web tasarım место жительства | Библиотека адвоката Жарова | Page 2

Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Tag: место жительства (page 2 of 3)

Сбить прицел. Как «передёргивает» Петросян

Ну, что, надо прокомментировать. Первый ответ на поднявшуюся волну от Владимира Аршаковича Петросяна. В МК. Интервью берёт Ольга Богуславская.

Буду краток. Руководитель Департамента труда и социальной защиты населения Москвы просто уводит тему в сторону.

Проблема, напомню, состоит в том, что теперь для того, чтобы ребёнка под опекой «поставили на довольствие» в Москве требуется, чтобы и опекун, и ребёнок были «прописаны» в Москве. Начальник говорит, что в этом вся проблема: эти проклятые опекуны не «прописывают» детей в Москве постоянно, и в этом, мол, вся суть.

Отвечаю по порядку.

Во-первых, регистрировать ребёнка по месту жительства в квартире опекун может просто не хотеть. И имеет право! Связь опекуна и ребёнка — только до 18 лет, и именно на этот срок опекуны и готовы регистрировать детей. А то, что дальше, простите, не ответственность человека, и так воспитывающего чужого ребёнка (опека — это опека, а не усыновление).

Во-вторых, даже если опекун рад зарегистрировать ребёнка по месту жительства, против этого выступают… органы опеки, которым начальник — Петросян. Органы опеки резонно рассуждают, что если ребёнка «перепрописать» в Москву, то он прекратит быть как-то связан с регионом, из которого приехал, и, стало быть, вопрос жилья будет решать уже не Тула, Владимир или Иркутск — а Москва, потому, что жильё детям, оставшимся без попечения родителей, также выдают «по месту жительства».

Третье.  Чиновники в упор не видят, что место жительства — это то место, где человек постоянно или преимущественно проживает (ст. 20 Гражданского кодекса). И там — ни слова про регистрацию или отсутствие таковой.  Вы можете быть «прописаны» в одном месте, но иметь постоянное (или преимущественное) проживание в другом. Например, в квартире в новом доме.  В 2010 году Минобрнауки уже разъясняло, что место жительство — не равно месту прописки. Подробно. Не вняли.

Циничным выглядят жалобы чиновника на то, что, мол, регионы едут в нашу нерезиновую столицу. Прут, детей привозят… Владимир Аршакович, в сущности, проговаривается: дело именно в этом, денежки кончаются.

Но вопрос (цинично!) поднимают не до того, как ввести ограничения, а тогда и только тогда, когда начался шум, до этого думали, что прокатит втихаря, да?

И ещё. Ссылка на закон  города Москвы, мол там всегда было про место жительства  — нерелевантна. В законе написано «имеет место жительства в городе Москве» — даже в весьма специфических московских законах нет ссылки на «регистрацию» по месту жительства. Слово «зарегистрирован по месту жительства» – не из закона, а из постановления правительства Москвы, которое готовили подчинённые Владимира Аршаковича. Они туда тихонечко эту «регистрацию» и тисули.

Ну проходили мы уже это при Лужкове. Прошли.

Бег по граблям какой-то.

Опекунов и подопечных шлют «по прописке». Возвращаемся! Не уходим!

Наверное, в ближайшие день-два напишу большое про пресловутую «прописку» и органы опеки.

В Москве наступила новая «мода». Органы опеки, в сущности, восстановили понятие прописки. То есть теперь, даже если ребёнок (или опекун, или оба) живёт по факту на территории Москвы, но регистрация по месту жительства где-то в другом месте — отправляют туда.

Самым громким было южнобутовское дело, когда документы ребёнка и приёмных родителей  отправили в Кемерово — там где у ребёнка стояла «прописка» (в детском доме).

Это делается не от большого ума.

Конечно, чиновникам удобнее использовать определение «место жительства» из того закона, из которого его им удобно использовать, а именно — «О праве граждан на выбор места жительства и места пребывания…». А не из статьи 20 Гражданского кодекса, откуда нужно его брать.

Подробную инструкцию по борьбе напишу, но кратко ситуация выглядит так.

Всё, что касается опеки над детьми — сфера семейного права. Если «не хватает» законодательства в семейном праве, установлено, что нужно использовать термины и нормы из гражданского законодательства.

Гражданское законодательство однозначно устанавливает (ст. 20 ГК РФ), что место жительства гражданина — место, где он постоянно или преимущественно проживает. Ни слова про «прописку»! Главное, где живёт по факту. Не раз, не два, и не двадцать, и Верховный суд, и Конституционный подтверждали, что именно такая трактовка («где фактически живёт») должна применяться. И что наличие или отсутствие регистрации по месту жительства не должно приводить к ограничению прав или возникновению обязанностей. По этим флагом отменяли всякие там лужковские попытки ограничить въезд в Москву, сборы за покупку квартир с немосквичей (да, было и такое!), и прочее… Проехали.

Иногда они возвращаются.

И в Департаменте труда и социальной защиты населения придумали «ход конём». Есть закон «О праве граждан на выбор места…» в котором устнавливается, что место жительства, в целях настоящего закона, определяется как жилое помещение, квартира, дом, и так далее,  в котором гражданин живёт и где зарегистрирован по месту жительства.

Данный закон — относится к отрасли административного права, не заменяет гражданский кодекс, и описывает как, где, и в каком порядке государство регистрирует граждан по месту жительства и по месту пребывания. То есть, закон — не про место жительства, а про то, как в нём регистрироваться.

Почему чиновники делают вид, что они не понимают закон, понятно. Если сейчас всех «распихать» по регионам — бюджет вздохнёт спокойнее.

Мне кажется, надо обсуждать с Владимиром Аршаковичем Петросяном (записывайтесь к нему на приём, попавшие под раздачу!), почему это так получается у его подчинённых. И если там будет такая же реакция, как у шефа (помните крылатую цитату про «бумажки», которыми прикрываются?) — идти в суд. Пачками.

Инструкцию — напишу.

Органы опеки по месту жительства

О месте жительства и органах опеки «по месту жительства».

Очень нередкая история: если я «прописан», то есть зарегистрирован по месту жительства в одном месте, а живу фактически в другом, какой орган опеки и попечительства — «мой»?

Нередко (а сейчас, отчего-то, совсем часто) органы опеки отказываются принимать документы не «по прописке», отправляя тех, кто живёт в Москве, но «прописан», положим, в Тюмени, в эту самую Тюмень.

Это — неправильно. Написал про это статью.

Место жительства и место регистрации («прописки»)

Место жительства и место регистрации («прописки») — аспекты правоприменения при назначении опеки.

Как устанавливается и постановлением Правительства от 18 мая 2009 года № 423 (об опеке и попечительстве), и постановлением Правительства от 29 марта 2000 года № 275 (об усыновлении), граждане, желающие стать опекунами, попечителями, приёмными родителями и, конечно, усыновителями, должны обращаться в орган опеки и попечительства по месту жительства.

При этом, при определении понятия «места жительства» возникают вполне ожидаемые сложности, и различия в правоприменительной практике.

С одной стороны, место жительства гражданина определено в Гражданском кодексе РФ (ГК) как место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. С другой, существовала (и существует) регистрация по месту жительства (её неправильно, опираясь на воспоминания, называют частенько «пропиской»). У множества людей эти два места не совпадают. Причём часто даже в пределах одного населённого пункта (Москва — пример такого тотального несовпадения).

В середине 90-х годов, после принятия действующего ГК с применением этого понятия возникало немало трудностей, и этот вопрос, в том или ином виде, постоянно ставился перед Конституционным судом, который, в конце концов, выработал очень понятный и чёткий ответ на этот вопрос: наличие или отсутствие регистрации по месту жительства — не основание для ограничения или условие для реализации прав и свобод граждан, предусмотренных законодательством. Позднее, эта норма была включена в статью 3 Закона РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от 25 июня 1993 года № 5242-I.

С тех пор утекло много воды и сломано много копий. Но, как оказывается, тема с «пропиской», благополучно погибшая с принятием упомянутого закона, возникла вновь. Вспомнили о ней (внезапно!) органы опеки и попечительства.

Выглядит это примерно так.

Алевтина (все имена и все данные изменены) живёт в Москве уже 12 лет, сменила за это время несколько квартир, но последние 4 года живёт в Выхино. Поэтому, когда она решила принять под опеку в свою семью ребёнка (а потом и усыновить), она обратилась в соответствующий отдел социальной защиты с заявлением, в порядке установленном постановлением Правительства № 423, о выдаче ей заключения о возможности быть опекуном.

Орган опеки зачем-то созвал по этому поводу «комиссию» (об их законности, легитимности и ценности их решений — отдельный разговор, я уже писал об этом), долго мучил Алевтину разными глупыми вопросами, и, в конце концов, заставили ждать её не 10 положенных дней, а почти месяц.

Через месяц гора родила мышь. Это было на полутора листочках объяснение, что, поскольку Алевтина «прописана» в Уфе, то туда ей и надо обращаться, и там ей что-нибудь  и выдадут. А её 12-летнее продолжающееся проживание в Москве (и четырёхлетнее — в том самом районе, next door от опеки, в сущности) — забудьте.

Опека пишет, мол, читайте Закон РФ «О праве граждан РФ на свободу перемещения…» и там «место жительства» определено, как место (жилое помещение), где человек зарегистрирован по месту жительства. И поэтому, всего вам доброго, и счастливого пути в Уфу.

Разумеется, такой подход не основан на законе.

Понятие «место жительства» для всех вопросов, связанных с опекой или усыновлением, надо брать из Гражданского кодекса, а не из какого-то другого закона. Закон РФ «О праве граждан РФ на свободу перемещения…» действительно содержит несколько определений  различных понятий. Однако, все эти определения — и об этом даже прямо указано в самом тексте закона — даны «в целях настоящего закона». Иными словами, если вы читаете «место жительства» в постановлении Правительства о порядке регистрации по месту жительства, принятом в развитие (и на основании) этого закона — читайте определение в нём.

Если вы берёте вопрос, регулируемый семейным законодательством — вопросы простановки печати в паспорт вас не касаются. Вам, в полном соответствии с Семейным кодексом (СК), следует применять понятия или описанные в Семейном кодексе, или, если их там нет, брать их из Гражданского.

Закон «Об опеке и попечительстве» принят на основании Гражданского кодекса, постановление Правительства (и 275-е, и 423-е) — приняты на основании Федерального закона «Об опеке и попечительстве» и Семейного кодекса. И понятия, которые применяет в данном случае правительство, должны применяться так, как они описаны в ГК и СК.

А не выискивать в терминах, условно говоря, Воздушного кодекса, толкования для Водного.

К счастью, столкнувшись с такой проблемой, Департамент социальной защиты населения Москвы, запросил толкование указанной «коллизии» (надуманной, но, увы, распространённой) в Министерстве образования и науки. Письмом от 25.09.2015 № 07-3083, Департамент государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки ответил, что «органу опеки и попечительства при обращении граждан, желающих быть усыновителями или выразивших желание стать опекунами, необходимо руководствоваться статьей 20 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Таким образом, вне зависимости от того, зарегистрированы ли вы по месту жительства в том месте, где постоянно или преимущественно проживаете, орган опеки и попечительства должен рассмотреть ваше заявление о выдаче заключения о возможности быть опекуном или усыновителем.

Важно отметить, что проживать в указанном месте вы должны на законных основаниях, и документы об этом нужно представить в орган опеки. Это может быть, например, документ о вашем праве собственности на данное жильё, договор найма, договор безвозмездного пользования или иной документ, на основании которого вы проживаете в данном жилом помещении.

В случае отказа от приема вашего заявления, нужно его всё-таки сдать, получить отказ в письменном виде (если после разъяснения Минобрнауки рискнут), и далее, я бы рекомендовал обратиться в прокуратуру, поскольку это уж совершенно очевидное и простое нарушение, которое легко поправить одним движением прокурорской брови.

В конце концов, именно так и нарушаются права детей жить и воспитываться в семье: маме просто не дают стать мамой.

Антон Жаров, адвокат, специалист по семейному и ювенальному (детскому) праву, руководитель «Команды адвоката Жарова»

01/10/2015

Определить ребёнка к папе, маме, или ни к кому?

Написал (завалили вопросами), зачем нужно определять место жительства ребёнка с одним из родителей, даже если (сегодня) спора об этом нет.

Почитайте, пожалуйста.

Older posts Newer posts
vip escort vip escort vip escort vip escort masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son masaj salonu mutlu son vip escort
antalya escort escort antalya sex hikaye erotik hikaye porno hikaye ensest hikaye
russian porno