Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Tag: наследство

Про наследство подопечных — за, против? Воздержаться!

Реальность такова, что принятие наследства — не всегда благо для подопечного. Хотя всегда орган опеки настаивает: надо принимать.

Надо думать! А принимать как раз не обязательно. Далеко не всегда получение 1/15 доли в квартире принесёт ребёнку что-нибудь кроме проблем.

Написал по этому поводу статью. «Подопечный и наследство: принять нельзя отказаться».

Подопечный и наследство: вступать нельзя отказаться

Антон Жаров, адвокат, специалист по семейному и ювенальному (детскому) праву, руководитель «Команды адвоката Жарова»

Вступление в наследство, доставшееся подопечному ребёнку, — распространённая головная боль опекуна или попечителя. С одной стороны, одна четвёртая квартиры в посёлке Заречное, куда ходит раз в день автобус из райцентра, — не факт, что нужное приобретение, с другой, кто же будет отказываться от квартиры, скажем, в областном центре? Во всяком случае, принятие (или непринятие) наследства — предмет обсуждения между опекуном и органом опеки, а если подопечному уже есть 14 лет — то и с ним.

Во-первых, надо понимать, что автоматической обязанности принимать наследство не возникает ни у опекуна, ни у попечителя.

Принятие наследства — это сделка. Пусть односторонняя, но сделка. Это значит, что к данному действию должны применяться все установленные законом правила, предусмотренные для сделок подопечного.  Наряду с этим, в статье 37 ГК РФ не содержится такого вида сделок, как «принятие наследства», не подходит принятие наследства под остальные, поименованные общим образом, виды сделок. То есть, само по себе принятие наследства (в отличие, например, от продажи недвижимости) происходит без обязательного предварительного согласия органа опеки и попечительства.

При этом надо обратить внимание, что принятие наследства — это действие. А непринятие наследства (то есть, несовершение каких-то действий, направленных на его принятие) — не действие. Поэтому, строго говоря, если вы, получив информацию о кончине, например, матери подопечного и открывшемся наследстве, ничего не предпринимаете — вы ничего не нарушаете.

Существует мнение, что орган опеки может обязать вас принять наследство, выдав обязательное для исполнения указание о распоряжении имуществом подопечного (часть 2 ст. 19 ФЗ «Об опеке и попечительстве»). Такое указание обязательно должно быть письменным и, соответственно, подписанным руководителем органа опеки и попечительства. Всякого рода «беседы» в зачёт не идут ни в каком случае. Однако, надо учесть, что орган опеки имеет право давать указания о распоряжении именно имуществом подопечного. Но до вступления в наследство это имущество не может считаться принадлежащим наследнику.

Иными словами, заставить вас принять наследство административно-командным образом нельзя.

На мой взгляд, если опекун не подаёт заявление о принятии наследства, единственное, что может сделать орган опеки, — обратиться в суд с иском о признании права собственности подопечного в порядке наследования.

Второе. Если ребёнку уже 14 лет, надо учитывать, что все сделки, включая и сделку по принятию наследства, совершает он сам, а попечитель (и в ряде случаев, орган опеки) лишь даёт разрешение на эту сделку. Поэтому, если подросток по каким-либо причинам не хочет принимать наследство, заставить его нельзя. Ему просто НЕ надо ставить подпись.

Третье. Не всегда принятие наследства — сделка к выгоде подопечного, и значит, не всегда опекун вправе принимать его (а попечитель — давать согласие на его принятие).

Само по себе принятие наследства— это не только заявление о том, что наследник готов принять какое-то имущество, но и подпись о том, что наследник принимает на себя долги наследодателя, и, в некоторых случаях такое возможно, иные обязательства, связанные с наследством. Далеко не всегда овчинка стоит выделки.

Приведу пример. В райцентре Ярославской области открылось наследство после умершей К. Наследниками оказались её мать и двое несовершеннолетних детей. В наследственную массу включена 1/6 двухкомнатной квартиры. Таким образом, в наследство одному из детей, находящихся под опекой, достанется 1/18 доля провинциальной «двушки». При этом долги матери по кредитам и часть долгов за квартплату составляют более миллиона  рублей, что превышает не только стоимость доли, но и стоимость квартиры целиком. При таких обстоятельствах мы рекомендовали опекуну воздержаться от принятия наследства, несмотря на активное давление органа опеки.

Таким образом, при принятии наследства подопечному придётся погасить часть долгов наследодателя. В пределах стоимости полученного наследства, конечно, но откуда он возьмёт эти несколько сотен тысяч рублей? Из кармана опекуна? Из собственных средств, выделяемых на его содержание? Зачем? Разумеется, проще вовсе не принимать наследство.

Опекун вправе совершать лишь такие сделки, которые ведут к выгоде подопечного. Принять в наследство неликвидный кусок квартиры, обременённый долгами и расположенный вдали от места жительства подопечного, — разве это к выгоде? Ведь такое имущество придётся содержать, и средства на это будут взяты у самого подопечного, во всяком случае, это не расходы опекуна.

Ещё один важный момент. Вступив в права наследства на какое-либо жильё, ваш подопечный неизбежно столкнётся с проблемой получения жилья по достижении 18 лет. Первое, что ему предложат чиновники, это вселяться в ту «долю», которую он так опрометчиво получил, будучи, например, семилетним. И, в лучшем случае, удастся доказать, что проживание на этой «доле» невозможно, а в худшем, ребёнок потеряет право на получение жилья от государства.  Разумеется, этот аргумент никак не будет воспринят органом опеки при принятии наследства, но к совершеннолетию это может действительно стать проблемой.

Таким образом, если у вашего подопечного внезапно появился наследодатель, не торопитесь вступать в наследство. Необходимо оценить, насколько эта сделка направлена к выгоде подопечного (с учётом всех факторов) и лишь затем решить: принять наследство или воздержаться от этого. Орган опеки не может «заставить» опекуна принимать наследство, а может лишь сам обратиться в суд с требованием о признании права собственности за подопечным. А подросток старше 14 лет вправе сам решать, принимать наследство или нет.

06/02/2018

И покойника могут признать отцом не его ребёнка

И покойника могут признать отцом не его ребёнка — со всеми вытекающими…

Живём в мире парадоксов. А вы не знали, что даже уже покойного мужчину можно признать отцом ребёнка — с большой долей вероятности и на вполне законных основаниях? И не важно, действительно ли он в свое время —«породил» кого-то на стороне, или просто часто и вполне безобидно ходил в гости к хорошей подруге, с которой у него были исключительно платонические отношения, и у которой уже (до него или без его участия!) был малыш (малышка). Практика говорит о том, что всякое случается, раз закон не исключает такую возможность.

Поясню. Вот умер небедный человек. Родственники — на пороге раздела наследства. И тут, откуда ни возьмись, появляется «убитая горем» (или действительно очень страдающая) женщина с ребёнком. Она тоже готова разделить (в прямом смысле слова) с наследниками бремя оставшегося имущества, поскольку утверждает, что её сын (дочь) — отпрыск(и) покойного.

Каковы возможные варианты развития ситуации?

Вариант первый. Мужчина при жизни действительно состоял в связи (тайной или явной) с конкретной дамой. Но до официального признания этого факта у них дело не дошло (не успел, не торопился или вообще не собирался).

Так вот. Если случается что-то печальное, и папа, не состоящий в браке с мамой, умирает до того, как успеют зарегистрировать ребёнка на него, то в Семейном кодексе РФ на сей счёт есть подсказка: суд (и только он) может в случае смерти мужчины установить факт его отцовства.

Закон предлагает здесь два пути. Если покойный при жизни сам фактически признавал себя отцом и есть тому доказательства (свидетельства родных, знакомых, соседей, его письма к матери ребенка соответствующего содержания, чеки о перечислении денег, иные документы), то суд только устанавливает (подтверждает) факт признания отцовства. Со всеми вытекающими правовыми последствиями для ребёнка (например, он становится законным наследником покойного, имеет право получать пенсию по потере кормильца). Если же мужчина сам не признавал себя отцом конкретного ребёнка или (на данный момент) нет доказательств такого признания, то суду факт отцовства придётся доказывать. Процесс этот, как правило, весьма непростой, продолжительный и исход его не очевиден. Но если факт отцовства всё-таки будет доказан, то для ребёнка это будет означать опять-таки обретение законных прав на наследство, получение пенсии по потере кормильца и т.д.

Ситуация становится ещё более «захватывающей», если покойный параллельно упомянутому выше находился в законном браке, имел детей… Другими словами, если вы женаты, вы должны понимать, что супружеская верность — это тоже всё равно про деньги, как выясняется.

Вариант второй. На покойного состоятельного мужчину просто хотят «навесить» чужого ребёнка, чтобы таким образом «отжать» часть наследства. Да, этот человек при жизни действительно частенько заглядывал «на чай» к конкретной даме. Да, он с радостью возился с её сыном (дочерью), приносил сладости и прочие подарки. Да, они действительно открыто появлялись все вместе, «всей семьёй» на людях. Да, да и ещё раз да! Но при этом их отношения носили исключительно платонический, приятельский характер. Например, мужчина, просто искренне поддерживал таким образом семью погибшего друга (сослуживца и т.д.) Бывает такое? Бывает. И за это потом его законные наследники поимеют серьезную нервотрепку и отличный от нуля шанс потерять часть оставленного им состояния? Вполне!

Может дама подать в суд? Может! Найдутся свидетели, которые подтвердят, что «всё про эту пару» знают, что «свечку держали» и т.д.? Не исключено! Так что делайте выводы.

Смотрите, как интересно. Добро, человеколюбие, желание помочь и поддержать — и это тоже, оказывается (для одной из сторон) про деньги…

Но выход есть. Биологию ещё никто не отменял. А она (напоминаю) сегодня всё-таки главная при доказательстве отцовства. Если мужчина, слава Богу, жив, тут всё понятно. Сдал ДНК-тест (ещё его более научно называют метод «генетической дактилоскопии») — и получил ответ с точностью, близкой к ста процентам, отец он или нет конкретному ребёнку.

С покойными гораздо сложнее. Может потребоваться эксгумация. Очень щепетильный момент. Но ведь в наши дни перед погребением (или кремацией) практически всегда проводится вскрытие. Иначе это (простите за невольный цинизм) — нарушение технологии. И в лабораториях остаются образцы тканей… Вот они и могут помочь в проведении генетической экспертизы. Кроме того, хоть и не с вероятностью 100%, но близкой к этому, генетики могут сделать вывод об отцовстве, исследовав ДНК сестры, брата, родителей, других близких родственников. Такое исследование более объёмное, но также — вполне доказательно. Из определённого количества генных «цепочек» взятых у ребёнка, хоть какое-то количество, но должно совпадать с генами бабушки, дедушки, тёти, дяди… Вероятность будет не 99, 999999999.., а, скажем, 97, 70, что тоже неплохо. И, самое главное, что таким исследованием можно на 100% исключить отцовство, то есть доказать, что этот ребёнок — точно не его.

Резюме. В разных ситуациях установление, подтверждение, доказательство отцовства требует разного объема доказательств. Особенно — если мужчина, которого хотят «записать в папы», умер. Бывает, что никто и не сопротивляется мнимому отцовству покойного, потому что нет родственников, способных это оспорить. Но, как бы то ни было, уважаемые мужчины, при жизни следите за тем, к кому вы ходите, где ночуете и т.д. Если вдруг соберётесь помереть, чтобы потом наследники (разной степени очередности) не поминали вас недобрым словом.

Изменения в порядке наследования

Изменения в порядке наследования: теперь важен не только день, но и время смерти наследодателя.

Когда я учился в вузе, у нас была такая затрёпанная книжечка: сборник задач по гражданскому праву. И был там раздел про наследственное право. На всю жизни запомнил задачку.

Бездетные муж и жена попадают в автомобильную аварию. Муж гибнет сразу, а жена — через 15 минут, в машине «скорой». У мужа в собственности была добрачная квартира.  Теперь после их смерти, в суд обращается мать жены и требует половину квартиры.

Решение задачки было такое: умершие в один день считаются умершими одновременно. И, соответственно, не наследуют друг другу. Таким образом, добрачная квартира мужа достанется его наследникам, и мать жены тут ни при чём.

Теперь ситуация изменится. С 1 сентября 2016 года при наследовании будет учитываться не только день, но и время смерти. И в свидетельство о смерти будет вписываться не только дата, но и время смерти.

И задачка, указанная выше, будет решаться уже по-другому. Жена, пережившая мужа на 15 минут, тем не менее, ему всё-таки наследует, и, соответственно, как наследник первой очереди «получит» или всю квартиру (если нет родителей мужа, или её часть, если есть). И, соответственно, мать жены может требовать не половину квартиры, а, собственно (если нет живых родителей и детей у мужа) — всю.

Много лет назад мы судились по наследственному делу с родственниками жены. Там дедушка пережил бабушку на день, а в сущности, на часы. И из этого следовало, что он — наследник всего её имущества (было завещание), а затем уже от дедушки наследовали родственники. И в том деле нам приходилось доказывать, что дедушка всё-таки пережил бабушку (та скончалась ночью в больнице, и время смерти известно, а деда нашли на следующий день неживого дома, и чёткого времени смерти не было). Дошло до того, что давали показания соседи деда о том, что он утром ранним спускал воду в уборной… И вот звуки спускаемой воды (спасибо, т. Хрущёв, за панельное жильё!) решили судьбу дачи на Николиной горе.

Теперь таких случаев будет больше.

Закон должен упрощать жизнь людям, и быть справедливым. А тут — история, которая вряд ли так уж серьёзно влияет на справедливость, но вот удобства и ясности она явно поубавит.

20160401

Про вдову и сироту (индийское кино)

Сегодня одержали промежуточную победу в деле о бодании вдовы и сироты за наследство. Вернее, не так, дело про то, как вдова отбирает у дочери покойного мужа наследство.

Вообще, конечно, совершенный Кафка. Эмоционально дело — оторви и брось! Как до сих пор драки не было, остаётся только удивляться.

Суть  дела рассказывать несколько рано, а сухо оно выглядит так: вдова отбирает (немалое) наследство у ребенка своего мужа от другой женщины. Для полноты картины надо сказать, что и мать ребенка тоже, увы, скончалась. Сирота то есть.

В этой истории (которую я расскажу обязательно потом) есть всё, что положено быть в настоящем индийском кино: и удивление, и нежданные встречи, и, конечно, внезапно возникающие родственники в самый прекрасный момент. Которых, конечно, узнаёшь по родинке на самом интересном месте. Или не по родинке. Впрочем, как не узнать, если на кону — участочек в черте города Москвы с домиком на нём…

В общем, борьба нешуточная, с подлогами, передёргиваниями, переодеваниями и фейерверками, слезами и конечно, прекрасными принцами (вроде сегодняшнего совершенно белоконно-принцево выглядящего судьи). Расскажу. Потом.

Сейчас — просто порадуйтесь, что ещё одного ребенка удалось защитить от лжи и жадности.

Почти час пришлось доказывать, что ребенок, достигший 14-летнего возраста имеет право сам быть в суде, и что он, ребенок, уже в силу этого имеет право иметь представителя в суде, разбирающегося в законах, адвоката, например. И уж тем более, если ребенок говорит, что позиция его отца (как он стал отцом — отдельная история) противоречит его интересам, и его позиции… Суд (сначала) на нас покричал, а потом (через 3 часа) тихонечко зачитал определение… Промежуточная победа. Редут отстояли.

Бой продолжается.

Оригинал