Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Tag: приемная семья (page 2 of 3)

Пришла беда, откуда не ждали — начинается «психологическое тестирование»

Собственно, много писать не надо — читайте открытое письмо, которые подписали уже десятки специалистов. Речь идёт о введении обязательного «психологического тестирования» для кандидатов в усыновители или опекуны.

Кратко говоря: психолог (то есть, человек, просто имеющий образование психолога) будет проводить с вами какие-то «тесты» по результатам которых определять, годны ли вы быть усыновителем, или нет…

Вопрос  не в том, что это нужно усыновителям (те, кому это нужно, обращаются к тем психологам, которым доверяют, и так). Вопрос в том, что из психологов создают ещё один барьер для опекунов-усыновителей, преодоление которого  может оказаться если не неразрешимой задачей, то весьма и весьма непростой.

Со стороны юриста у меня вопросы, прежде всего, к тому, кто именно будет «лезть в душу» (судя по всему, сотрудник какого-нибудь дома ребёнка с образованием «педагог-психолог»), куда пойдут полученные им знания о моей душе (письменно, в орган опеки), и как можно обжаловать то, что он там «навыводит» (пока представления об этом  нет вообще, судя по всему, никак).

Но есть ещё масса других вопросов. Коротко они изложены — тут. Пожалуйста, если считаете нужным, подписывайтесь тоже!

Ну почему на всё хорошее выделяются деньги только по первому снегу?

Это будет интересно, наверное, не только специалистам НКО, но и потенциальным слушателям ШПР.  Департамент труда и социальной защиты населения Москвы провёл тут конкурс по определению организации, которая должна будет готовить потенциальных приёмных родителей в Школе приёмных родителей. К сожалению, как обычно, такой конкурс традиционно проводится поздней осенью, чтобы занятия в ШПР начинались в ноябре, а заканчивались зимой (если брать нынешний конкурс — 21 декабря). Это, конечно, не радует, торопиться в таких вопросах не надо… Но, по крайней мере, в рамках госзадания НКО, занимающиеся подготовкой потенциальных усыновителей, опекунов и приёмных родителей, могут делать это не за деньги, как, например, БФ «Семья», не за спонсорскую помощь, как наша ШПР ИСППП или ШПР в ИРСУ, и оставаться при этом бесплатными.

В этот раз конкурс выиграл Московский центр непрерывного образования взрослых (МЦНОВ). Поздравляем.  Конечно, весь объём госзадания МЦНОВ не охватит, т.е. им придётся привлечь нескольких субподрядчиков (других, более мелких НКО), чтобы успеть за два неполных месяца подготовить 135 человек, желающих принять в семью детей.

К сожалению, ко всей этой истории есть вопросы. И я их, всё-таки, задам.

При рассмотрении конкурсной документации обратим внимание на техническое задание. К нему вопросов нет: что государство «закупить» хочет, то и хочет. Это его, государства, личное дело. Вопрос в том, как это «хотение» можно исполнить, и возможно ли воплотить в реальности. А тут есть некоторые нестыковки.

Во-первых, мало кто обращает внимание, а это важно, что данное задание дано на подготовку не вообще всех потенциальных замещающих родителей, а только, цитирую, «желающих принять в семью ребёнка-инвалида и/или ребёнка подросткового возраста». Причём, в соответствии с дополнительной программой подготовки, утверждённой приказом ДТСЗН (помимо основной программы). То есть, если вы не планируете брать в семью ребёнка с серьёзными нарушениями здоровья (вроде синдрома Дауна, сифилиса или  проблем с  опорно-двигательным аппаратом) или подростка (хорошо объединили так, а? По-моему, это тотально разные категории. И если вы вчитаетесь в программу, про подростков там чуть-чуть), то всё это обучение должно пройти мимо вас. Это именно  дополнительные курсы для тех, кто берёт детей «сложных», а не для всех подряд. Обратите на это внимание, прежде всего потенциальные слушатели ШПР. Дело не в лишних знаниях (лишними знания не бывают), а в том, что не надо занимать место тех, кто действительно решился принять в семью серьёзно нездорового ребёнка, ведь таких мест на Москву всего 135.

Во-вторых,  на любое обучение выделено ровно 48 дней, это 7 недель без одного дня. За этот период слушателям должны прочитать/провести не менее 60 (астрономических!) часов лекций, семинаров, индивидуальных консультаций. То есть, в неделю получается 8,5 часов, как минимум, два раза по пол-дня. А если по 2 часа (в рабочий день больше не воткнёшь), то заниматься придётся практически каждый рабочий день.

Это нереальный темп. Вот просто нереальный. Либо с ума сойдут слушатели, либо преподаватели, либо и те, и другие. Либо гладко будет на бумаге, а как в реальности — неизвестно.

Дальше. Сумма часов программ обязательной и дополнительной, согласно приказу 567, составляет 56+42=98  академических часов. То есть,  умножив 98 на 45 минут академчаса мы получим… 4410 минут или 73 часа и ещё полчаса. Так, а в техзадании — 60… Странно, что эти цифры не бьются. Потому что невозможно выполнить техзадание (в котором программа должна соответствовать приказу 567), не прочитав 73,5 часа. А ТЗ почему-то просит «не менее 60». Почему не 73?

Чуть-чуть про формальности. По ТЗ не менее чем за 14 дней на сайте usynovi-moskva.ru должна быть размещена информация о группах, подготавливаемых в рамках данного госконтракта. Однако, если мы внимательно посмотрим на сайт usynovi-moskva, то обнаружим, что на странице МЦНОВ размещены какие-то группы, которые начинают занятия 4, 11, 18 ноября, и которые, по срокам, попадают под этот госконтракт. В них суммарно 75 мест.

Хочется обратить внимание на некоторые моменты. Во-первых, по ТЗ слушателей должно быть 135, и группы «не более 15 человек», то есть сам МЦНОВ госконтракт не выполнит, будут субподрядчики. Во-вторых, на сайте usynovi-moskva.ru нигде не написано, что это «спецгруппы» для тех, кто берёт подростков «и/или» детей со сложными особенностями.  В-третьих, если посмотреть на сайт БФ «СЕМЬЯ», который, насколько мне известно, субподрядчик МЦНОВ по этому контракту, никакой информации он ни на своём сайте, ни на сайте usynovi-moskva.ru пока не разместил. А это значит, что группу они начать смогут только минимум через 14  дней. А её надо не только собрать, но и провести…

Я категорически не верю, что за эти дни МЦНОВ наберёт 135 человек, желающих принять в семью инвалидов и подростков, и что это сделает БФ «СЕМЬЯ» или другие субподрядчики. Ну, невероятно это.

Ну, и вишенка на торт. Мне кажется, до этого места никто просто не дочитал. Любуйтесь.

 

Перевожу на русский. К каждому из этих 135 счастливцев (там из текста ниже понятно, что это не могут быть «другие 135 счастливцев») домой придёт, минимум на 2,5 часа, комиссия (потому что по правилам, утверждённым Департаментом, это делается комиссионно — минимум два человека). Из которых один точно будет психологом, и проведёт (минимум за 2,5 часа, но если говорить по-честному, 2,5 часа вам не хватит…) тестирование по 8 (!) методикам. По результатам которых вам напишут и, конечно, выдадут заключение. А третий экземпляр этого заключения (второй ляжет «в дела» МЦНОВа), в строгом соответствии с установленным порядком, должны отправить… в орган опеки. По вашему месту жительства.

Мне почему-то искренне кажется, что всю прелесть этого пункта техзадания никто из участников конкурса не оценил.

Я только надеюсь, что до него дочитают слушатели. И оценят.

Обратите внимание, на что вы подписываетесь…

 

Итак, приемная семья

Что это за форма семейного устройства — «приёмная семья», и  почему опекуну нужно очень внимательно читать свой  договор о приёмной семье.

 

Итак, звалась она приёмная семья.

Приёмная семья — это такая форма устройства, которая существует в нашем законодательстве, и годится для устройства в семью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Эта форма ничем не хуже, чем другие, а может быть в чем-то и лучше. По крайней мере многие воспринимают её как обычную опеку над ребёнком, только денег больше платят.  Денег платят больше – это факт.

Как оформляется “приёмная семья”?

Между приёмным родителем и государственным органом (организацией) заключается договор о приёмной семье, в котором могут быть прописаны определенные права и определенные обязанности приёмной семьи и, собственно, этого органа опеки и попечительства. Одним из пунктов является то, что приёмные родители получают вознаграждение за свои услуги, которые оказывают государству, воспитывая этого ребёнка. Поэтому приёмная семья – это такая форма устройства, которая обязательно включает в себя понятие договора. Если кто-нибудь когда-нибудь сталкивался с договорами, то понимает, что в договоре есть как минимум две стороны, и эти две стороны договариваются о чём-то.

Вот пример. Государственный орган предлагает потенциальным замещающим родителям принять ребёнка именно в приёмную семью и предлагает пачку документов, в которых написан определенный порядок создания этой семьи, а также какие права и обязанности возникают у сторон.

Приёмный родитель, как правило, это не читает (такое встречается очень часто), подписывает, и дальше, когда, например, у него на пороге оказываются сотрудники органа опеки вместе с психологом, удивляется, почему они там оказались.

Дело в том, что то, под чем вы подписались в договоре, это то, с чем вы согласились. Орган опеки вам предложил, а вы не отказались. У вас была опция отказаться от этого. Вы могли не подписывать такой договор и взять детей на простую опеку, не получая вознаграждение за свои услуги от государства. Но если вы всё же определенные услуги государству оказываете, то государство взамен хочет тоже что-то с вас получить.

Открываю и читаю типовой договор, который предлагается всем приёмным родителям в г. Москве. Вот один из пунктов:

  • «Ежегодно проходить совместно с приёмным ребёнком (детьми) психологическую диагностику в организации, уполномоченной Департаментом труда и социальной защиты города Москвы и предоставлять в органы опеки и попечительства результаты психологической диагностики не позднее 15 дней с момента выдачи заключения для включения необходимых мероприятия в план по защите ребёнка».

Следующий пункт:

  • «Заключить договор о сопровождении семьи в соответствии с порядком, утвержденном Правительством Москвы».

Еще раз: это пункты из договора о приёмной семье, который вы, возможно, уже заключили. Может быть вы заключили договор с другим текстом, его надо читать и анализировать, но если у вас это есть в договоре, то да, вы обязаны ежегодно проходить диагностику и через 15 дней предоставлять  заключение, да, вы обязаны заключить договор о сопровождении. Это ваша обязанность, вы на это согласились сами.

Но если у вас в договоре такой обязанности нет, или если вы просто опекун, то никто вас не обязывает проходить какие-либо психологические диагностики или приносить какие-то бумажки, не предусмотренные законодательством. Вот это нужно очень четко понять: если вы подо чем-то подписались, извольте выполнять. Если вы ни под чем не подписывались, выполнять необязательно.

Следующий момент: у вас уже заключен договор о приёмной семье, например, в две тысячи каком-то году. Его условия вас устраивают, устраивает то, как там прописаны ваши права и какие есть обязанности у органов опеки. А договор, например, действует до 18 лет ребёнка. Органы опеки приходят и говорят, что вы обязательно должны перезаключить договор.

Слова «обязательно» и «должны» здесь лишние. Вы МОЖЕТЕ перезаключить договор на тех новых условиях, которые вам предлагают, то есть вы имеете право подписать дополнительное соглашение, которое внесет в ваш договор, например, эти два пункта, или какие-либо другие пункты. А можете и не подписывать — это договор, его должны выполнять как вы, так и органы опеки и попечительства. И это никак не должно отразиться на тех условиях, которые имеются в вашем договоре, действующем на сегодняшний день.

Поэтому, пожалуйста, будьте внимательны. Если вас устраивает то, что вам предлагают, – подписывайте. Не устраивает – вы всегда можете воздержаться от подписания. Расторгнуть договор о приёмной семье, в случае, если вы отказываетесь изменить его условия, органы опеки и попечительства не вправе. Будет действовать тот договор, который был. Но если у вас договор на год, или договор закончился, или вы только создаете приёмную семью, то у вас один из двух вариантов: или соглашаться с теми условиями, которые на сегодняшний день вам предлагают, или не соглашаться и оставаться простым опекуном, не получая вознаграждения за услуги, оказываемые государству.

К сожалению или к счастью – я вот, как налогоплательщик, могу сказать, к счастью, а, например, замещающий родитель выразит сожаление –  государство начинает внимательнее относиться к приёмной семье и постепенно делать её именно профессиональной, обкладывать определенными условиями, обязанностями и требовать их исполнения. В этом нет ничего страшного ни с точки зрения налогоплательщика, ни с точки зрения приёмного родителя, нужно только понимать во что вы ввязываетесь. Если это вам нужно — подписывайте, если это вам не нужно – выбирайтерите другую форму устройства. Ведь это так просто, так несложно.

Ребёнок все равно может оказаться в семье, даже если вы не хотите подписывать договор о приёмной семье. Вы можете взять его просто под опеку или, конечно, лучше усыновить.

Вернуться к оглавлению

Отличие опеки и усыновления

Основными формами семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, являются опека и усыновление.

Адвокат Антон Алексеевич Жаров рассказывает о том, чем эти формы семейного устройства отличаются друг от друга.

Здравствуйте! Меня зовут Антон Алексеевич Жаров. Я адвокат, и это самое главное, что вам нужно про меня знать. На втором месте я усыновитель. На третьем — преподаватель Школы приёмных родителей, который сидит сейчас перед вами и собирается начать с вами идти по этой дороге, по дороге знаний, по дороге умений, по дороге тех навыков, которые вам, надеюсь, будущим приёмным родителям, предстоит получить в нашей Школе приёмных родителей.

О чем мы сегодня поговорим? В первую очередь, я хочу рассказать, что такое усыновление и опека, рассказать откуда берутся дети, почему они оказываются в сиротской системе, что с ними происходит дальше в этой системе и каким образом осуществляется устройство детей, оставшихся без попечения родителей, которые оказались вот в таком сложном для себя положении.

Перед каждым из вас стоит вопрос — брать или не брать ребёнка? какого ребёнка брать? Но вы пришли в Школу приёмных родителей для того, чтобы прежде всего для себя определиться нужен или не нужен вам ребёнок, какой ребёнок нужен, как его взять. Наша задача — не только рассказать вам, в каком порядке это все будет происходить, но и дать возможность понять, какой ребёнок вас ждет, почувствовать готовы ли вы к тому, что вам предстоит, поэтому мы будем стараться на своих занятиях рассказывать вам всё так как есть, ровно таким образом, как это происходит в реальной жизни. Иногда это происходит по закону, иногда не совсем по закону, часто люди заменяют своими обычаями, привычками то, что прописано в законодательстве.

Что касается моей сферы юриспруденции: частенько встречается ситуация, когда по закону в нормативном акте записано одно, а в реальной жизни получается немножко по-другому. Люди действуют так много лет и переубедить их в том, что они не правы, бывает не так то просто. Ко всему этому нужно быть готовыми и действовать не только сообразно обстоятельствам, но и понимая, что тот путь, в который мы с вами отправляемся, может быть не «усыпан розами».

Итак, начнем с того, что такое усыновление и что такое опека

Очень часто, когда люди начинают подготавливать себя к усыновлению или опеке, задают себе вопрос: «Чем они отличаются?».

Первое отличие — называются они по-разному. За ними стоят разные юридические понятия. Очень часто в бытовом смысле, что когда берем ребёнка в семью, мы его усыновляем, но это именно в бытовом смысле, и в этом смысле любое перемещение ребёнка в семью люди называют усыновлением. Очень часто маленький ребёнок, попав в семью, начинает называть своего опекуна мамой, а она его сыном. Но юридически их отношения совсем не такие, которые появляются при рождении ребёнка у родителей. Здесь есть принципиальные отличия.

Есть два главных способа устройства ребёнка в семью:

  • усыновление
  • опека

Опека делится на разные виды: опека может быть добровольной, возмездной, опека может быть по договору, в том числе по договору о приёмной семье или о патронатном воспитании, всё это всё равно будет опека, но с разным набором условий.

Усыновление

При усыновлении, если говорить совсем кратко, ребёнок становится просто вашим, он становится как будто бы вашим сыном или дочерью. Это означает, что и в свидетельстве о рождении вы можете быть вписаны как его родители, и в дальнейшем у вас нет необходимости рассказывать всему окружающему миру, что вы не родители, а усыновители. В принципе тайна усыновления существует, она прописана в законодательстве, и от вас никто не может потребовать, чтобы вы признавались в том, что вы усыновитель этого ребёнка, а не родитель. Вы можете скрывать это или не скрывать, общаться об этом с кем-то посторонним или не общаться об этом, это ваш выбор, но обязать вас это сделать нельзя. Более того, государство будет охранять эту тайну усыновления и определенным образом делать вид, что вы действительно настоящие родители ребёнка. Не надо находиться в иллюзиях, что специалист или профессионал моего уровня или уровня моих коллег, глядя на вас или документы, не догадается, что вы являетесь не совсем родным родителем этому ребёнку. Но и бояться этого не стоит, ничего в этом страшного нет. Дети появляются из разных мест: кого-то в капусте находят, кого-то аист приносит, ну а вот наших детей находят в специальном домике, где они ждут своих родителей, и ничего в этом особенного. Все дети появляются по-разному.

Итак, ребёнок усыновленный — это ребёнок практически полностью ваш. Это ребёнок, который носит, скорее всего, вашу фамилию, которому можно изменить имя. Это ребёнок, который входит в вашу семью на правах полноправного члена семьи, и это означает, что в случае несчастья, именно он как внук, например, будет наследовать за вашей мамой (его бабушкой), если так сложатся обстоятельства. Или, например, ваша сестра спокойно может называть его племянником, потому что так оно и есть. Все связи в семье строятся так, как будто бы это был ваш ребёнок, как будто эта девочка была вашей дочерью или этот мальчик был вашим сыном. Как вверх, так и вниз, то есть когда ваш сын или дочь подрастут, выйдут замуж или женятся и у них будет свое потомство, это будут настоящие ваши внуки, несмотря на то, что в какой-то момент ребёнок появился в вашей семье не путем рождения у матери, а путем усыновления. То есть абсолютно те же права и абсолютно те же обязанности, которые возникают при рождении ребёнка. Вас ждёт то же самое, что и при обычном появлении на свет ребёнка.

Есть исключение, есть маленькие детали, о которых я обязательно скажу. Во-первых, это контроль со стороны государства. Обычно родителей никто не контролирует, ребёнка воспитывают так, как считают нужным, никакого дополнительного контроля их не ждет. С усыновителем немножко по другому — первые три года вас ожидает контроль, а при некоторых обстоятельствах этот контроль может затянуться и до 18 лет. Нужно понимать, что ребёнок усыновленный все-таки является ребёнком вами усыновленным, вам про это забыть первые три года не дадут. В дальнейшем от вас зависит — будет этот контроль продолжаться до 18 лет или этот контроль через три года закончится. Из опыта работы скажу, что контроль со стороны органов опеки за усыновителями по большей части очень формальный, очень простой, никто специально вас не будет выискивать в толпе или кричать вам через всю площадь: «Ванечка, ты что усыновленный?». Такого не будет. Наоборот, в нормативных актах указано, что орган опеки, проводя обследование условий жизни ребёнка усыновленного, а это так называется процедура, обязан соблюдать тайну усыновления.

Как это выглядит на практике?

Орган опеки приходит, сидит на кухне, пьет с мамой чай, разговаривает с ребёнком, не называясь, что пришла из органов опеки, просто пришла посторонняя тётя, может знакомая мамы. Обычно это занимает 15 минут, и сотрудник опеки уходит писать акт о том, что у вас все хорошо. Иногда все происходит ещё в более быстром режиме, когда человек появляется на пороге и собственно видит, что всё у ребёнка хорошо и заканчивает посещение. Что тут собственно смотреть? Особенно, когда речь идет о посещении на второй и на третий год, это становится практически формальностью, переживать по этому поводу не стоит. Но мы должны понимать, что у государства, вернее у общества, которое наделило государство определенными полномочиями, есть и переживания о том, все ли хорошо сложится у ребёнка. Именно поэтому к вам первые три года будут приходить люди и смотреть, как у вас все это устроено, как у вас живет ребёнок. Это усыновление. Это история, когда ребёнок становится полностью вашим.

Опека и попечительство

Опека и попечительство несколько разные юридические понятия. Отличаются они довольны незначительно и мы для простоты, чтобы не запутаться, будем называть это всё опекой.

Итак, опека — это ситуация, когда ребёнок передается вам в семью временно. Это время может растянуться и до 18 лет, но все равно передача ребёнка в семью осуществляется как бы не навсегда. Как минимум, в 18 лет опека точно будет прекращена. Это означает, что все ваши отношения с ребёнком будут длиться ровно до 18 лет (могут закончиться и раньше в силу некоторых причин, а именно ребёнок будет эмансипирован, то есть достигнет совершеннолетия по решению суда раньше, чем 18 лет, но такое встречается крайне редко). Итак, до 18 лет ваши отношения более-менее закреплены в законодательстве. В 18 лет отношения ваши превращаются в «тыкву», как карета в сказке «Золушка», и вы начинаете жить с чистого листа, начинаете общаться с человеком, который стал совершеннолетним, дееспособным и полностью самостоятельным. Ничего вас с ним не держит: ни отношения наследования, ни семейные узы. Ничего. Вы можете очень хорошо к нему относиться, он(а) может называть вас мамой, могут быть прекрасные отношения между ребёнком и вашими родственниками, но юридически в 18 лет ребёнок, находящийся под попечительством, становится вам чужим человеком. Например, в какой-то сложной ситуации — в приёмном покое больницы или в отделении полиции — можно сказать, что я его мама (при усыновлении или если ребёнок родной), а при опеке в 18 лет вы сказать, что вы его мама, вы уже не можете.

Отношения опеки и попечительства по сути своей являются временными. Вопрос только в том, что время это может быть значительным. При этом человеческие отношения бывают разные. Например, живут люди вместе долго, лет 10, она говорит, что он мой муж, а он считает, что это его сожительница. Этот разный подход, нужно понимать. Всё-таки опека — явление временное.

Второй важный момент: при опеке в ваших отношениях с ребёнком всегда присутствует кто-то третий, а именно орган опеки и попечительства. Вы будете подвергаться и обязаны подвергаться контролю в регулярном режиме всё время пребывания ребёнка в вашей семьей. Вы будете сдавать отчеты об использовании его имущества и о том, как вы тратите деньги на его содержание, но это не самое страшное. Неприятное здесь состоит в том, что в случае с усыновлением ребёнок становится вашим. Единственное, как вы можете его лишиться, это только если вы будете лишены по суду родительских прав (в данном случае это будет называться отменой усыновления). В случае с опекой для того, чтобы ребёнка у вас забрать, достаточно решения органа опеки. То есть достаточно подписи всего одного начальника, чтобы ребёнка забрать у вас. Часто ли это встречается ? Нет. Но выбирая форму устройства ребёнка (опека или усыновление, или опека, а потом усыновление), всегда нужно задумываться о том, готов ли я идти на такой риск. Он маленький, но вам придется выстраивать отношения с посторонними вам людьми, которые называются сотрудниками органов опеки.

Ещё один момент, о котором нужно сказать. В отличие от усыновления, при опеке вы не сможете поменять ребёнку ни фамилию, ни имя, ни отчество. Встречаются ситуации, когда органы опеки вопреки законодательству разрешают такое, но эти случаи именно что «встречаются». С законом они не имеют ничего общего. Скорее всего, до 14 лет ваш сын или дочь будут носить прижнии имя и фамилию, далее, если ребёнок захочет их сменить, то это будет возможно. Дома вы можете называть его, например, Илья, а по документам он будет «Ильхам», и всё время это будет вызывать определенные вопросы везде. Скрыть то, что у вас ребёнок находится под опекой или попечительством, а не усыновлен, тоже никак не получится. Во всех документах будет указано, что вы опекун, у ребёнка будут другая фамилия (ну только если вам не попадается однофамилец) и отчество. В этом смысле необходимо понимать, что несмотря на то, что ребёнок называет вас мамой, ваши отношения с прослойкой органа опеки и попечительства, носят довольно сложный комплексный характер.

Следующий момент: у ребёнка сохраняются все те родственники, которые у него были до того момента, как он попал в вашу семью. Это значит, что теоретически, а иногда и практически, в его жизни может появиться бабушка, двоюродная бабушка, троюродная сестра, дальний родственник или еще кто-то, кто захочет пообщаться с ребёнком. Формально, забегу сразу вперед, эти родственники имеют право претендовать на общение с ребёнком. И в общем случае препятствовать этому общению вы не имеете права. Этот риск тоже нужно учитывать, выбирая такую форму устройства как опека. Часто ли это происходит? Нет, не часто. Обычно, если ребёнок попал под опеку к посторонним, так сказать, гражданам, то родственники, которые были в зоне досягаемости органа опеки, уже уведомлены о том, что ребёнок остался в беде, и не проявили никакого желания забрать под его опеку или усыновить. Поэтому, скорее всего, они не появятся на вашем горизонте, но гарантировать, что это будет именно так, а не иначе, я не могу.

Отдельно стоит остановиться ещё вот на каком вопросе. Если вы усыновили ребёнка, то у ребёнка автоматически сразу появляются двоюродные тети, бабушки, ваш супруг, который усыновитель, становится ему папой, вы — мамой, и появляются все родственники, которые ваши. Они все встраиваются в систему жизни ребёнка.

В случае с опекой, если опекуном является женщина (как правило, это так), муж этой женщины, которого ребёнок может называть папой, юридически является ребёнку никем. Это означает, что такой «папа» не может пойти с ребёнком в поликлинику, не может представлять его интересы ни в дошкольном образовательном учреждении, ни в школе, ни где угодно. Получается, что ребёнок находящийся под опекой, он находится под опекой у одного человека. Все родственники этого человека являются ребёнку никем. Даже находясь на детской площадке, бабушка не является законным представителем ребёнка, и в случае чего, например, бежать в поликлинику или больницу нужно будет самому опекуну.

Государство очень много делает для того, чтобы дети оставшиеся без попечения родителей получили определенное количество льгот. Про льготы поговорим отдельно, но сейчас хочу сказать кратко.

Если любого из вас спросить, какие льготы положены сиротам, то большинство из вас скажут три момента: 1) сиротам выделяют квартиры 2) сироты без экзаменов могут поступить в ВУЗ 3) у сирот есть льготы по медицинскому обслуживанию. И, конечно же, всем детям оставшимся без попечения родителей, которые находятся под опекой, положены определенные денежные выплаты от государства. В Москве они сейчас составляют порядка полутора десятков тысяч рублей, и в принципе государство следит за тем как увеличивается прожиточный минимум на ребёнка, и поднимает эту сумму. То есть на эти деньги ребёнка более или менее можно содержать.

При таких обстоятельствах, когда идет за ребёнком большое количество льгот, многие родители думают, что лучше оставить ребёнка под опекой, чтобы он к тому же к 18 годам получил квартиру. Хочу тут сразу развеять один миф: если брать в процентном отношении, исходя из моего опыта, получает квартиру примерно каждый пятый. 80% квартир не получают. Связано это не с тем, что государство не хочет выделять квартиры, а связано с тем, что у ребёнка могут оставаться какие-то права на какое-то жилое помещение (например, это может быть квартира однокомнатная барачного типа в Рязанской области, где есть кухня, но нет туалета, и вот половина такой квартиры принадлежит вашему ребёнку). Считается, что жильем он обеспечен при таких условиях, и, соответственно, выделять ему уже ничего не надо.

Держать ли эти пол квартиры в барачном доме до 18 лет, ожидая что ребёнок что-то получит — может быть получит, может быть нет, может быть законодательство изменится или еще что-то. Начиная с 2008 года законодательство драматически менялось дважды уже, а если брать с 1991 года, то ещё большее количество раз. Ребёнок, которому сейчас год или два или три, как государство будет его обеспечивать к 18 годам, в какой степени и в каком режиме, я сказать сейчас не берусь, потому что все это выглядит в виде синусоиды. Когда-то Москва выделяла практически всем детям, оставшимся без попечения родителей, квартиры без каких либо проблем. На сегодняшний день, если брать 2016 год, существуют определенные проблемы и трудности в получении жилья детьми, оставшимся без попечения родителей, даже если они безусловно имеют на него право. Поэтому с какими трудностями к 18 годам столкнетесь вы, я предсказать не берусь. Нужно понимать, что это не дорога усыпанная лепестками роз, не железная дорога, где ты встал на рельсы и поехал, а это определенный труд и сложности. Не секрет, что льготы из нашего государства приходится зачастую «выбивать». Я бы не сказал что уж совсем «выбивать», но походить, возможно, вам придется и, возможно, с первого раза не очень хорошими чиновниками будет вам отказано в получении жилья, придется ходить несколько раз, а может и обращаться в суд. Я не знаю какая судьба будет у вашего ребёнка.

Что касается льготы поступления в ВУЗ, сегодня, когда действует ЕГЭ, льгота эта в значительной степени нивелируется. Поступить в МГУ ребёнок, оставшийся без попечения родителей, наверное, сможет, его примут, но вряд ли это будет делаться с распростертым объятиями и с радостью. А что будет с ребёнком, который таким образом обучается, после первой сессии? Подумайте об этом и попробуйте задать себе вопрос — сколько детей, оставшихся без попечения родителей, учатся, например, в Бауманском или в Плехановском, МГИМО? Неужели они не хотят там учиться? Мне кажется, сама по себе эта льгота не сильно меняет жизнь ребёнка. Если ребёнок не готов учиться в вузе, то ему эта льгота не поможет. А если готов, то он сможет и без этой льготы.

Выплаты при опеке и попечительстве

Многие задумываются, что действительно это неплохая поддержка, чтобы поднять ребёнка, и не всегда ребёнок бывает здоров, так что может потребоваться. Нужно понимать что все выплаты, которые полагаются на ребёнка, принадлежат ребёнку. Это означает, что вам придется отчитываться, куда вы их потратили, для чего и почему. Встречаются ситуации, когда ребёнок получает несколько выплат, например, пенсию по потере кормильца и выплата на содержание ребёнка как подопечного. Бывает, что органы опеки не разрешают тратить одну часть из выплачиваемой суммы и, соответственно, требуют каких-то дополнительных гарантий того, что эта сумма будет потрачена на ребёнка. Это незаконно, это неправильно, но это встречается. То есть нужно понимать, что за то, что выплачивается вам на ребёнка, требуется потом отчитываться, что вы потратили именно на ребёнка. В принципе такой отчет может быть даже с чеками. То есть вам действительно придется доказывать, что, например, тысячи рублей потратили именно на ребёнка. Такой вопрос вам может задать орган опеки и по жизни довольно часто задает.

Вот у вас ребёнок, называет вас мамой и папой, вы его называете может уже другим именем, но каждые полгода к вам приходит сотрудник органа опеки, раз в год вы отчитываетесь за выплаты, имеете всё, что касается взаимодействия с государственными органами — понравится ли вам это? Я не против никаких государственных органов и организаций, но, мне кажется, что когда речь идет о семье, лучше если они будут держаться в стороне. Но в случае с опекой это невозможно, они будут в вашей жизни так или иначе появляться, тем или иным образом.

Поэтому задумываясь и принимая решение, как я хочу взять ребёнка — под опеку или усыновить, я должен задуматься, хочу ли я участия государства в своей жизни и ребёнка, и в какой степени. Это ключевой вопрос, который решается: каким образом я хочу взять ребёнка — под опеку (в разных формах, в том числе в приёмную семью или в виде патронатного воспитания) или усыновление.

Хочу ли я чтобы ребёнок был полностью мой? Тогда я иду усыновлять. Если меня устраивает, когда ребёнок остается государственным и мне его выдали только повоспитывать до 18 лет, я иду устанавливать опеку или попечительство.

Дети, оставшиеся без попечения родителей

Каждый ребёнок, оказавшийся в организации для детей, оставшихся без попечения родителей, должен быть устроен в семью. Вот ровно так в Семейном кодексе уже больше, наверное, двух лет прописано. Есть статья 123 Семейного кодекса, которая говорит о том, как ребёнок должен быть устроен в случае, если он по каким-либо причинам остался без попечения родителей. Есть статья 121 Семейного кодекса, в которой прямо указано, что органы опеки и попечительства выявляют детей, оставшихся без попечения родителей, ведут учет таких детей, обеспечивают защиту их прав и интересов до решения вопроса об их устройства и исходя из конкретных обстоятельств утраты попечения родителей выбирают форму устройства детей, оставшихся без попечения родителей, а именно усыновление, опека (в разных формах) и устройство в организацию для детей, оставшихся без попечения родителей.

Но здесь в 2013 году появилось очень важное пояснение: «При отсутствии возможности передачи ребёнка в семью на период до их устройства в семью дети передаются в организации для детей сирот и для детей, оставшихся без попечения родителей». То есть, если раньше устройство ребёнка в детский дом считалось его окончательны  устройством и считалось, что он нашел «дом», поселился здесь и будет жить, то сейчас ещё раз подчеркнуто, что это временный характер устройства.

Что это означает? Это означает, что вы пришли в какую-то организацию для детей сирот, обнаружили там ребёнка, который там находится, это означает, что этот ребёнок может быть передан в семью. Точка. Любой ребёнок, который находится в организации для детей, оставшихся без попечения родителей, может быть передан в семью. Другое дело, что могут быть разные обстоятельства утраты его родительского попечения, в частности, он может там находиться по заявлению родителей временно, и тогда нужно понимать, что такого ребёнка усыновить вам не дадут, передать его могут только под опеку. Эта опека будет носить временный характер, до того как родитель возобновит своё родительское попечение.

Нужен ли вам ребёнок при таких обстоятельствах или возможно поискать ребёнка другого, которому может больше нужна помощь — это вопрос только к вам. Очень часто органы опеки в этой ситуации не объясняют толком, что происходит, а просто говорят, что этого ребёнка нельзя забрать в семью. Так вот, ребёнка забрать в семью можно всегда, если он оказался в организации. Другое дело — на каких условиях и чем это будет ограничено. Не многие из нас согласятся взять ребёнка в семью с учетом того, что к нему каждый день будет приходить его родная мама. Если вы готовы на такой подвиг, то берите ребёнка в приёмную семью, и каждый день к нему будет приходить мама, восстанавливающаяся в родительских правах. Такое тоже возможно, и такие ситуации тоже есть, но в большей части случаев мы все-таки рассчитываем взять ребёнка для себя и насовсем, поэтому в этой ситуации нужно очень хорошо подумать.

Стоит ли брать ребёнка в семью, если это будет носить характер 2-3-х месяцев? Ребёнку то хорошо будет, а выдержите ли это вы. Есть ли у вас понимание, что потом такой ребёнок может быть возвращен родителям?

Когда мы пересекаем порог любого заведения, в котором находятся дети, оставшиеся без попечения родителей, мы ожидаем увидеть что? Наши представления «о прекрасном» рисуют нам картину, что там будут стоять дети невысокого роста, дошкольники, и все говорить «мама, мама, мама, хотим домой». В реальности немножко по другому это выглядит. Если взять сейчас статистику банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, мы увидим что деток дошкольного возраста там становится все меньше и меньше. Основной контингент, если можно так выразиться, тех кто живет в детских домах, школах-интернатах и прочих организациях — это подростки (дети старше 10-12 лет). Очень часто, когда вы приходите к такому подростку и предлагаете пойти в семью, он вполне может ответить, что ни в какую семью он не хочет. Почему? По массе причин. Возможно, у него есть свой взгляд на свое будущее, и возможно он связывает его с другими взрослыми людьми, возможно он в иллюзиях, что его заберут родные родители или его посещает какой-то родственник, или подросток в принципе не хочет никуда уйти, потому что в детском доме не надо ничего делать, сходиться с чужими людьми не хочется. Так может и 7-летний ребёнок сказать. Взрослые должны услышать мнение ребёнка.

Нужно понимать, что детский дом или другая организация, — это не ярмарка, нельзя подойти и выбрать. Сейчас в организациях для детей сирот находятся дети условно «непопулярных» категорий. Если вы рассчитываете взять девочку до года, белокурую, славянской внешности и здоровую, то вынуждены будем вас разочаровать. Таких детей в организациях для детей, оставшихся без попечения родителей, практически нет. Зато есть взрослые дети, дети с проблемами, с определенными заболеваниями, с определенными расстройствами поведенческого спектра, с яркими национальными чертами и т.д.

Взять ребёнка из организации для детей, оставшихся без попечения родителей, — это не получить себе очередного жильца в дом или красивого кого-то там в ползунках. Нет, здесь более серьёзный подход, вы совершаете в большей степени больше доброе дело для этого ребёнка, а не удовлетворяете свои какие-то потребности, может быть очень гуманные, альтруистичные и человечные. Это больше труд, чем радость. Но радость тоже будет. Но больше труд, потому что особенно в начале придётся многое сделать, поменять свою жизнь.

Нужно понимать, что те дети, которые там оказались, могли там оказаться по самым разным причинам. Это могло быть заявление родителей, и тогда ребёнок в любое время может быть возвращен родителям, это могли быть дети, которые рождены от матерей — граждан других государств, и тогда эти государства, например, Украина, Таджикистан, Узбекистан, могут ставить вопрос о возврате детей на их территорию. Это могут быть разные другие причины, и в каждом конкретном случае разбираться придется вам и задумываться придется вам.

Если вам говорят, что ребёнок не может быть усыновлен, а может быть только взят под опеку, тогда нужно задаваться вопросом “почему” и всегда исследовать те материалы, которые свидетельствуют о том, по какой причине ребёнок остался без попечения родителей. Они могут быть совершенно различными и с разными последствиями.

Вернуться к оглавлению

Номинальный счёт

Номинальный счет — это специальный счет в банке, открытый на опекуна (законного представителя несовершеннолетнего) для полноценного использования поступивших денежных средств без разрешения органов опеки.

Вам пришло письмо из соцзащиты с требованием открыть «номинальный счёт» на имя ребёнка? Зачем это делать? Какие преимущества даёт номинальный счёт и как им пользоваться «без вреда здоровью»?

Что произошло? Органы опеки и попечительства и в Москве, и в регионах начали рассылать всем, у кого есть приёмные дети на той или иной форме устройства, «письма счастья», в которых указано, что опекуны, усыновители, приёмные родители должны немедленно открыть так называемый номинальный счёт, чтобы получать те пособия, которые выделяются на ребёнка.

На самом деле ситуация с номинальными счетами возникла не вчера, не позавчера. Просто только сегодня об этом подумал орган опеки. Поэтому ничего страшного в этом нет, и номинальные счета большинству из вас придется открыть.

Что такое номинальный счёт?

Номинальный счёт — это счёт, который открывается на имя родителя (опекуна, усыновителя, приёмного родителя), но на который перечисляются деньги, положенные подопечным или детям этого родителя, приёмного родителя, опекуна, усыновителя и т.д. Есть ряд выплат, которые положены именно детям, например, алименты. Они хотя и перечисляются на счёт родителя, но тем не менее предназначаются ребёнку. Или выплаты на содержание несовершеннолетнего подопечного — они тоже выплачиваются опекуну, но расходоваться должны на содержание ребёнка. В такой ситуации нужно открывать номинальный счёт, на который будут перечислять эти выплаты. Номинальный счёт открывается на имя собственно опекуна, то есть там будет ваша фамилия, имя, отчество, и вы сможете этим счётом распоряжаться, но на этот счёт будут приходить деньги, которые положены вашему подопечному, или вашему сыну/дочери, или вашему приёмному ребёнку, или усыновленному ребёнку, если такие выплаты предусмотрены законом субъекта РФ или федеральным законом именно для ребёнка, принятого в семью.

Средства, которые поступают на номинальный счёт, например, алименты или выплаты опекуну, должны расходоваться в интересах ребёнка, и они формально принадлежат самому ребёнку, несмотря на то, что расходует их опекун.

Что хорошего в номинальном счёте?

  • Его нельзя арестовать, если, например, у опекуна каким-то образом возникли долги, потому что на этом счёте деньги ребёнка.
  • С этого счёта можно расходовать деньги, не спрашивая дополнительно разрешения у органов опеки. Это прежде всего важно в ситуации, когда, например, на этот счёт будет приходить пенсия по потере кормильца. Очень часто почему-то органы опеки считают, что эту пенсию расходовать не надо, а нужно ее копить на счёте ребёнка. Нет. Её нужно снимать и расходовать на ребёнка, ведь государство решило для чего-то ее выплачивать именно сейчас, а не тогда когда ребёнку исполнится 18 лет. Поэтому все эти выплаты можно расходовать без разрешения органа опеки.

Разумеется, за эти деньги придется отчитываться, но не всем. Например, родители, получающие алименты, отчитываться за них не будут. А вот опекуны или приёмные родители также как и раньше до 1 февраля будут сдавать отчёт в органы опеки без каких-либо изменений. В этом смысле номинальный счёт несколько удобнее, потому что не требует разрешения органа опеки на снятие денег с него.

Если, например, Сбербанк требует от вас такого разрешения, то он поступает незаконно и нужно звонить, в том числе в Москву вышестоящему начальству, и разбираться, потому что если вы внимательно почитаете сайт самого Сбербанка, вы обнаружите там, что там чётко указано, что для номинального счёта никаких разрешений органа опеки не требуется.

Важно обратить внимание на то, что не все выплаты которые выплачиваются в связи с усыновлением, опекой или с приёмным родительством, подлежат зачислению именно на номинальный счёт.

Какие выплаты не начисляются на номинальный счёт?

  • Все выплаты приёмным родителям, которые связаны с вознаграждением за их работу, труд, услуги. Они подлежат перечислению на обычный счёт такого приёмного родителя и расходуются им по своему усмотрению безо всякого отчёта. Это же касается и тех опекунов, которые исполняют свои обязанности возмездно. Это вознаграждение принадлежит опекуну, и оно должно зачисляться на обычный счёт опекуна и расходоваться им по своему усмотрению и без отчёта;
  • С усыновителями бывает по разному, в зависимости от того, как указано в законодательстве: выплаты предназначены самому усыновленному ребёнку или усыновителю. В зависимости от этого деньги будут зачислять или на номинальный счёт, или на счёт усыновителя без всякого контроля органа опеки.

Например, выплата, которая полагается в Москве после 2009 года, предназначается усыновителю, а не ребёнку, поэтому усыновитель должен получать ее на свой обычный счёт и дальше расходовать, никому об этом не рассказывая. А вот выплаты, которые были до 2009 года, т.н. ЕКВ и прочие разные, они в большинстве своем выплаты именно ребёнку, и в этой ситуации они должны быть зачислены на номинальный счёт и, соответственно, этим счётом уже будет распоряжаться усыновитель/опекун/родитель.

Отдельно отмечу, что даже сумма алиментов, что не совсем может быть относится к ситуации опеки или попечительства, но даже сумма алиментов должна перечисляться на номинальный счёт и дальше уже расходоваться с этого номинального счёта, потому что алименты — это не деньги мужа или жены, в зависимости от того кто их получает, а это деньги именно ребёнка. Поэтому государство таким образом устанавливает дополнительный контроль за этими средствами, не позволяя их тратить совсем бесконтрольно.

То есть отличие номинального счёта от обычного вашего счёта в том, что он не так защищен банковской тайной, орган опеки, например, может исследовать ваш номинальный счёт и выяснить, куда и когда вы потратили деньги и сколько вы с этого счёта сняли и в какую дату. А вот с вашего обычного счёта, конечно, никто так сделать не может.

Важный момент: если у вас, например, 8 детей, то номинальные счета придется открывать на каждого из них. Будет 1 получатель — опекун и 8 разных бенефициаров (пользователей — людей, которые обладают правами на эти деньги). Но есть и хорошая новость: с каждого из этих счетов можно подать в Сбербанк соответствующее заявление, и каждый месяц все поступившие деньги аккумулировать на вашем счету, а дальше с него уже тратить средства без всякого разрешения опеки. В этом и прелесть номинального счёта, которая заключается в том, что не требуется дополнительного разрешения органа опеки.

Вот тот счёт, который сохранился у ребёнка, например, в виде наследственной массы или путем денежных средств, которые накопились до этого, он лежит и принадлежит ребёнку, и в этой ситуации с этого счёта вам снимать, конечно, можно только с разрешения опеки. А номинальный счёт, куда приходит пенсия, пособия, алименты и т.д., вот с этого счёта опека не должна давать разрешение на съем денег, и вы должны снимать их все и без остатка. Почему без остатка? Потому что государство назначило пособие именно в таком размере. Для чего-го законодатель придумал, чтобы ребёнок получал именно такое количество денег, и именно такое количество денег вы должны получить и, извините за такое слово, «освоить» (приобрести товары, блага, прочие услуги для того, чтобы ребёнок жил лучше). Для этого и выплачиваются пенсии и пособии. Этот номинальный счёт вы можете использовать без всякого разрешения органа опеки. Если орган опеки такое разрешение требует, не надо его спрашивать, нужно идти в банк и добиваться там, чтобы вам с этого номинального счёта деньги выдавали.

Последний момент: открывается номинальный счёт также без всякого разрешения органа опеки. Вам достаточно показать постановление о том, что вы опекун и, соответственно, паспорт. Возможно еще паспорт ребёнка или свидетельство о рождении в зависимости от возраста ребёнка. Дальше вы сообщаете реквизиты этого счёта в пенсионный фонд или в тот орган, который вам производит выплаты, и они производят туда выплаты.

Еще раз — никаких разрешений не нужно, поэтому сам по себе номинальный счёт штука удобная, но один раз придется зайти в Сбербанк . Другие банки, насколько мне известно пока не оформляют, да и большинство нормативных актов написано так, что именно Сбербанк упомянут как банк, в котором должны быть открыты счета. Скорее всего это будет Сбербанк. Нужно дойти туда один раз, оформить номинальный счёт и получать деньги, не вмешивая в финансовую политику вашей семьи органы опеки.

Вернуться к оглавлению

Older posts Newer posts