Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Tag: дети-сироты (page 1 of 8)

Купить младенца

Примерно раз в две недели на мою всем известную почту приходит очередной крик о помощи. Суть такова: мы — потенциальные усыновители, к нам обратилась беременная женщина с предложением забрать её вот-вот родящегося ребёнка, потому что она «всё равно будет отказываться»… Как бы нам так сделать, чтобы это ребёнок 100% «достался» нам?

Такие же вопросы постоянно задаются на усыновительских форумах, и диванные войска начинают сразу же подсказывать и рассказывать. Да, говорят одни, пусть мамаша напишет «отказ в вашу пользу» и всё будет хорошо. Другие пересказывают байки про то, как «одна наша знакомая» уже так делала и все вокруг счастливы. Рассказывают, что надо, мол, «записать мужа отцом» и потом уже «спокойно» усыновлять маме…

Чего только не пишут, чего только не предлагают. И всё — просто светится оптимизмом.

Стоп, дорогие мои! Всё, что вы прочитали выше — незаконные действия по усыновлению ребёнка.

Какие последствия? Нет, никто не расстреляет, но ребёнка 101% отберут.

Почему? Ведь вы же, вроде как, из самых лучших побуждений «помогали мамочке», в т.ч. материально? А на суровом языке уголовного закона это будет называться «торговля людьми» и «стоить» от трёх до десяти лет лишения свободы.

Сейчас набежит масса «комментаторов» с той же достоверности рассказами о том, что, мол, ничего страшного, главное, вы никому ничего не рассказывайте, может, мол, эта неизвестная вам женщина — ваша ближайшая подруга, и так далее…

Предлагаю не завираться, а внимательно послушать.

Во-первых, мать (и отец) не «хозяева» своим детям, а родители. Это значит, что воспитывать, содержать и любить своих детей они могут, а вот произвольно продавать или дарить — нет.

Конечно, в семейном законодательстве существует институт «согласия на усыновление» определённым лицом. Но здесь есть тонкость. Если мать даёт согласие на усыновление своего ребёнка своим же новым мужем, ребёнок не остаётся без попечения родителей, она  — его мать, и даже если усыновление не состоится — матерью останется, и будет дальше продолжать воспитывать, образовывать, содержать и, надеюсь, любить своего ребёнка.

А вот если мать, дав согласие на усыновление ребёнка (пусть даже и конкретным лицом), оставит его, бросит, передаст посторонним людям и т.п. — этот ребёнок будет являться оставшимся без попечения родителей и, соответственно, его воспитанием, содержанием, образованием, определением места жительства будет заниматься государство, то есть — орган опеки и попечительства. И нет никаких оснований  «оставить ребёнка» у тех посторонних граждан, которым этот ребёнок был передан матерью.

Это вы делаете подобное первый раз, а в практике органов опеки таких вариантов «торговли детьми» (а на что это ещё похоже?!) было много, поэтому до выяснения всех обстоятельств ребёнок непременно перейдёт под надзор государства. И, разумеется, соответствующая информация будет передана в правоохранительные органы.

Если вы думаете, что мошенников в этой сфере нет — подумайте ещё раз. Не раз и не два автор статьи слышал истории про «подсадных уток» с накладными животами из поролона, на «кряк» которых слетались обманутые потенциальные усыновители. Иногда с очень большими деньгами…

Ну, и самое главное.

Чувство матери к ребёнку — одно из самых сильных чувств на Земле. И если мать планирует отказ от ребёнка — это или свидетельство о каких-то весьма сложных проблемах с её головой, или о трудностях, доводящих её до отчаяния. Почти никогда это не нелюбовь к ребёнку.

Напротив, мать, подыскивающая своему ребёнку семью, ещё до родов проявляет таким образом заботу о нём. Иногда малейшие усилия по помощи такой матери позволяют сохранить ребёнка с ней, обеспечив младенцу самое нужное в первые месяцы жизни — маму.

Координатор проекта «Профилактика отказа от новорожденного» БФ «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Ольга Шихова пишет: «Многие женщины передают ребёнка на усыновление не потому, что он им не нужен, а потому, что у них нет дома, средств к существованию или они находятся в ситуации насилия. В этом случае лучше и продуктивнее оказать помощь кровной семье, и ребёнок сможет не разлучаться с матерью, не терять связи со своими корнями, не переживать опыт потери (младенец отличает мать от других людей с рождения и предпочитает ее, хотя может устанавливать прочные связи и с другими людьми). Примерно 40-60% отказов от новорожденных можно предотвратить, вовремя предложив женщине помощь. Если этого не произошло и ребёнок был передан на усыновление вынужденно, мать фактически переживает потерю ребёнка, а ребёнок лишается кровной семьи и знания своих корней и семейной истории».

Так вот, вы собираетесь в этом участвовать. И как вам будет потом спаться?

Конечно, никто не вёл статистику (всем стыдно потом), но значительное число матерей, оставивших таким образом своих новорождённых кому-то, затем, спустя кто месяц, а кто год — возвращаются. И суды ВСЕГДА принимают решения о возврате ребёнка.

Федеральный банк данных приоткрывается…

Ну что, наша постоянная рубрика «хоть вы и не спрашивали — отвечаем». В конце апреля написал письмо в Минобр с просьбой что-то сделать с явно «зависающим» оператором Федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей.

Напомню, кому лень читать, что основная проблема в том, что записаться на прием в этот самый ФБД стало большой (а чаще всего — непреодолимой) проблемой. Система записи на приём стала вдруг (в обход самим же Минобром утвержденного регламента) электронной, через сайт — и это привело к тому, что записаться туда получается… Не получается туда записаться. Мы, во всяком случае, всей фирмой пытались — не смогли.

И — вот нам уже ответили.

Что важно сказать. Во-первых, текущий персональный состав подразделения, отвечающего в Минобре за федеральный банк данных — вменяемый и, если можно так сравнивать, лучший из имевшихся. Во всяком случае: слушают, слышат и отвечают.

Во-вторых, конечно, несколько удивляет, что работа в ФБД идёт настолько неспешными темпами: полтора, два часа на одного человека! Это во времена, когда приём у стоматолога рассчитан на 15 минут. Просто праздник какой-то!

В-третьих. К сожалению, выход из сложившейся ситуации так и не обозначен. Ну, если ничего не менять, то он и не будет найден. Даже если как-то привести эти самые 1,5—2 часа к каким-то адекватным веку значениям, в отделе просто, банально, не хватает людей. Насколько мне известно, их там (занятых не только приёмом граждан) всего трое. На всю страну. Даже смешно спрашивать, достаточно ли этого. Очевидно — нет.

Ну и, конечно, странно, что заявления, например, заполняются гражданином на приёме в ФБД. Под диктовку что ли? То есть запись на приём мы сделать электронно можем, а тут — не просто бумажки, но ещё и под диктовку?

Детей в банке данных становится всё меньше, ситуации, при которых они там оказываются — всё сложнее, здоровье детей — всё хуже, братьев-сестёр — всё больше… И, конечно, не удивляет, что за время приёма (одного человека? в день? или как?) «знакомство» происходит со 100 анкетами (в среднем). Выбор становится всё сложнее и сложнее…

И, конечно, на фоне этого региональные банки данных, подчинённые региональным властям, решают свои, региональные проблемы. И далеко не всегда это задача устройства детей в семью во что бы то ни стало. Секрет Полишинеля, что частенько РБД скрывают детей от устройства, и врут по телефону и просто прогоняют «залётного» из Москвы кандидата. По разным причинам.

И тогда человек имеет возможность обратиться в Москву, в ФБД. Конечно, из региона могут соврать и им, но тогда это придётся делать уже документально и официально, на что пойдёт далеко не каждый региональный чиновник.

Поэтому работа ФБД является важнейшим фактором контроля за региональной вольницей.

Говорят, что в ближайшее время в ФБД выйдет работать четвёртый сотрудник, принимающий граждан. Очень надеюсь, что на этом дело не остановится. Четыре — тоже мало.

Делайте что-нибудь, коллеги!

Если что (совет, там, какой-нибудь, дать, или присмотреть за чем-нибудь…) — так мы рядом. Смотрим. С укором.

ФБД ФБД ФБД ФБД ФБД

Лучший счёт при опеке — 1:1. Не более одного подопечного!

Вообще-то всё уже придумано до нас: при устройстве ребёнка под опеку (также и в вариант опеки — приёмную семью) у каждого опекуна должен быть только один подопечный, а у каждого подопечного — только один опекун.

Это чётко, ясно и недвусмысленно следует из текста ст. 10 федерального закона «Об опеке и попечительстве», но об эту простейшую конструкцию типа 1—1 разбиваются головы как сотрудников опеки, так и потенциальных опекунов.

Почему-то все вдруг решили, что приведённые в законе исключения — это не исключения вовсе, а просто правило. А норма об одном опекуне одному подопечному и одного подопечного одному опекуну — это, как бы так выразиться, «пожелательная» какая-то норма, которую можно и не исполнять.

Тем не менее, в законе всё предельно ясно: исключение из правила «один подопечный одному опекуну» возможны лишь при определённых обстоятельствах.

Во-первых, это история про братьев и сестёр. Они не могут, в общем случае, быть переданы в разные семьи, разным опекунам, и тогда назначение одного опекуна брату, сестре, и опять брату, например — оправдано.

Второе. «Орган опеки при необходимости исходя из интересов подопечных может назначить одно и то же лицо опекуном или попечителем нескольких подопечных.» — часть 10 ст. 10 ФЗ «Об опеке и попечительстве». Но почему-то далее этой фразы никто не читает (кроме вносящих представления прокуроров…): «В акте о назначении лица опекуном или попечителем второго и следующих подопечных орган опеки и попечительства обязан указать причины, по которым опекуном или попечителем не может быть назначено другое лицо.»

Вот это не соблюдается НИКОГДА. За весь период моей практики не видел такого в постановлениях опеки НИКОГДА. А вот представления прокурора на эту тему — читал.

На мой взгляд, одним из немногих, если не единственным основанием для назначения одного и того же человека опекуном над несколькими детьми, является родство детей (и  об этом прямо указано в законе). Всё остальное — от лукавого.

Нет никаких иных законных причин, по которым какому-то ребёнку НЕ может быть назначен опекуном кто-то другой, а не именно этот.

Но норма закона не работает. Более того, на неё (до проверки прокуратуры) все плевать хотели. Или до того, как где-нибудь что-нибудь опять «бомбанёт», и, в числе прочего, опеке строго укажут на то, почему она в семью с тремя уже детьми передала не просто мальчика после двух возвратов и с психиатрией, но ещё и девочку-инвалида, которая не ходит… Зачем в приёмную семью, где уже семеро, давать ещё восемь братьев-сестёр? Что написано в постановлении о назначении опекуна (приёмного родителя), чем мотивировано такое вот «наполнение»?

Молчание. Тишина. Стыдно же сказать: просто у нас был план по передаче детей в семьи, и мы запихивали сколько влезет. Как огурцы в трехлитровую банку…

Ждём очередного «взрыва», продолжая набирать (и отдавать) чуть не по десятку детей. Остановитесь! Вот вам ещё пример: http://ngnovoros.ru/live/view/652

Разумеется, в приёмной семье был не один этот «трудный подросток», склонный к дромомании, которого надо, разумеется, было «пасти» с утра до ночи…

Коллеги, остановитесь! Ладно, когда на пороге появляется кто-то, желающий немедленно «причинить добро детям», желательно сразу троим: человек может быть не разобрался, или просто душа наполнена и переполнена, хочется всех обнять. Но вы-то, сотрудники опеки, детского дома, миллион чиновников, за всем этим наблюдающие, вы — куда смотрите? Не понимаете, почему одного приёмного ребёнка — ДОСТАТОЧНО, не понимаете? Ну, тогда же есть простое решение: соблюдайте закон. Один опекун — один подопечный.

Самый неприступный в России банк — банк данных о детях-сиротах

Как выясняется, Федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей — неприступная крепость. Людей, ухитрившихся в него попасть — единицы.  И вообще, создаётся впечатление, что ФБД — специально закрывается от всех возможных кандидатов в усыновители и опекуны.

В любом банке всегда есть рабочее время: вы можете прийти в отделение с 9 до 18 часов, обед с 14 до 15, что-то вроде. Ничего подобного в ФБД нет. Есть только вот это.

 

Это страница на сайте усыновите точка ру, где вы можете (если очень повезёт) записаться на приём в этот самый ФБД.

Я не знаю, что происходит, но только у меня есть с десяток живых примеров, когда люди по несколько недель тратили на то, чтобы записаться в это самый ФБД. И безуспешно! Беглый опрос усыновителей в интернете выявил только одну женщину, которая была реально в этом ФБД, и с которой «полтора часа возились», что произвело на неё неизгладимое впечатление.

Все остальные как ни пытались записаться через эту форму — не смогли никак.

В чём проблема?

Думаю, что основная проблема в том, что эта система не работает. Ну вот просто: не работает и всё. То ли потому, что она неправильно сделана, то ли потому, что сотрудники неправильно её используют. Ну, не может быть такого, чтобы в 10:03 записи не было ЕЩЁ, а в 10:04 — её не было УЖЕ. Что, за одну минуту (или меньше) уже все слоты были заняты? Не верю. Скорее всего, просто глючит софт, а?

Второй вариант. Если на всю неделю на всю страну выделять, например, три слота для записи — они разлетаются за секунды. Уверено ли Министерство образования и науки в том, что такого количества слотов достаточно? И сколько их там вообще (на сайте об этом никакой информации нет)?

Третье. Поскольку жалобы на федеральный банк данных стали идти плотным потоком с конца прошлого года (а сейчас уже просто водопадом), то скорее всего, что-то поменялось. Например, или подрядчик (который не так работает), или расписание, или что-то ещё. Ведь той самой женщине не просто так полтора часа уделили — делать людям, очевидно нечего, очереди — нет.

Кстати говоря, сама работа ФБД определяется Административным регламентом, утверждённым Приказом Минобрануки от 2015 года № 588. И там, между прочим, нет никакой обязательной записи через интернет, а только номера телефонов и адреса.

Пункт 6:

Запись граждан на личный прием осуществляется предварительно по их устным обращениям ежедневно, кроме выходных и праздничных дней, с 9.00 до 18.00, в предвыходные и предпраздничные дни — с 9.00 до 16.45 по телефону (495) 629-08-84.

Это значит, что нужно звонить по этому номеру — и записываться. И они обязаны записать.

У меня дозвониться не получилось. Трубку никто не берёт. Подозреваю, что не получится и у вас. Если же вы всё же дозвонитесь до департамента, вас ждёт прекрасное: «Запись через сайт. У вас не получается? Ну, другие же как-то записываются?!»

Я подозреваю, что тут какая-то бяка. И поэтому по поручению одного из своих доверителей я сегодня отправил запрос в Минобрнауки. Кто, когда и как проверял работу ФБД по Административному регламенту? Кто, когда и как проверял, работают ли телефоны? Кто, когда и как определил, что вся запись будет только через интернет? Кто, когда и как проверял работоспособность этого незатейливого интернет-механизма? Кто, когда и как научил барышень из ФБД отвечать про «другие как-то записываются»?

И, наконец, не похоже ли это на то, что какие-то чиновники, работающие в ФБД просто саботируют устройство детей в семьи?

 

UPD: Информация из Минобра (10.04.2018). Судя по всему запись на прием работает, но… ДВЕ МИНУТЫ в понедельник, и за это время записываются все слоты на неделю вперёд. Учитывая, что на одного посетителя тратится ДВА ЧАСА (слова сотрудника Минобра), а прием ведут только три сотрудника — неудивительно.

В скором времени (неуточнили, правда, насколько скором) будет добавлен четвёртый человек, станет на 25% легче…

И, говорят, будут думать, что делать. И мы давайте подумаем, что именно сделать, чтобы как-то эту ситуацию разрешить. Будем думать?

Перестаньте делать вид, что не можете понять, как же это могло быть (по следам преступления в Челябинске)

Антон Жаров, адвокат, руководитель Команды адвоката Жарова, специалист по семейному и ювенальному (детскому) праву, специалист по семейному устройству детей

История с детьми в Челябинске звенит по просторам интернета уже, по-моему, неделю, заставляя большинство из нас округлять глаза и замирать сердцем.

В самой истории комментировать нечего: разумеется, все, что происходило — череда уголовно наказуемых деяний в форме умысла или неосторожности. Даже если директор, дававший разрешение взрослому забирать из детдома на выходные подростков, «не знал», то знать он всё равно был должен. Даже если никто никому ничего не рассказывал, в профессиональные обязанности персонала детдома входит сделать так, чтобы рассказывали, или, во всяком случае, чтобы было известно, даже если не рассказывали. Всё, с тем что было — вопросов нет: следствие, аресты, СИЗО, суд, колония. Насколько можно судить, следствие ведётся, кого-то даже уже успели найти и арестовать.

Я про другое. Вообще-то, такие случаи — неизбежность, как неизбежны регулярные случаи шутинга в американских школах.  Может быть, не обязательно настолько масштабные, но они обязательно будут. Пока в США в каждом доме есть оружие и пока в России существуют такого рода «школы-интернаты» и прочие интернатные учреждения.

Поясню. Когда-то давно, лет, положим, триста назад, ребёнок, если у него пропали (погибли, например) родители, был обречён на смерть (если помладше), или на нищенство (если чуть старше). Иногда детей брали в свой дом родственники, но далеко не всегда.  А если не брали, то мороз и голод делали своё дело эффективно — до совершеннолетия доживали, как мы понимаем, немногие.

Разумеется, центром притяжения бездомных детей были города. И там они адаптировались к жизни в чужих конюшнях-сеновалах, а с развитием прогресса — на вокзалах, под мостами, в заброшенных зданиях. Пока их было не слишком много — на пропитание хватало того, что подавали на паперти. Но во времена лихих годин, войн, неурожаев, беспризорных детей становилось слишком много, и общество начинало их замечать. Так появились приюты, сначала при религиозных организациях (ну до 1917 года у нас религия была государственной, не забывайте), а потом уже и целиком государственные.

Разумеется, первой проблемой армии бездомных была проблема физического выживания. И потому главное, что обеспечивали сиротские учреждения, был кров над головой, тарелка супа и возможность помыться. Плюс медицина в большей или меньшей степени. И затем уже — воспитание, потому что управлять полчищами не воспитанных никак малолетних «головорезов» было невозможно. В общем, читайте Макаренко…

Шли годы. Всех лучших педагогов сиротских учреждений сняли в художественном фильме «Республика ШКИД». Те, что остались работать в детских домах (тут я из уважения скажу про 3% честных, болеющих за своё дело людей, самоотверженно любящих детей, которые, несомненно всё ещё есть), — отобраны отрицательным отбором и работают там, по большей части, от безысходности, а никак не по лучшим своим качествам и мечтам о жизни такой.

И к 2000-м годам страна подошла с чудовищно архаичной системой детских домов. В сущности, чтобы было понятно и экономно по времени, — это была смесь тюрьмы и казармы. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

Затем началось (сверху) реформирование. Детей стали делить на маленькие группы, стараться не менять воспитателей, устраивать всякое подобие «семьи» (путая семью с отдельной квартирой…), переименовывать «детский дом-интенат для детей с задержкой психического развития № 32» в «Центр содействия семейному воспитанию «Солнышко»… Всё это — большие шаги в правильном направлении, но…

Понимаете, без тюрем страна жить не может, преступников надо изолировать (хотя бы некоторых, хотя бы иногда). А вот детские дома не являются обязательной частью пейзажа. Совершенно не обязательно, чтобы ребёнок, лишившийся родителей, жил в казарме на 87 человек с «администрацией» числом 103 (как в злосчастном учреждении в Челябинской области). В самой системе детских организаций, предполагающей коллективное проживание, коллективное воспитание, коллективный приём пищи и всё-всё остальное тоже коллективное — ущербность.

Да, наверное, детей проще кормить, не уговаривая «скушать котлетку», а посадив рядком за стол под плакат: «Когда я ем, я глух и нем». Наверное, так проще взрослым. Вопрос ровно в том, что так хуже — детям.

Не надо думать, что проблема эта не очевидна властям. Ниже — график числа учреждений в Свердловской области (про Челябинскую не нашёл) за 2006–2013 годы (из презентации сотрудника профильной организации в Свердловской области). Все радуются снижению как числа учреждений (с 76 до 53), так и числа воспитанников (с 4276 до 2330) за эти годы.  То есть, все понимают, что снижение числа учреждений и детей в них — хорошо. Проблема в том, что стараний в этом направлении — маловато.

 

Число учреждений и детей-сирот в Свердловской области

Автор  презентации— С. В. Блаженкова, начальник отдела государственного воспитания и коррекции Министерства общего и профессионального образования Свердловской области

Но если вам не будет лень посчитать, то вы обнаружите, что количество детей в каждом учреждении снизилась не так драматически: было в 2006 году в среднем 56 детей на учреждение, в 2013 — 43 ребёнка на учреждение.  То есть число детей, проживающих в системе, снизилось в 1,8 раза, но тут не только (и не столько) чиновники постарались, а число учреждений — только в 1, 4 раза, а «наполняемость» — только в 1,3 раза.

Система сопротивляется, система не сдаётся, дети из «малокомплектных» детских домов (пакости про которые мы слышим гораздо реже, чем про большие интернаты) сливаются, дополняют контингент других, при этом их «маленькие» интернаты и детдома закрывают. Казармы остаются казармами (даже с похожими на квартиры условиями проживания).

Не секрет, что природа придумала ровно один способ воспитания для человеческих детей — семью. Нет никакого другого. Никакой другой не может быть хотя бы отчасти сравнимым с семьёй. Примеры, рассказывающие нам о том, что кто-то вырос в детском доме «приличным человеком» или даже героем, — примеры исключений, подтверждающих правило.

Ни в каком детском доме ребёнку не может быть хорошо, и даже «нормально». Никакие условия питания, медицинского обслуживания, организации тихих настольных  игр и шумных праздников к каждому государственному — не заменяют очень простого, понятно, но совершенно необходимого каждому ребёнку: близкого взрослого. Маму. Папу. Того, кто будет у ребёнка «лично его», того, кто создаёт у ребёнка базовое ощущение безопасности 24 часа в сутки, 365 дней в году. Без «отгулов» и «больничных».

Ещё раз: нет никакого способа реформировать детский дом, чтобы счесть его приемлемым для воспитания ребёнка в принципе. В любом детском доме (и с вероятностью тем большей, чем больше казарма) возможно то, что произошло в Челябинской области.

Если мы возьмём даже резко «похудевший» контингент детей, оставшихся в учреждениях, например, в Москве (где, согласитесь, всё же семейное устройство — одно из лучших в стране), то обнаружим, что совсем-совсем непередаваемых в семью детей (действительно глубоких, неконтактных психических больных или сильно-сильно нездоровых, которых невозможно представить вне стен больницы и т.п.) — не так-то и много. Во всяком случае, не все.

ИСППП, ДТСЗН, Дзугаева, Семья

Это данные  из презентации Департамента труда и социальной защиты населения Москвы, опубликованные А. З. Дзугаевой (стоит, докладывает) на конференции в декабре 2017 года. (Справа на снимке сидит Г. В. Семья — и не возражает).

В американских школах будут стрелять, пока оружие будет доступно для детей прямо в их доме. В российских детских домах будут совершаться подобные преступления, пока детские дома будут существовать. При том, что сами детские дома — не неизбежность. Есть масса стран (они не в Африке, конечно), где детских домов в том виде как у нас — нет вовсе.

В общем, ответ на преступление в Челябинской области — ликвидация детских домов. 

Конечно, нам предложат сейчас простые и быстрые решения. Например, всем в голову придёт, а давайте сделаем так, чтобы была какая-то «горячая линия», куда ребёнок может позвонить и рассказать, что совершается мерзость.

Давайте. Сразу уполномоченный Кузнецова это и предложила. Потом опомнились, что такая линия уже есть (в Следственном комитете). Тогда решили её работу «усилить»… Предлагаю сразу «ответ из конца учебника»: выдать каждому ребёнку в детских домах вешающийся на шею прибор с «тревожной кнопкой» (госконтракт на обслуживание отдадим надёжным людям), чтобы при нажатии — выезжала опербригада Следственного комитета, пожарные, «скорая» и уполномоченный Кузнецова.

Но никакой телефон или кнопка не помогут, потому что ребёнок — это ребёнок. Его не стучать на воспитателей надо учить, а отличать нормальное, допустимое, от плохого и недопустимого. Кто с этим справится, кроме как родители (пусть замещающие, приёмные)? И только своим примером.

Или другое «простое решение»: больше контроля, больше комиссий… Слушайте, в тюрьме надзирающий прокурор обходит по графику все камеры. Жалоб нет нигде. Почему? Потому, что взрослые люди — не дураки: прокурор уйдёт (чай пить с начальником тюрьмы — часто так!), а сиделец — останется, и останутся резиновые дубинки охранников… Почему вы считаете дураками детей? 

Очень печально, что всё это приходится объяснять. По-моему, общество уже на такой ступени развития, когда должно уже чётко понимать: детских домов в России быть не должно. В принципе.

А теперь вставайте — и давайте эту задачу выполнять: тут или там.

24/02/2018

Older posts