома.

Для начала, быть может, тоже обязать их проходить непременную для других приёмных родителей подготовку, пусть и в несколько изменённом виде…

А в целом — система, как бы это ни странно звучало, работает, механизм подбора и подготовки приёмных родителей прижился, и, в целом, свою задачу выполняет: люди идут в опеку и усыновление более осознанно. Во всяком случае, по сравнению с тем, что было раньше.

Зачем Команда адвоката Жарова тратит деньги, время и силы на Институт семейных просветительских и правовых программ (ИСППП)

Сначала было не слово, а понимание. Понимание того, что даже самая лучшая в России юридическая фирма, занимающаяся семейным правом (а «Команда адвоката Жарова», безусловно, таковой является), не может в полной мере содействовать улучшению этого мира настолько, насколько этого бы хотелось хотя бы в самом первом приближении…

Например, адвокату можно заниматься наукой или преподаванием, помимо адвокатской деятельности. Но заниматься организацией семинаров или какой-то просветительской программы, адвокатское образование если и вправе, то с большой натяжкой.

Совершенно не может «Команда адвоката Жарова» быть образовательной организацией, то есть учить, и выдавать документы об образовании. А это делать уже хотелось бы. Курсы компетенции для молодых юристов, «Университет Команды адвоката Жарова», хотя и не выдают документ об образовании, но пользуются популярностью, и им уже тесновато «под крылом» у юридической фирмы, не помещаются даже чисто физически.

Было бы очень нерационально, если имеющийся кадровый и интеллектуальный потенциал «Команды» использовался только в рамках работы по делам наших доверителей.

И поэтому сотрудниками «Команды адвоката Жарова» во главе с А. А.. Жаровым был учреждён Фонд «Институт семейных просветительских и правовых программ». Если сказать без лишнего пафоса, цель работы фонда — через просвещение взрослых (в том числе и взрослых чиновников) добиться того, чтобы счастливых детей в России стало больше.

Цель амбициозная. Тем более, что помимо образовательных, просветительских программ, ИСППП собирается заниматься, формулируя кратко, научными основами семейного счастья.

Начать решили с того, что уже умеем хорошо. Уже в декабре стартует серия семинаров для сотрудников органов опеки и попечительства. Первый из них, посвящённый работе с «трудными клиентами», пройдёт в Москве, в зале Толстовского центра 13 декабря. Его проведут известный специалист по семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей, Алексей Геннадьевич Рудов и адвокат, руководитель «Команды адвоката Жарова» Антон Алексеевич Жаров. Затем семинары этой серии будут ежемесячными.

И, разумеется, будем учить не только чиновников.

Адвокат Антон Жаров много лет успешно вёл в школе приёмных родителей  занятия юридического блока вместе с группой профессионалов-подвижников, преподававших психологические, административный, медицинский блоки. Было бы обидно, если бы накопленный опыт пропал даром. Сегодня ИСППП  занимается организацией уникальной в своём роде дистанционной школы приёмных родителей, старт работы которой намечен на март 2017 года.

Кроме этого, в планах работы ИСППП — разработка нового законодательства, исследование проблем правоприменения и выработка предложений по изменению нормативных актов. Научное направление деятельности ИСППП возглавляет А. А. Жаров.

В рамках программ ИСППП приглашены к участию ряд ведущих юристов, психологов, врачей, специалистов по семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей. В феврале 2017 года планируется к изданию подготовленный, в том числе, при участии ИСППП, аналитический доклад, посвященный проблемам взыскания алиментов на детей в Российской Федерации.

В планах института — развитие международного сотрудничества с юристами по семейному праву, специалистами сферы защиты прав детей, специалистами в сфере семейного устройства детей, проведение не только научных, но и практических конференций, семинаров, круглых столов для специалистов-практиков сферы защиты детства (и прежде всего, семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей), а также для замещающих родителей, как «действующих», так и потенциальных.

И, конечно, рассчитываем на сотрудничество со всеми профессионалами в этой сфере.

Сайт института www.isppp.site

Словно не замечая

Невозможно становится (а вернее, стало) читать новости. Какой-то совершенный Кафка в сочетании с Зощенко, Салтыковым-Щедриным и Хармсом. Уже ничего не смешно. Уже просто и отчётливо понимаешь, что рядом с тобой, почти не пересекаясь, живёт параллельная вселенная. И, по-моему, нереальная, несуществующая.

Вот, например, открывают новые транспортные маршруты, наконец-то приспособили окружную железную дорогу для перевозки пассажиров, всё цивильно и здорово. Начинает город становится похожим  на Берлин или Париж (где транспорт кажется более разумным, чем в Москве). И это — реальность.

А где-то рядом есть масса людей, которые прикрывают бумажками номера на машинах, или воюющие против парковок в интернете. Это что, реальность? Нет.

Почему первое — да, а втрое — нет? Вроде бы, бумажки на номерах — вполне себе реальность, как и борцы с парковками. Так почему они — чушь, и не стоят внимания.

Ровно по одному. Это люди типа «против». То есть, они могут сказать: парковки должны быть бесплатными! Хорошо, так себе лозунг, но, всё-таки,  можно и так сформулировать. Следующий вопрос: что делать, если (а вернее, когда) земли не хватит, чтобы поставить всех страждущих на центральной улице? «Строить паркинги»? Прекрасное предложение. На какие деньги? На бюджетные? То есть, на мои? Сколько их строить? Кто-то посчитал, что придётся построить чуть ли не квадратный километр площадей парковок на каждом квадратном километре, чтобы удовлетворить «спрос» на парковочные места в пиковые моменты. Надо строить? На бюджет? На «государственные деньги»?

Нет никаких «государственных денег», говорила Маргарэт Тэтчер, — а есть деньги налогоплательщиков. Мои, в том числе.

Так вот, меня лично ситуация, когда развивается общественный транспорт,  и ограничивается транспорт частный — устраивает совершенно. Потому, что общественный транспорт — всем, а место поставить драндулет — только владельцу драндулета.

Поэтому, я — за общественный транспорт, и не за — строительство бесплатных паркингов.

То есть, если я сумел выразиться правильно, главная разница — не в том, чего человек «против», а в том, что человек предлагает в качестве позитивной повестки дня. Что делать-то будем, даже если чего-то другое и воздержимся делать? А?

И из этого вытекает ещё один смысл. Вот, например, есть у нас омбудсмен по детям, или министр образования, или там ещё кто-то, кто нас не устраивает по каким-то соображениям. Ну, не нравится мне то, что планируют делать Кузнецова или Васильева. Не нравится их положительная повестка дня.

Они сами, может, тоже мне несимпатичны, но это к делу отношения не имеет. Не могу сказать, например, что испытываю хоть толику симпатии к «сугроб семёнычу», но его транспортная повестка дня мне нравится. А «урбантино» и варенье — нет. Но — вернёмся.

Вот, есть определённая «положительная» повестка дня у Кузнецовой. Она, например, полагает положительной тенденцией увеличение числа детей в приёмных семьях. Соответственно, её положительная повестка дня включает поддержку увеличения числа детей в приёмных семьях (и именно в них).

Что мы на это ответим? Разумеется, просто сказать, что Кузнецова какая-нибудь такая-растакая попадья — не будет ответом на вопрос. Ну, попадья. Дальше — что?

Дальше то, что хорошо бы встал кто-то и сказал, желательно аргументированно и так, чтоб понятно было:
что чем больше детей в семье приёмной тем больше риска, что семья эта семьёй не будет, а будет малокомплектным учреждением;
что каждый приёмный ребёнок требует годы (!) для адаптации в новой семье, и сама эта семья требует годы (!) для адаптации к приёмному ребёнку, и когда их приходит сразу несколько — адаптации вообще иногда не происходит;
что действующее законодательство (разработанное с участием учёных как юристов, так и психологов) устанавливает  понятное требование, применимое и к приёмной семье: один опекун — один подопечный, и оснований менять это требование нет никаких;
что приёмная семья — не всегда лучший выход для ребёнка, оставшегося без попечения родителей, а усыновление и опека — лучше по многим параметрам и так далее…

Но это — полдела.

Надо предложить что-то, что будет решать проблему передачи детей из детских домов в семьи как минимум также эффективно, как раздача детей по 5-6 душ в приёмные семьи с щедрым финансированием сверху. Ну, предложи-ка!

Разумеется, если за то, что ребёнка-сироту принимают в семью давать по триста тысяч в месяц — разберут всех и за пол-часа. А если не давать за ребёнка денег вообще — опека и приёмная семья, конечно, драматически «просядет». Но несколько возрастёт усыновление (за счёт «скрытого усыновления» внутри опеки сейчас).

Но это — крайние случаи. Истина, наверное, где-то посередине? Или, может, сбоку. Или, может, вообще в другом месте совершенно.

Проблема в том, что сегодня нет никого, кто бы провёл научно обоснованное исследование на эту тему. Нет никого, кто бы сел и рассчитал, что же именно лучше: заваливать эту сферу деньгами, что-то делать с мотивацией людей-потенциальных замещающих родителей, или, может, развивать именно профессиональную замещающую семью (и как оно должно выглядеть).  То, что сегодня делается в этой сфере, делается двумя способами.

Или заказывают исследование всем известным «институтам» через тендер (и побеждает тот, кто предложит меньше денег; а потом бегает по рынку и пытается купить хоть что-то напоминающее науку, разумеется, за две копейки). Или — делают наобум, исходя из собственного понимания реальности, без каких-либо исследований (так, например, безумно-бездумно увеличивали выплаты и льготы приёмным семьям в регионах, откуда и стали появляться эти самые «дайте нам пять детей, мы верандочку достроим»).

Социальная сфера — штука очень тонкая, и тонко настраиваемая. Решать вопросы в ней с точки зрения банальной эрудиции или экономической целесообразности — черевато непредсказуемыми последствиями…

Возвращаясь к теме. Пока «матушка» несёт в мир своё видение ситуации, исходящее из её, параллельной, например, моей, вселенной, хотелось бы всё-таки сформулировать реальный взгляд на мир детей, оставшихся без родительского попечения и то, как надо решать эту проблему.

До конца октября мы закончим исследование Команды адвоката Жарова о проблеме алиментов в России, сдадим доклад в печать, и приступим…

Не замечая всякой ерунды, что несётся отовсюду, лозунгов и феерического словесного мусора. Надеюсь, полгода нам на это хватит.  Может, кто-нибудь из приличных людей и присоединиться захочет, а?

« Older posts
Поделиться: