web tasarım семейные споры | Библиотека адвоката Жарова

Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Tag: семейные споры (page 1 of 9)

Международное похищение детей. Конвенция 1980 года

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, которая подписана была в Гааге в 1980 году, а вступила в силу для России с 2011 года.  В отношениях между Россией и ряда стран вступает в силу до сих пор, очень сложно вступает в силу между странами, т.к. обе страны должны признать присоединение к данной Конвенции.

Большинство европейских стран, за исключением, если я не ошибаюсь, Албании, уже эту конвенцию ратифицировали в отношении России, и ситуация такова, что на сегодняшний день она в полном объеме работает между большинством стран, которые ее подписали, и Россией.

Что можно сказать? Для чего она нужна?

Конвенция появилась как ответ на многочисленные случаи перемещения детей из одной страны в другую. Матери или отцы, устав жить в одной из стран, решившие круто изменить свою жизнь, хватают ребенка и уезжают в другую страну. И дальше, “в домике”, вопросы должна решать юрисдикция другой страны. Такой вот юридический туризм когда-то был очень распространен в Европе и закончился в 80-м году созданием соответствующей Конвенции.

Конвенция очень простая, в ней говорится очень просто: если ребенок был перемещен из страны А в страну Б без согласия обоих родителей либо без решения соответствующего суда, то ребенок подлежит возврата в ту страну, откуда он был вывезен. А дальше уже, уважаемые родители, решайте вопросы в той стране: поедет ребенок куда-то или не поедет, как он будет жить, с кем он будет жить.

Конвенция очень просто сформулирована, в ней мало исключений, и они касаются, конечно, вопиющих случаев, когда нельзя ребенка возвратить. Например, случаев эпидемий, войн или других ситуаций, когда ребенка точно нельзя возвращать в ту страну, в ту юрисдикцию, откуда он был вывезен.

Конвенция применяется в России достаточно активно, накоплен достаточно богатый опыт, например, в нашей фирме по возвращению детей, вывезенных за рубеж. Зарубежные суды возвращают детей в Россию, если это перемещение было незаконным.

Вот в обратном направлении ситуация пока напряженная. И суды неохотно в РФ принимают решения о возврате детей в ту страну, откуда они были вывезены. Но надо сказать, что подобный опыт имели все страны, которые присоединялись к этой Конвенции. И чадолюбивая Италия, и любящая порядок Германия — все начинали с одного и того же: исключений, по которым дети не возвращались, было больше, чем ситуаций, когда дети возвращались.Но постепенно суды приходят к пониманию, что Конвенция является сильным и грамотным инструментом для исключения случаев похищения детей, т.н. трансграничного похищения детей как такового.

Действительно, получается, что можно схватить ребенка, убежать в другую страну и дальше уже считать, что вы справились с основной проблемой. Нет, это не правильно. Ребенок не вещь. Это не стульчик, который можно сложить и перевести в другую страну. Это человек. Его нельзя просто так взять и выдернуть из тех обстоятельств, где он жил, только потому что этого хочет мама или папа, а не оба родителя, взять и переместить в другую страну. Российские суды начинают это постепенно понимать, и процесс возврата детей из РФ незаконно вывезенных на нашу территорию, пошел. И таких дел уже не одно и не два. Конечно, это все непросто, но тем не менее процесс идет. Поэтому на сегодняшний день советовать, например, матерям, которые подвергаются побоям, унижениям или иным сложностям в жизни в другой стране, советовать просто так брать ребенка и уезжать домой в условный Краснодар к маме — мы не можем. Потому что скорее всего будет принято решение о возврате ребенка в ту страну, откуда он был вывезен.

Сегодня к таким перемещениям через границы государств необходимо готовиться, готовиться и юридически, и вести определенные переговоры, готовиться к переезду. Во всяком случае, без адвоката здесь не обойтись в этой ситуации совершенно точно.

Мой вам совет — обращаться к адвокату в первую очередь, еще до того, как вы решили обсудить этот вопрос с отцом или матерью ребенка, перед тем как ребенка перемещать. Позиция, что я сначала схвачу и убегу, потом три месяца отсижусь, а потом чаша, дай Бог, меня минует — не всегда приводит к положительному результату. Детей возвращают, и возвращают согласно Конвенции правильно.

Если вы решили, что вы с отцом ребенка жить не будете и что вам нужно переехать в другую страну, первый ваш визит — к адвокату, причем в той стране, откуда вы собираетесь уезжать. В той стране, куда вы собираетесь уезжать, также было бы неплохо посетить адвоката.

И в заключение. Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей в России действует, количество стран-участниц всё увеличивается с каждым годом, практика растет, и можно только приветствовать, что на сегодняшний день Россия становится в ряду тех стран, которые не допускают такого вольного общения с детьми, фактически отсутствия признания субъектности детей. Россия понимает, что дети — это тоже люди, и тоже имеют право жить там, где они живут, и перемещаться по миру только в мирном порядке без каких-либо похищений.

Международный элемент

Опять провёл выходные дни с книжками и тетрадками. В каком-то смысле, учиться надо всю жизнь, чем и занимаюсь. Время от времени.

Чаще всего время приходит тогда, когда доходят руки до ответа на письма с вопросами, щедро приходящие через сайт. Довольно часто ответы (для меня) не представляют трудности и заключаются в трёх предложениях. Но так бывает не всегда.

Особенно сложны вопросы, связанными с ситуациями, когда родители и дети находятся по разные стороны границы, то есть в деле присутствует так называемый «международный элемент».

Иван да Марья (она — гражданка РФ и Израиля, он — гражданин Франции и США) поженились в консульстве Франции в Камбодже, первый ребёнок родился в Саудовской Аравии и имеет только гражданство России, второй —  в США, и имеет гражданство РФ, США и Франции… И вот теперь мама отвезла детей к бабушке в Израиль и приехала в Россию разводиться…. «Регбус, кроксворд», — как говорил Аркадий Райкин. Хотя не смешно совсем.

Разводиться в России (если как минимум один из супругов — россиянин) действительно быстрее и проще. И, как подсказывают коллеги из Европы и Америки, значительно дешевле.

А вот с вопросом возвращения детей, незаконно перемещенных в Россию пока большие сложности. Решения по Конвенции, даже в самых простых случаях, выносятся странные, и даже если предписывается возвращение ребёнка, исполнить это решение бывает непросто… Не говоря уже о сроках: требование Конвенции про рассмотрение дела за 6 недель не исполняется, по-моему, никогда.

В практике «Команды адвоката Жарова» дела с международным компонентом составляют около половины. С одной стороны, это даёт определённую уверенность, основанную на опыте, с другой — работа на иностранном языке, да ещё и каждый раз с новым законодательством — весьма трудозатратна. Устаёшь от бесконечной смеси французского с нижегородским (иногда буквально так и смешивается).

Недавно Команда выкроила два дня для участия в конференции, посвященной применению Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. Вели её двое признанных российских специалистов по этой Конвенции — Ольга Александровна Хазова (Институт государства и права РАН) и Марина Львовна Шелютто (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ). По окончании конференции в Команде адвоката Жарова не осталось юристов, не прошедших дополнительную подготовку по вопросам применения Конвенции 1980 года.

К сожалению, на конференцию (их проводят ежегодно) не пришли московские судьи. Из других судов (всего их 10 на всю Россию), которые рассматривают дела по этой Конвенции — были, а Тверской суд оказался слишком занятым для того, чтобы послушать учёных. А очень жаль, потому что статистика суда, рассматривающего дела по возврату детей с территории Центрального федерального округа, весьма печальна: сплошные отказы. Беда ещё и в том, что решения по таким делам не публикуются, и оценить, где такое решение было обосновано, а где — не вполне, довольно сложно. Тем не менее, если из 7 оконченных рассмотрением в этом году заявлений (анализ данных с сайта суда) о возврате детей — 7 отказов в возвращении. Что-то мне подсказывает, что дело не в том, что основания для возврата детей отсутствовали во всех этих семи случаях…

Но — вода камень точит. Во всяком случае, несколько лет назад не было вообще никакого инструмента борьбы с незаконным перемещением детей. А сейчас инструмент есть, и моя лично «вахта» — делать так, чтобы практика применения Конвенции в России сложилась правильно.

Во всяком случае, все дела о возврате детей в Россию, в которых участвовала наша команда, закончились возвратом детей в Россию. А вот обратно — пока что практически «система ниппель»: возвраты единичны.

Но мы продолжим борьбу. И поэтому следующие выходные, вполне возможно, я опять буду читать умные книжки, делать из них выписки и переводить (спасибо, Гугл) законодательство очередной экзотической страны.

Чтобы не разводить тут…

Не бывает «хороших разводов» (как и «хороших» детских домов) — за каждым из разводов есть много несчастья, и, конечно, много ошибок. Даже если люди разводятся структурировано, договорившись обо всём и спокойно пожелав друг другу хорошего плавания по-одиночке, всё равно остаётся и печаль, и жалость за потерянные годы, и, порой, даже не высказанные обиды…

Короче, разводиться — плохое дело. Как бы его избежать?

1. Не женитесь. Причём я имею в виду не только необходимость триста раз подумать, сможете ли вы «жизнь прожить не поле перейти» с «этим» или «этой», но и даже сам факт заключения брака.  Пока штампа в паспорте нет, стоимость вашего «развода» (в сущности — разъезда) равна плате за такси (в худшем случае — грузовое).

2. Не заводите детей, если уверенности не хватает даже для заключения брака. Если вы не можете договориться о каких-то деньгах (а брак — это договор про деньги, имущество, обязательства), то как же вы сможете вместе воспитывать детей — эта штука ведь заведомо более конфликтогенная. Ну и «развод» при наличии детей и отсутствии официального брака уже не будет таким простым: такси не обойдёшься, встанет вопрос о  том, с кем дети будут жить (и это не всегда — мама), кто будет кого содержать (и это тоже не всегда — папа) и много других вопросов. При том, что имущественные вопросы (кроме алиментов) поставить не удастся — официального брака нет.

3. Не женитесь просто так. Когда вы заключаете брак, даже если ничто не предвещает вашего нереального богатства или спора об имуществе — заключайте обязательно брачный контракт. Прописанные условия того, как будет делиться имущество в случае развода — основание, серьёзно укрепляющее брак, поскольку все возможные споры о деньгах уже заранее разрешены, и конфликтов просто не возникает (в большинстве случаев). Кроме того, уже на этапе заключения брачного договора, когда нет ни имущества, ни долгов, но об их разделе надо договориться — становятся видны многие вещи, которые не были видны до того, как вопросы денег начали обсуждаться. Многие в этот момент пользуются п. 1 и разъезжаются, не дожидаясь, пока «развод подорожает». Всегда лучше знать, что за человек находится рядом с тобой, раньше, чем самые его прекрасные качества начнут проявлять в реальной жизни.

Если уж из замуж невтерпёж, и развод, как вам кажется, неминуем, всё таки я рекомендовал бы нанести первый визит с этой новостью не к подружке (которая может и поделиться этой информацией с кем-нибудь), а к адвокату. Развод подготовленный, несмотря на неизбежные издержки любого развода, всё-таки менее болезненный и дорогой, чем развод неподготовленный. Во всяком случае, всегда лучше, если «разводную войну» за вас ведёт специально обученный человек, чем вы сами включаетесь в неё всей душой. Особенно, когда в семье есть дети.

А вообще, пожалуйста, крепко думайте (и задавайте вопросы адвокату) ДО заключения брака. А также триста раз думайте, в том числе, с привлечением мыслительного аппарата адвоката, нужен ли вам развод и как он будет происходить (ДО того, как о разводе объявите).

Неустойка по алиментам: не платить алименты подешевело

Ключевые изменения в законодательство чаще всего происходят тихой сапой. И вот так, тихонечко, с 10 августа, в России в пять раз снижен размер неустойки за неуплату алиментов.

Раньше было 0,5% в день, то есть 182,5% годовых. Это действительно впечатляло, и многие алиментщики предпочитали не доводить дело до существенной задержки выплат… При этом взыскание задолженности в судебном порядке проблем не представляло: полученной неустойки получателю хватало и кредит погасить (если его пришлось брать) и за юридическую помощь заплатить.

Теперь — 0,1% в день, то есть, 36,5% годовых. Такая ставка может быть у кредитной карточки. То есть, должникам можно сильно и не париться.

Прокомментировать тут нечего. Разве что стране стоит знать своих «героев», тех, кто внёс поправку (в первоначальном проекте закона её не было), чтобы неустойка была не 0,5, а 0,1 процента. Это депутаты Государственной Думы Т.В.Плетнева (советовавшая не рожать от иностранцев, если вы помните), О.В.Окунева (которая, вроде, всегда за сирот выступала), Е.А.Вторыгина (кто такая?), О.В.Пушкина (бывш. уполномоченный по правам детей Московской области и просто красавица),  Т.Е.Воронина, В.В.Кулиева, В.М.Миронова (мне ничем не известные).

Правды нет, Россию продали, остался… суд за 300 рублей

Не секрет, что госпошлина при обращении в суд в России традиционно составляет совершенно смешную сумму. И если при рассмотрении иска, например, о праве собственности, размер пошлины выражается в процентах от стоимости имущества и может достигать 60000 рублей (это максимальный размер пошлины), то по делам, оценить которые в деньгах нельзя, размер пошлины установлен доступным даже для безработных и пенсионеров. Настолько доступным, что на него просто никто не обращает внимание — 300 рублей.

За эти деньги два, три, четыре или даже больше (в зависимости от категории дела и состава участников) квалифицированных юриста будут участвовать в многомесячном процессе, например, по определению места жительства ребёнка с одним из родителей.

Всего 300 рублей — и вы рано или поздно получите на 8 листах гербовой бумаги исполнительный лист, который, в свою очередь, за те же самые 300 рублей ещё и будут исполнять.

Прекрасная картина!

Одно из самых дешёвых развлечений в нашей стране — обращение с иском в суд. По цене билета в кино вы получите два, три, а может и восемь месяцев судебных заседаний, разговоров, прений, телодвижений органов опеки, выступлений прокурора (по ряду категорий дел) и гостеприимство отечественных судов, где, отдадим должное, уже даже сделали приличные туалеты.

Вообще-то суд — последнее место, куда должны приходить два благородных дона (в нашем случае — дон и донья), чтобы разрешить свой спор. До этого нужно провести переговоры, может быть даже воспользоваться медиацией, договориться хоть о чём-то, и лишь по той маленькой и принципиальной части, которую не удалось урегулировать — уже идти в суд. С полностью готовым объемом документов, доказательств, с проектом возможного разрешения ситуации, идти так, чтобы судья в мантии потратил 15 минут на то, чтобы врубиться в ситуацию, посмотреть доказательства, послушать стороны и решить, коль вы, взрослые люди, не можете решить сам), встречаться ребёнку с отцом в субботу с 10 утра или в воскресенье с 11:30.

Вот для чего нужен суд: конкретный вопрос — конкретное решение.

Лет восемьсот суда в нашем понимании не было, и всё решал какой-нибудь князь, сидя в окружении дружины. Госпошлины как таковой тоже не было, но если бы вы рискнули побеспокоить князя ерундой — ваша голова могла отделиться от ваших плеч.

Времена изменились. И то, что раньше стоило «секир-башка — 1 шт.», теперь стоит 300 рублей. И это даёт возможность приходить в суд, чтобы поговорить, поплакаться, рассказать о трудной жизни своей судье, прокурору, сотруднице опеки, адвокату противоположной стороны — вот, сколько почти бесплатных слушателей…

И, главное, не надо никаких усилий — суд всё сделает за вас. Это принцип такой: правосудие в нашей стране часто работает как чиновник, то есть выполняет функции по первичному приёму граждан.  А должно — разрешать споры.

И пока суды завалены примитивными и совершенно ненужными исками (и тут стараются не только заполошные родители, но и, например, банки, налоговые, коммунальщики — много «копеечного» приходится рассматривать суду), судье некогда будет подумать над действительно сложным делом.

Какой вывод?

Нам с вами нужно понимание, что суд, всё-таки, последняя инстанция разрешения споров. А до этого нужно стараться сделать всё, чтобы дело до суда не дошло: медиатор, адвокат, нотариус, общая знакомая баба Клава — кто угодно — лучше, чем суд. Потому, что нотариус (а тем более баба Клава) вас выслушают хоть триста раз, пропишут хоть сколь угодно гибкие графики вашего общения с ребёнком. А у судьи есть молоток. И этим молотком она (иногда он) припечатают какое-то простое, понятное, но, возможно, совершенно вам неудобное, решение. И вам с этим придётся жить. Вот уж чего точно нет в обязанностях судьи — так это обязанности всем понравиться.

А вообще-то, нужно, чтобы граждане платили за услуги правосудия столько, сколько эти услуги стоят. Можно до потери сознания подавать и подавать в суд иски, о том же порядке общения с ребёнком, пересматривая их хоть сразу после установления предыдущего порядка — если это будет бесплатно, истцов ничего не остановит.

Пока не будет выгоднее договариваться, не доводя до суда, люди будут платить 300 рублей и получать «сеансы психотерапии» в судебном здании.

Older posts
vip escort vip escort vip escort vip escort masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son vip escort
antalya escort escort antalya sex hikaye erotik hikaye porno hikaye ensest hikaye
russian porno