Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Tag: развод (page 1 of 7)

Усыновление и развод

Развод — не самое приятное событие в жизни семьи. А если в семье есть приёмные дети? Каковы правовые последствия развода в замещающей семье?

К сожалению, так случается. Жили-жили люди вместе и в конце концов решили, что жить они вместе больше не могут. Что делать? Разводиться. Ситуация печальная, но, к сожалению, житейская.

В случае, если дети у вас усыновленные, вы ничем не отличаетесь от обычных среднестатистических семей Российской Федерации, которых разводится миллионы, и которые, в том числе, решают вопросы о том, с кем жить детям: с мамой или с папой, кто будет платить алименты — мама или папа и т.д.. Ничего сложного в этом нет, и никакой проблемы, помимо обычных проблем при разводе, здесь вас не ждет.

В ситуации, когда у вас опеки или приёмная семья, к сожалению, определенные действия придется совершить.

Когда вы только устанавливаете опеку, пожалуйста, задумайтесь: в случае развода, не дай бог он случится, с кем останутся жить дети? И сразу оформляйте опеку именно на этого человека. Иногда это может быть мама, иногда это бывает папа. Оформляйте сразу на него, потому что потом переделывать гораздо сложнее. Органы опеки все-таки государственный орган, и входить в положение, в понимание, делать что-нибудь быстро или делать так, как нужно вам — не будут. Поэтому сразу же оформляйте на того члена семьи, с кем скорее всего останутся дети.

Жить в ситуации, когда ребёнок останется с одним из родителей, а юридически опекуном остается второй родитель — нельзя. Это нарушает законодательство и нарушает ваши обязанности как опекуна: вы должны проживать вместе с детьми, которые находятся у вас под опекой. Поэтому без переделок здесь не обойдется.

Подобная ситуация случится у вас и в приёмной семье. Если вы оба приёмных родителя, кому-то из вас скорее всего придется расстаться с этим гордым званием, а дети останутся со вторым. Это, конечно же, вызовет перезаключение договора и необходимость общаться с органом опеки на эту тему. Увы, ничего не поделаешь. Это договор, его надо исполнять. Если меняются существенные условия договора (а ваше состояние в браке это существенное условие), его придется перезаключать. Кроме того, тому родителю, которому неизбежно придется съезжать с того места жительства, где проживала семья, уже невозможно будет оставаться приёмным родителем, поскольку одна из обязанностей приёмного родителя это проживать вместе с ребёнком, который находится у него в приёмной семье. Без органа опеки, к сожалению, никак не обойтись.

С другой стороны, практика показывает, что бояться данных изменений в своей жизни не стоит, органы опеки вполне себе нормально переоформляют и приёмную семью, и опеку. А усыновление их вообще не касается.

Детей никто забирать не будет, ситуация рутинная, хотя и неприятная.

Чтобы не разводить тут…

Не бывает «хороших разводов» (как и «хороших» детских домов) — за каждым из разводов есть много несчастья, и, конечно, много ошибок. Даже если люди разводятся структурировано, договорившись обо всём и спокойно пожелав друг другу хорошего плавания по-одиночке, всё равно остаётся и печаль, и жалость за потерянные годы, и, порой, даже не высказанные обиды…

Короче, разводиться — плохое дело. Как бы его избежать?

1. Не женитесь. Причём я имею в виду не только необходимость триста раз подумать, сможете ли вы «жизнь прожить не поле перейти» с «этим» или «этой», но и даже сам факт заключения брака.  Пока штампа в паспорте нет, стоимость вашего «развода» (в сущности — разъезда) равна плате за такси (в худшем случае — грузовое).

2. Не заводите детей, если уверенности не хватает даже для заключения брака. Если вы не можете договориться о каких-то деньгах (а брак — это договор про деньги, имущество, обязательства), то как же вы сможете вместе воспитывать детей — эта штука ведь заведомо более конфликтогенная. Ну и «развод» при наличии детей и отсутствии официального брака уже не будет таким простым: такси не обойдёшься, встанет вопрос о  том, с кем дети будут жить (и это не всегда — мама), кто будет кого содержать (и это тоже не всегда — папа) и много других вопросов. При том, что имущественные вопросы (кроме алиментов) поставить не удастся — официального брака нет.

3. Не женитесь просто так. Когда вы заключаете брак, даже если ничто не предвещает вашего нереального богатства или спора об имуществе — заключайте обязательно брачный контракт. Прописанные условия того, как будет делиться имущество в случае развода — основание, серьёзно укрепляющее брак, поскольку все возможные споры о деньгах уже заранее разрешены, и конфликтов просто не возникает (в большинстве случаев). Кроме того, уже на этапе заключения брачного договора, когда нет ни имущества, ни долгов, но об их разделе надо договориться — становятся видны многие вещи, которые не были видны до того, как вопросы денег начали обсуждаться. Многие в этот момент пользуются п. 1 и разъезжаются, не дожидаясь, пока «развод подорожает». Всегда лучше знать, что за человек находится рядом с тобой, раньше, чем самые его прекрасные качества начнут проявлять в реальной жизни.

Если уж из замуж невтерпёж, и развод, как вам кажется, неминуем, всё таки я рекомендовал бы нанести первый визит с этой новостью не к подружке (которая может и поделиться этой информацией с кем-нибудь), а к адвокату. Развод подготовленный, несмотря на неизбежные издержки любого развода, всё-таки менее болезненный и дорогой, чем развод неподготовленный. Во всяком случае, всегда лучше, если «разводную войну» за вас ведёт специально обученный человек, чем вы сами включаетесь в неё всей душой. Особенно, когда в семье есть дети.

А вообще, пожалуйста, крепко думайте (и задавайте вопросы адвокату) ДО заключения брака. А также триста раз думайте, в том числе, с привлечением мыслительного аппарата адвоката, нужен ли вам развод и как он будет происходить (ДО того, как о разводе объявите).

Запрет на выезд из России для ребёнка: ставим, держим, снимаем

Есть распространённое заблуждение, что для выезда за границу ребёнку непременно требуется разрешение от обоих родителей. Это не так, если ребёнок выезжает из России не с бабушкой или тётей, а с одним из родителей. Но и в случае бабушки или организованной поездки достаточно разрешения одного из родителей.

А что же делать второму, если он не согласен?

И ладно, если речь идёт о недельной поездке детского хора по райцентрам Болгарии. Но если у вас действительно есть основания полагать, что отец-француз, например, увезёт ребёнка навсегда? Или мать, скоропостижно выйдя замуж за финна, уедет с ребёнком в Суоми?

В этих случаях кажется, что родитель почему-то не сможет вывезти ребёнка из России. Это не так. В России механизм отличается от европейского. Ребёнку из Европы для выезда за границу нужно согласие обоих родителей. В нашей стране вопрос решён по-другому: ребёнок может ехать, пока не поставлен запрет на выезд ребёнка от второго родителя.

Цитата из Федерального закона от 15.08.1996 № 114-ФЗ (с изменениями на 02.08.2018) «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

Статья 20. Несовершеннолетний гражданин Российской Федерации, как правило, выезжает из Российской Федерации совместно хотя бы с одним из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей. В случае, если несовершеннолетний гражданин Российской Федерации выезжает из Российской Федерации без сопровождения, он должен иметь при себе кроме паспорта нотариально оформленное согласие названных лиц на выезд несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации с указанием срока выезда и государства (государств), которое (которые) он намерен посетить.

Статья 21. В случае, если один из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей заявит о своем несогласии на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации, вопрос о возможности его выезда из Российской Федерации разрешается в судебном порядке.

То есть, если вы не хотите, чтобы ваш ребёнок покидал пределы Российской Федерации, вам нужно подать заявление о своём несогласии на выезд ребёнка из страны. Куда? В подразделение по вопросам миграции вашего отделения полиции. Как вариант — в любом пункте пограничного контроля (например, подойдёт аэропорт Пулково,  самарский Курумоч и даже аэропорт, Бегишево, ближайший к Нижнекамску и Набережным Челнам — вы знаете, что там тоже есть пограничный пункт?). Если вы живёте за границей, заявление можно подать в любое консульское учреждение России.

Для запрета не требуется ничего, кроме желания родителя. Не требуется ни развода, ни какого-то судебного решения, ничего, кроме заявления самого родителя. Даже если вы живёте одной семьёй и даже не помышляете о разводе — такое заявление подать всё равно можно. Правда, семейные узы оно вряд ли укрепит

Для установления запрета на выезд вам понадобится не только собственный паспорт и заявление (в свободной форме), но и нотариально заверенная копия свидетельства о рождении ребёнка. Оригинал с «просто копией» не подойдёт.

Если у вас нет свидетельства о рождении, его дубликат всегда можно получить в ЗАГСе по месту регистрации рождения.

Запрет на выезд ребёнка устанавливается «навсегда», то есть с сегодняшнего дня — и «до пока не снимут» или пока ребёнок не станет совершеннолетним. Нужно понимать, что установка запрета занимает какое-то время (во всяком случае, пока бумаги дойдут из миграционного подразделения до пограничной службы), так что написав заявление утром, быть уверенным, что запрет стоит, можно только спустя дней десять. Если заявление о несогласии на выезд ребёнка вы подаёте в структуру пограничной службы («в аэропорт») — запрет, как правило, уже в тот же день вносят в базу.

Запрет, установленный одним из родителей, может быть снят им же путём «отзыва» заявления о несогласии на выезд. Но процедура эта не одномоментная (нельзя приехать в аэропорт — и тут же снять), сроки для неё не установлены и, значит, рассчитывать надо на общий срок — 30 дней.

Если против запрета возражает другой родитель — разрешение на выезд может быть получено лишь в судебном порядке. Долго, дорого, но практика хорошая — выезд детей (на копределённый срок и в конкретную страну) при грамотном подходе разрешают. Но, повторюсь, судебная процедура — дело, как минимум, долгое (по факту — от 4 месяцев).

Как узнать, стоит ли запрет на выезд у ребёнка? Специального механизма для этого не предусмотрено. Это значит, вам придётся писать заявление с запросом в подразделение по делам миграции и ждать 30 дней ответа. Увы, всё так небыстро.

Общий совет всем: не ждите. Не ждите, что второй родитель реализует свои угрозы «увезти ребёнка» (мы, конечно, потом постараемся его вернуть, используя механизмы Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 года, но зачем вам весь этот клубок проблем, если ребёнка можно просто «не пустить»?). Не дожидайтесь лета, чтобы уже на пограничном пункте выяснить, что на выезд вашего ребёнка стоит запрет: если второй родитель пообещал его поставить — проверьте заранее, реализовал ли он свои угрозы. К сожалению, если взять нашу практику, то почти половина тех, кто ставит вопрос об отмене запрета на выезд ребёнка, узнали о нём только на паспортном контроле: пропали билеты, сорвался отпуск… Не ждите до последнего, зайдите к адвокату пораньше.

Я не дам ему развода!

Удивительно живучий миф. Скорее всего, воспитанное на «Анне Корениной» поколение переносит реалии художественного произведения, написанного в  XIX  веке, в совеременную жизнь.

Начнем с того, что если обе стороны согласны (и нет совместных несовершеннолетних детей), то развестись можно в ЗАГСе, подав совместное заявление. Самое сложное тут — явиться ровно на 30-й день с даты подачи заявления. Но это если обе стороны согласны. А если Ваня хочет, а Маня — нет. Или наоборот?

Развод в Российской федерации нельзя «дать» или «не дать». Развод, если один из супругов не хочет больше быть в браке с другим, состоится в любом случае, несмотря на возражения сторон. Этим часто пользуются иностранцы. Развод во Франции — это, при умелом подходе, лет семь-восемь, а развод в России, если жена русская, а муж француз — дело на три месяца.

То есть максимум, что может сделать суд — предоставить по просьбе одной из сторон или по собственной инициативе срок на примирение. В настоящее время суд может предпринять «меры по примирению» разводящихся супругов, отложив заседание на три месяца (максимум). И всё. Дальше — развод, невзирая на мнение сторон (п. 2 ст. 22 СК РФ).

Конечно, из каждого правила есть исключение. Так, развод невозможен по инициативе мужа, если жена беременна, или с момента рождения ребенка прошло меньше года (ст. 17 СК РФ).

Но в целом, Российская Федерация — крайне удобное место для развода. Всё быстро и относительно просто. И уж во всяком случае выражение «Я не дам развода!» воспринимается в наших реалиях как нелепая шутка.

Украина и Россия: шутки шутками, но — дети…

Как известно, для того, чтобы поссориться двум ближайшим друзьям, надо купить соседние дачные участки. Автору приходилось наблюдать двух родных сестёр, обратившихся с исками друг к другу. Одна требовала отдать ей 30 сантиметров участка, скраденных вероломно перенесённым («под покровом ночи») забором, а другая — возместить «четырёх потравленных кур». Увлекательное зрелище. Если не находишься между противоборствующих сторон.

Нечто аналогичное приходится наблюдать нынче и на уровне межгосударственных отношений. Речь, конечно, не про курей, но находиться на прямой, соединяющей Москву и Киев — тоже не слишком комфортно.

Но многим приходится. Я уже не говорю про тех, кто волей судьбы оказался в районе Луганска и Донецка. Эти люди, побежав кто в Киев, кто в Москву, оказались в ситуации, когда их права защитить порой просто невозможно.

Совершенно непонятно, что делать украинке, живущей в Москве, родная племянница которой оказалась в Донецке сиротой. Те «официальные структуры», что реально существуют на той территории, готовы предать ребёнка в Россию под опеку (правда, непонятно, на каком правовом основании, но да бог с ним), но никак не украинской гражданке. Украинская гражданка не может получить никаких документов из «материковой» Украины, поскольку живет в Москве и с точки зрения «из-за Днепра» выглядит чуть не предателем. Вернуться в Киев она, конечно, может, и даже, наверное, получит какие-то бумаги. Но ей будет не на что жить (работа в Москве), и с украинскими бумагами с Донбасса выдачи нет… Тупик.

Есть ситуации «попроще». Муж (гражданин РФ) живёт в Одессе. Жена (гражданка Украины) — в Москве. И как им разводиться, если дети (гр. Украины и РФ) живут с мамой, но папа возражает… Без поллитра юриста тут не разберёшься. С одной стороны, конечно, разводиться надо в России, ведь там живут дети. Но это простая логика, а не закон. С другой стороны — разводиться надо там, где ответчик (а это — Одесса). С третьей стороны, надо смотреть, где же стороны жили совместно в период, пока брак не дал трещину (Израиль). Интересно? Ещё как, особенно участникам событий…

Разумеется, большинство юристов в этой ситуации или поступает «просто»: подает иск в российский суд — авось, что-то получится, или просто отказывается от дела, обнаружив слово «Украина» в документах. И в том, и в другом случае, кто-то из участников со временем оказывается в приёмной «Команды адвоката Жарова», чаще всего, увы, в стадии «гипс снимают — клиент уезжает, шеф, всё пропало!»

Парадокс ситуации в том, что самые, наверное, рассорившиеся между собой страны до сих пор объеденены соглашением, предусматривающем признание решений судов и правовую помощь. А для использования украинских документов в России (и наоборот) не нужно никаких специальных действий, они должны приниматься так, если выполнены по-русски.

И что делать с парадоксами судебных решений (суд в России решил, что дети — папе, а суд на Украине — маме, причем решил в одно и то же время) — пока не ясно, решать приходится «по месту», в каждом конкретном случае.

А трансграничное исполнение решений об алиментах? А применение между РФ и Украиной Конвенции о международном похищении детей 1980 года? О, сколько интересного есть и будет между нашими странами ещё!

Мне такие дела очень нравятся. Во-первых, мы их, разумеется, не боимся. Напротив, для меня это ещё один повод показать своим украинским коллегам, что профессионализм и гуманистические идеалы — выше ссор и барьеров, ещё один повод поработать с искренне приятными мне людьми из Киева, Харькова или Одессы.  Политика — политикой, но могут быть и дети. ;) Во всяком случае между гражданами двух стран они появляются — и это факт медицинский. И юристам с этим что-то тоже делать надо.

Во-вторых, как бы ни было тяжело осознавать, но международный договор — источник права. И право надо соблюдать. Каким бы испепеляющим взглядом не смотрел на тебя судья, всё же необходимо требовать, чтобы страны соблюдали свои же соглашения. Конечно, всегда радостно соблюдать то, что тебе приятно и выгодно, но даже если что-то тебе неприятно, но соглашение подписано — надо соблюдать. Во всяком случае, пока ты из него не вышел (а ни одна из стран не денонсировала Минскую конвенцию 1993 года).

И это — определенный вызов для профессии по обе стороны границы. Сумеем ли мы обеспечить соблюдение прав детей, родителей, семьи, невзирая на горячие вопросы межгосударственных отношений, или в спорах о «крым-чей» прихлопнем десятки тысяч (а может, и сотни, а может, и миллион) российско-украинских семей.

Во всяком случае, свою миссию в этом вопросе я вижу в том, чтобы этого избежать. И пока это, с переменным, если честно, успехом, но удаётся.

Older posts