Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Tag: арест

Футбол с переодеванием

Крымов: Ты что, майор?
Майор: Майор.
Крымов: Почему?
Майор: Нипочему. Обыкновенное воинское звание.
Крымов: Почему не лейтенант?
Майор: Товарищ! Мне трудно отвечать на вопросы. Меня мутит. Я уже полпарохода заблевал.
(к/ф «АССА»)

Очень странную реакцию наблюдаю на поступок   [неподцензурно] молодых людей, выбежавших на футбольное поле в форме сотрудников полиции.

Кто-то считает их весёлыми идиотами, кто-то — борцами с режимом, кто-то — «глупыми детками». Но на самом деле мало кто задумывается о последствиях.

Уже утопили в жиже тех сотрудников полиции, которые их задерживали, уже возбудились и «отработали» на фразу «37-й год», всё уже ожидаемо произошло. А сейчас — будут последствия.

Во-первых, и об этом многие забывают, Россию как организатора мероприятия ждёт штраф, исчисляемый десятками тысяч долларов. Если бы на поле выбежал индюк или кошка — штраф был бы меньше, но тоже был. Потому, что организаторы встречи должны обеспечить безопасность и беспрерывность игры. А тут и игру пришлось прерывать, и безопасность игроков (ценою миллионов по сто за ногу) не обеспечена.

Не буду пророком, но этот штраф (который штрафом называется лишь условно — это просто деньги, типа неустойки, которые одно юридическое лицо заплатит другому — чистый убыток, т.е., в общем-то, прямой ущерб) будет «протранслирован» этим самым «выбегальщикам». Может быть, не сразу, не в течение недели, но у Российского футбольного союза есть три года, чтобы подготовить и подать такой иск, выигрыш которого можно прогнозировать на уровне, близком к 100%.

Во-вторых, это вам не розовые «балаклавы» или голые ягодицы, и даже не гвоздь в мошонке — это форма сотрудников полиции.

У нас и сегодня есть комментаторы, предлагающие гражданам, даже если остановивший их полицейский в полной экипировке, потребовать у него удостоверение, куда-то звонить, проверить, настоящий ли он (и продолжать выпендриваться до самого момента, пока этот «настоящий» не начнёт применять силу). Теперь у этих комментаторов будет больше оснований давать подобные советы.

Само по себе надевание формы сотрудника полиции — не бог весть, какое административное правонарушение. Но проблема не в том, что какой-то Петя гарцевал в майорской форме. Проблема в том, что если каждый будет покупать в «Военторге» форму сотрудника полиции и ходить в ней дальше, чем в собственную спальню, настоящие сотрудники полиции просто растворятся в этом карнавале, и на крики «караул» прийти будет некому.

В-третьих, есть правило, по которому на поле (корт, ипподром, гаревую дорожку или в бассейн) во время соревнований зрителям выходить нельзя. Суровым языком закона это называется «грубым нарушением правил проведения соревнований» и наказывается, в том числе, арестом до 15 суток. И, как вишенка — возможным запретом на посещение официальных спортивных мероприятий на срок до 7 лет.

По-моему, очевидно, почему на поле выбегать нельзя. Так же как очевидно нельзя бить витрины, гадить в лифте, воровать пирожки с уличного лотка и т.п. — вещи, которые даже школьнику объяснять не надо.

Но удивительно другое. Вот эти люди, напялившие «карнавальные костюмы» с майорскими погонами — они в жизни собираются делать что? Бог с ним, с Петей, но эти все девочки лет по 18–20, они дальше — куда с таким послужным списком?

Сейчас (ближайшие три дня) весь фейсбук и диванные войска будут кричать, что это политическая акция, «мы показали Путину» и т.п. Но, когда дело дойдёт до суда, всё это будет описано в других словах и выражениях. Никакой романтики: только хулиганство, букет административных правонарушений и материальный ущерб. А также сведения в архивах, которые не позволят прекрасной блондинке устроиться на приличную работу даже тогда, когда ей будет не двадцать, а тридцать.

Интересный вопрос: а вот как это донести до своих детей? Ведь в 20 лет (сам слышал) кажется, что «год в колонии» — это всё фигня и не страшно. Как не страшны «три условно» и какая-то мифическая «судимость». То есть таких вот «20+ тинейджеров» — их останавливать чем? Как?

Чисто технический момент: вас арестовывают

Чисто технически — ничего страшного, и после этого выживали. Но вид клетки в отделении полиции, наручников, пристёгнутых к стулу (да-да! и к батарее, бывает…), а особенно — полицейского туалета — всё это приводит любого, даже самого подготовленного человека, в предсказуемое состояние стресса. И лично вы его будете испытывать.

Излишне говорить, что говорить во время задержания или ареста ничего надо, но я все-таки напомню: вместо любых слов наиболее ценной для вас является тишина, молчание — натурально — золото.

Для большинства людей задержание в полиции — рубикон, который делить жизнь (да, так всё серьёзно) на «до» и «после». И большинство из тех, кого задержали, находятся в одном из двух состояний: или крепкий ступор с ужасом в глазах, или — маниакальная фаза, когда истерика сменяется ненужной бравадой пред людьми в погонах.

Что делать? А делать надо ровно одно: звонить родным (друзья в этом смысле менее надёжны, послушайте мой опыт) с просьбой прислать вам адвоката. Просто звоните и говорите: «Это Вася, я в ОВД «Кукуево», мне нужен адвокат».

Любой адвокат. Может быть не специалист именно в этой тематике — по кражам садовых гномов. Может быть, не сильно вам знакомый, может быть даже несколько дороговатый — не суть. Вам нужен, и нужен быстро, адвокат, который прямо сейчас приедет и либо выведет из ступора, либо купирует истерику. Психотерапевта в «обезьянник» не пропустят, а вот адвоката — должны.

Если этому человеку вы доверяете — то и славно, если — не очень, то тоже ничего, во всяком случае, он сообщит об этом вашим родным, пригласившим его, и поиски адвоката будут продолжены.

Почему «бесплатного» (то есть того, за которого платит, положим 550 рублей в день государство) недостаточно? В целом, по сути защита и «платного» и «бесплатного» адвоката может ничем не отличаться. Разница — в деталях. Адвокат, которого пригласили ваши родные, скорее всего, будет с ними общаться, а тот, которого пригласили по вызову следователя — делать этого не обязан. Как не обязан  переспрашивать подзащитного, уточнять позицию и т.п.: вот как вы сказали — такую позицию он и будет отстаивать. Даже если она ему будет казаться не слишком выгодной для вас. У него нет обязанности продумывать все возможные версии, его задача — не допустить нарушения закона против вас, и он с ней справится: и показания ваши запишут верно, и на очной ставке нужные вопросы он задаст, а то, что ваша версия будет опровергнута на следствии — так это уж не его зона ответственности.

Бояться «бесплатного» адвоката не надо, он также обязан соблюдать и адвокатскую тайну, и кодекс профессиональной этики. И поэтому, пока ваши родные ищут вам «платного» адвоката, а к вам внезапно пришёл «бесплатный» — ему надо сразу сказать, что  в деле должен появиться адвокат по соглашению, и его нужно дождаться. Возражать никто не будет, и, конечно, пришедший адвокат вашему адвокату позвонит, выяснит, что там происходит.

Есть определённые правила (например, первый раз ждать вашего адвоката по соглашению будут не более суток), но, в целом, у вас всегда будет достаточно времени, чтобы дождаться своего, собственного, а не назначенного адвоката. Ничего обидного для адвоката по назначению, если от его помощи отказываются в связи с наличием адвоката по соглашению, нет. Это работа, профессиональная деятельность.

Другое дело, если ваши родные или друзья адвоката по соглашению не нашли — дальше выбирать не придётся, назначат того, кого нвыберет автоматическая система, применяемая уже, по-моему, во всех адвокатских палатах.

Это может быть и пожилая дама, и совсем юный парень, и вчерашний следователь, и завтрашний пенсионер — выбора нет, и получится ли у вас друг другу доверять — большой вопрос.

Вот, попадаете вы, скажем, в больницу. Что вам в этом случае нужно? Зубная щётка, халат, тапочки — вот это вот всё. Звоните родным, просите привезти, вам привозят. Или, если звонить некому, не дозвонились, или родственники «так себе» — халат и тапочки вам выдадут больничные. Но это будут, конечно, одноразовые шлёпки и халат, который помнит Ивана Грозного (в нём, собственно, он сына и убивал — следы крови имеются).

Так и с адвокатами: ваш — будет ваш (хоть с розовыми помпонами на тапочках), а «бесплатный» — какого уж зачерпнёт рука кастелянши.

Итак, если «попали», действуйте без промедления: звонок родным «я там-то, мне нужен адвокат» — и полная тишина до прибытия адвоката.

А если что-то подсказывает, что вы можете оказаться в отделении полиции или в Следственном комитете после каких-то ваших действий, возможно, стоит и заранее договориться с адвокатом.

Но звонить надо всё равно родным — адвокат может не взять трубку (в суде, например), не быть доступным в этот день и т.п., и тогда ваши родные смогут пригласить кого-то ещё. Также не стоит рассчитывать на друзей, если вы заранее чётко обо всём не договаривались: люди по-разному относятся к новости, что их друг или знакомый оказался арестован или задержан. Некоторые пугаются очень сильно, и проверять крепость дружбы в этот момент — не самое лучшее решение. Если выбирать, кому звонить из родных, то между родителями и братом/сестрой — выбирайте сестру или брата. Родительская любовь может сыграть плохую шутку с пожилыми людьми, и в целом, адекватность их действий может быть ниже, чем у более молодого поколения.

И, конечно, дождитесь своего адвоката.

Держите язык за зубами

Держите язык за зубами. Он реально может довести и до сумы, и до тюрьмы.

Если вы путешественник, то вас «язык до Киева доведет».  А вот если вам приходится, упаси Боже, участвовать в судебных процессах, то ваш ориентир — другая народная мудрость: «Язык мой — враг мой». Да и в Библии не даром сказано: «При многословии не миновать греха. Но сдерживающий уста свои — разумен». Вот и я о том же — о разумном, осторожном и крайне внимательном использовании своей речи.

Каждый раз, общаясь с окружающими (тем более, по судебным делам), вы не «просто говорите». Вы передаете некую информацию. И эта информация (абсолютно любая, даже самая элементарная и пустая, на первый взгляд) может быть использована против вас самым причудливым и отнюдь не безобидным образом.

Пример. «Сколько ступенек в доме вашего друга NN?» Вы с ходу отвечаете: «Четыре!» ВСЁ! Этот ответ УЖЕ может быть использован против вас! Потому что, допустим, у спрашивающего имеется информация, которой не располагаете вы. В доме NN, буквально вчера, был ремонт и теперь ступенек — пять. И это значит, что вчера вы там — не были. Или стало пять — лишь два дня назад. И тогда выходит, что, минимум, два последних дня вы у NN не появлялись. Видите? Эти показания — ВСЕ РАВНО ПРО ВАС!

Бред? Нисколько!

Любой вопрос — ПРО ВАС. «Первого июля какая была погода?» «Солнечно». «А дождик был?» «Нет, вроде». Тут вам предъявляется справка из Гидромета, что весь день первого июля шёл ливень. Вывод — в городе вас не было. Теперь понимаете? Это опять — показания ПРОТИВ ВАС!

Вам кажется, что вы оправдываетесь, что вы сообщаете нечто, что может быть только вам на пользу, а эту информацию поворачивают вам во вред. Это наиболее распространено в уголовном праве. Но и в гражданско-правовых отношениях любое сказанное вами слово может быть реально использовано против вас.
Поэтому единственно грамотный совет, который может дать адвокат любому своему клиенту, это ПРОМОЛЧАТЬ! Никто не обязывает вас ни в уголовном деле, ни, тем более, в гражданском, рассказывать что бы то ни было. Вы можете ничего не рассказывать!

Советуйтесь с адвокатом

Но всё по порядку. Сначала общий совет: не советовались с адвокатом — не отвечайте на вопросы.

Как это зависит от процессуального положения отвечающего?

Если вы обвиняемый или подозреваемый (в уголовном процессе), вам не надо объяснять свои действия. Это может быть ваш способ защиты. «Не хочу отвечать на ВОПРОСЫ». Или можете уточнить, что вы отказываетесь отвечать на ЭТОТ вопрос. Не вообще отказываетесь сотрудничать, давать показания, а отвечать именно на ЭТОТ вопрос. Если вы являетесь (в уголовном деле) другой процессуальной фигурой, вы можете ответить так: «51-я статья Конституции РФ позволяет мне не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, круг которых определен федеральным законом. (Это супруг(а), дети, ваши родители). Поэтому я отказываюсь отвечать на ЭТОТ вопрос». Опять-таки — именно на ЭТОТ вопрос. Может, на какой-то вопрос вы и ответите. О дате рождения, например. В остальных случаях, если вы не готовились к допросу, а делается это обычно с адвокатом, не надо отвечать ничего.

А в гражданском судопроизводстве?

Тут вы можете просто умолчать о всей правде. Но если вам задали вопрос, вы должны отвечать на него честно. И здесь 51-я статья Конституции РФ вам не сильно поможет. Вариантов два: либо правда, либо молчание. Врать нельзя. Заставить человека (вас в данном случае) говорить против его (вашей) воли — тоже нельзя.

Так когда-же говорить, а когда отмалчиваться?

Давать показания, рассказывать правду о том, что происходило, нужно только понимая, куда вы двигаетесь. И (повторюсь) помня, что любое показание, даже самое элементарное, может быть использовано против вас. Очень дозированно, очень осторожно рассказывайте. Никакой лишней информации!

Может, попробовать соврать?

Ни в коем случае! Говорить неправду не советую вообще. Вас всегда можно будет изобличить на косвенных вопросах-ответах. Вы должны говорить только о том, что вы сами знаете, сами помните, сами делали или чему лично были свидетелями. Никаких фантазий на тему «мне показалось», «мне рассказали», «он (она) сказал(а), что ему (ей) сообщили». Показания типа: «Я сам видел, как муж её бил» и «Она мне рассказала, что муж её бил», — суть разные. В одном случае вы — очевидец. В другом — передаете чужую (и не исключено, что не вполне правдивую) информацию. Это надо очень чётко понимать и различать.

Если есть сомнения, как нужно отвечать на вопросы?

Ваш мозг — не есть универсальное хранилище абсолютно всех данных. Если не помните (или не знаете), так и отвечайте: «Не помню (не знаю)». Это нормально. Например, вы ехали на трамвае — это вы знаете. Но вы не помните, на каком именно номере. Если есть сомнения, говорите: «Точно я не помню».

Как можно проверить, что с ваших слов все записано правильно?

Вам дадут прочитать протокол (в гражданском деле — это забота адвоката). И если ваши слова записаны некорректно, не лениться сделать приписку (обычно внизу): «Мои слова записаны неправильно». Не торопитесь ставить фразу: «С моих слов записано верно и мною прочитано».

Когда нужно брать с собой адвоката?

На допрос — обязательно! Адвокат не руководит вами. Но он вам напомнит, что у вас есть право не отвечать на конкретный вопрос. И прямо на месте даст небольшую консультацию.

Итак, что в «сухом остатке»?

Первое. Нельзя врать и рассказывать сказки. Если не помните (или не знаете), так и отвечайте: «Не помню (не знаю)». Говорить нужно правду. Умалчивать ее можно, но если спросили, то лучше ее выложить.
Второе. 51-ю статью Конституции РФ никто не обменял. Если вы считаете, что ответ на вопрос испортит жизнь вам или вашим близким родственникам, вы имеете право не отвечать. Но в гражданском деле это выглядит плохо: значит, вам есть, что скрывать.
Третье. Внимательно проверьте, насколько  точно записаны ваши показания. Нашли неточность — сделайте отметку: «Мои слова записаны неправильно».
Четвертое. Нельзя одному ходить на допросы. Только с адвокатом.

Удачи!