Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Tag: адвокат (page 2 of 8)

Держите язык за зубами

Держите язык за зубами. Он реально может довести и до сумы, и до тюрьмы.

Если вы путешественник, то вас «язык до Киева доведет».  А вот если вам приходится, упаси Боже, участвовать в судебных процессах, то ваш ориентир — другая народная мудрость: «Язык мой — враг мой». Да и в Библии не даром сказано: «При многословии не миновать греха. Но сдерживающий уста свои — разумен». Вот и я о том же — о разумном, осторожном и крайне внимательном использовании своей речи.

Каждый раз, общаясь с окружающими (тем более, по судебным делам), вы не «просто говорите». Вы передаете некую информацию. И эта информация (абсолютно любая, даже самая элементарная и пустая, на первый взгляд) может быть использована против вас самым причудливым и отнюдь не безобидным образом.

Пример. «Сколько ступенек в доме вашего друга NN?» Вы с ходу отвечаете: «Четыре!» ВСЁ! Этот ответ УЖЕ может быть использован против вас! Потому что, допустим, у спрашивающего имеется информация, которой не располагаете вы. В доме NN, буквально вчера, был ремонт и теперь ступенек — пять. И это значит, что вчера вы там — не были. Или стало пять — лишь два дня назад. И тогда выходит, что, минимум, два последних дня вы у NN не появлялись. Видите? Эти показания — ВСЕ РАВНО ПРО ВАС!

Бред? Нисколько!

Любой вопрос — ПРО ВАС. «Первого июля какая была погода?» «Солнечно». «А дождик был?» «Нет, вроде». Тут вам предъявляется справка из Гидромета, что весь день первого июля шёл ливень. Вывод — в городе вас не было. Теперь понимаете? Это опять — показания ПРОТИВ ВАС!

Вам кажется, что вы оправдываетесь, что вы сообщаете нечто, что может быть только вам на пользу, а эту информацию поворачивают вам во вред. Это наиболее распространено в уголовном праве. Но и в гражданско-правовых отношениях любое сказанное вами слово может быть реально использовано против вас.
Поэтому единственно грамотный совет, который может дать адвокат любому своему клиенту, это ПРОМОЛЧАТЬ! Никто не обязывает вас ни в уголовном деле, ни, тем более, в гражданском, рассказывать что бы то ни было. Вы можете ничего не рассказывать!

Советуйтесь с адвокатом

Но всё по порядку. Сначала общий совет: не советовались с адвокатом — не отвечайте на вопросы.

Как это зависит от процессуального положения отвечающего?

Если вы обвиняемый или подозреваемый (в уголовном процессе), вам не надо объяснять свои действия. Это может быть ваш способ защиты. «Не хочу отвечать на ВОПРОСЫ». Или можете уточнить, что вы отказываетесь отвечать на ЭТОТ вопрос. Не вообще отказываетесь сотрудничать, давать показания, а отвечать именно на ЭТОТ вопрос. Если вы являетесь (в уголовном деле) другой процессуальной фигурой, вы можете ответить так: «51-я статья Конституции РФ позволяет мне не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, круг которых определен федеральным законом. (Это супруг(а), дети, ваши родители). Поэтому я отказываюсь отвечать на ЭТОТ вопрос». Опять-таки — именно на ЭТОТ вопрос. Может, на какой-то вопрос вы и ответите. О дате рождения, например. В остальных случаях, если вы не готовились к допросу, а делается это обычно с адвокатом, не надо отвечать ничего.

А в гражданском судопроизводстве?

Тут вы можете просто умолчать о всей правде. Но если вам задали вопрос, вы должны отвечать на него честно. И здесь 51-я статья Конституции РФ вам не сильно поможет. Вариантов два: либо правда, либо молчание. Врать нельзя. Заставить человека (вас в данном случае) говорить против его (вашей) воли — тоже нельзя.

Так когда-же говорить, а когда отмалчиваться?

Давать показания, рассказывать правду о том, что происходило, нужно только понимая, куда вы двигаетесь. И (повторюсь) помня, что любое показание, даже самое элементарное, может быть использовано против вас. Очень дозированно, очень осторожно рассказывайте. Никакой лишней информации!

Может, попробовать соврать?

Ни в коем случае! Говорить неправду не советую вообще. Вас всегда можно будет изобличить на косвенных вопросах-ответах. Вы должны говорить только о том, что вы сами знаете, сами помните, сами делали или чему лично были свидетелями. Никаких фантазий на тему «мне показалось», «мне рассказали», «он (она) сказал(а), что ему (ей) сообщили». Показания типа: «Я сам видел, как муж её бил» и «Она мне рассказала, что муж её бил», — суть разные. В одном случае вы — очевидец. В другом — передаете чужую (и не исключено, что не вполне правдивую) информацию. Это надо очень чётко понимать и различать.

Если есть сомнения, как нужно отвечать на вопросы?

Ваш мозг — не есть универсальное хранилище абсолютно всех данных. Если не помните (или не знаете), так и отвечайте: «Не помню (не знаю)». Это нормально. Например, вы ехали на трамвае — это вы знаете. Но вы не помните, на каком именно номере. Если есть сомнения, говорите: «Точно я не помню».

Как можно проверить, что с ваших слов все записано правильно?

Вам дадут прочитать протокол (в гражданском деле — это забота адвоката). И если ваши слова записаны некорректно, не лениться сделать приписку (обычно внизу): «Мои слова записаны неправильно». Не торопитесь ставить фразу: «С моих слов записано верно и мною прочитано».

Когда нужно брать с собой адвоката?

На допрос — обязательно! Адвокат не руководит вами. Но он вам напомнит, что у вас есть право не отвечать на конкретный вопрос. И прямо на месте даст небольшую консультацию.

Итак, что в «сухом остатке»?

Первое. Нельзя врать и рассказывать сказки. Если не помните (или не знаете), так и отвечайте: «Не помню (не знаю)». Говорить нужно правду. Умалчивать ее можно, но если спросили, то лучше ее выложить.
Второе. 51-ю статью Конституции РФ никто не обменял. Если вы считаете, что ответ на вопрос испортит жизнь вам или вашим близким родственникам, вы имеете право не отвечать. Но в гражданском деле это выглядит плохо: значит, вам есть, что скрывать.
Третье. Внимательно проверьте, насколько  точно записаны ваши показания. Нашли неточность — сделайте отметку: «Мои слова записаны неправильно».
Четвертое. Нельзя одному ходить на допросы. Только с адвокатом.

Удачи!

Адвоката надо применять «по инструкции»

Написал традиционную, ежегодную статью об адвокатской профессии. Зачем вам адвокат? Какой? Как им пользоваться?

А вот — почитайте.

Три истории про доверие

Адвокат, конечно, «нанятая совесть» и всё такое, но всё-таки адвокатский цех не терпит откровенного вранья. И в каждом адвокате (во всяком случае, во мне — точно) «умирают» все истории доверителей, и никто не сможет получить никакой информации о клиенте у адвоката. Даже о том, что какой-то имярек к адвокату в принципе обращался.

Но, с другой стороны, моя адвокатская профессия обязывает доносить до судьи позицию клиента так, как излагает её он сам, не вдаваясь в подробности, и в вопрос, верю ли я сам в то, что он рассказывает. Верю. Иначе не был бы адвокатом. И никогда не проверяю, не имею даже права на это. Всё, что сказал клиент — передаю полностью. Даже если это может оказаться ложью от начала до конца. Это — право клиента, а я — лишь механизм для донесения его позиции до суда. Честного донесения.

Другое дело, что во всём остальном, адвокат — кристально честная профессия. Если я что-то пообещал — будет сделано, в какую бы лепёшку не пришлось бы разбиться мне и моей команде. Если я в суде говорю, что я НЕ подавал какой-то документ: можно быть уверенным, что НЕ подавал. Или если я даю какую-то другую информацию про себя, про законодательство, про слова других участников процесса — невозможно враньё. Физически невозможно.

И судья — профессия честная. Ни один судья, как мне кажется, не должен опускаться до вранья. Вот не должен — и всё. Ругаться, кричать, быть недовольным, даже неправомерно отвергать наши выверенные ходатайства — это может. А вот лгать — нет. Никогда, ни при каких обстоятельствах. Не в мантии. Не в суде.

Мировой судья  N-ского судебного участка. Вечер пятницы. Мой помощник — в дверях служебного помещения, он приехал получить решение, которое, если говорить строго, должно быть отписано ещё в понедельник (на пятый день после рассмотрения дела, рассмотренного в предыдущий вторник). Но в пятницу оно не отписано тоже… Сроки, говорит мой помощник, горят, мы не успеем подать жалобу… (Это было в те времена, когда решение вступало в силу через 10 дней после провозглашения).

— Ничего страшного, — говорит мировой судья, — я честно напишу, что решение изготовлено в следующий понедельник, и у вас будет 10 дней на жалобу. Не волнуйтесь. Я вам обещаю.

В понедельник по телефону говорят, что нет, ещё не готово. Во вторник… В следующий четверг (!) выдаётся решение на котором указано, что оно изготовлено… в тот же день, как и было вынесено — позапрошлый вторник. И, кроме того, стоит отметка: «Вступило в силу».

— Как же так, вы же обещали? — Ничего я вам не обещал, сроки на жалобу прошли!

И с чувством собственного достоинства удаляется…. Конечно, мы хитрые. Конечно, в ту же пятницу, как нам отказали в решении мы подали (по почте) так называемую «краткую жалобу», и, конечно, мировой судья её получит, и ему придётся её подшить к делу и отправить в районный суд. Но это уже совсем другая история…

А этот мировой судья ещё год, наверное, отводил глаза при встрече, а потом пропал. Написал заявление и вышел, слава богу, в отставку…

…А это было ещё в те времена, когда номер года начинался с 19… В Лефортовском районном суде (тогда, если мне память не изменяет, ещё не районном, а «межмуниципальном народном») на работу вышла новая судья… Дело было ерундовое и, к сожалению, проигрышное для моего доверителя, проигрышное с хорошей долей вероятности, но человек уж очень просил, и тот человек, который просил за него — тоже просил, и, в общем, мы пошли искать шанс на миллион.

Самое удивительное — я его нашёл. Внимательно разглядывая дело уже после состоявшегося решения я обнаружил, что уточнённое исковое заявление, в рамках которого и было принято решение, подписано не лично истцом, а его представителем. Лезу проверять полномочия представителя, а их — нет. Читаю внимательно протокол, так и есть: представитель был в заседании только по устному заявлению истца, никакой письменной доверенности ни в деле нет, и вообще не выдавалось. Иск (без уточнений, привлекавших к делу моего доверителя) был подписан другим представителем, и доверенность у этого представителя была.

Таким образом, лицо, подписавшее иск, не имело полномочий это делать. То есть, решение суда подлежит отмене, а дело — прекращению (ну, или отказу в иске, поскольку в кассации ничего уже не изменить), либо дело направят на новое рассмотрение, и кто его знает, чем оно закончится…

Я (каюсь, никогда больше этой ошибки не повторял), радостно пишу об этой проблеме подробно прямо в кассационной жалобе. Мол, дело рассмотрено по иску негодного лица, отменить и всё такое. Перед тем как подать, ещё раз фотографирую всё дело, внимательно просматриваю от корки до корки: ну да, судья «лопухнулась», бывает.

И сдаю жалобу в районный суд.

С открытым сердцем и поднятым забралом иду, спустя месяцы, в заседание кассационной инстанции. А там меня огорашивают: извините, говорят, Антон Алексеевич, но на обороте листа с уточнённым исковым заявлением (на лицевой стороне места уже не было) истец написал свою фамилию и подпись. Всё, мол, в порядке, подписано заявление…

То есть, судья в районном суде вызвала истца, сунула ему под нос дело, и сказала дописать фамилию и поставить подпись. Несмотря на то, что по-честному, она этот процесс «проиграла».

Решение (по сути правильное, хотя и не в нашу пользу) устояло. А я, видя эту судью в следующий десятилетиях, всегда прямо смотрю в её (тут должно бы быть слово «бесстыжие», но  я воздержусь) глаза. И она их всё время отводит.

А вот — совсем свежее. Учебное заведение в престижном районе. Элита, будущее страны, свежий ремонт и учителя — все как на подбор Мэри Поппинс.

Директор школы с которой мы ведём разговор о проблемах одного ученика: того за какой-то проступок отчислили. Ну, вы знаете эти школьные проступки… Слово за слово, привожу (как на аркане) директора к мысли, что решение об отчислении, может и правильное эмоционально и педагогически, ни в какие ворота не лезет с юридической точки зрения.

— Ну, что вы хотите? Я же не могу отменить свой приказ?!

— Нет, Ольга Марьяновна (имена, конечно, изменены), не можете. Тогда дайте нам «дорожную карту», как действовать, чтобы ребёнок всё-таки вернулся в школу?

— Восстановить я его не могу!

— Тогда, я знаю, у вас идёт донабор, может быть он может поступить ещё раз?

— Да, я ему запретить не могу, пусть сдаёт тесты, я с ним переговорю, и может быть, он снова будет принят. Конечно,  я ничего не обещаю…

— Но мы можем рассчитывать, что тесты у него будут приняты честно?

— Да, конечно! —И взгляд праведного негодования!

На том и расстаёмся.

Родители звонят записать чадо на тесты. Им говорят, узнав фамилию: не ранее 15 декабря.

А почему, собственно, не ранее 15 декабря, если эти тесты проводятся каждую пятницу для всех желающих, поскольку в школе большой недобор? Звоним мы, наши голоса не знают, записываем «Машу Иванову» в тот же класс. Да, пожалуйста, говорят, приходите в ближайшую пятницу, без проблем. Родитель ещё раз перезванивает Ольге Марьяновне: «Нет-нет, у нас всё занято, мы можем только после 15 декабря».

Ольга Марьяновна нам соврала. С благородным металлом в голосе, эта чудо-женщина, убеждавшая нас в своих принципах, в своей неприступной гордой честности («как я могу предать свои принципы?», «что будет думать ребёнок, если правила не будут соблюдаться честно для всех?»), этот оплот педагогической правильности, мелко соврала, и пытается «под столом» подстроить так, чтобы парень, который мечтает вернутся в школу, которую он полюбил, к друзьям, которые просили всей параллелью (!) его оставить в школе,  так в школу и не попал.

Морали не будет.

Но, конечно, гораздо меньше ограничений у тебя, как адвоката, когда ты работаешь вот с таким вот «контингентом».

Кто не спрятался — я не виноват.

И снова про задержания и аресты

Каких только инструкций не написано и даже снято по этому поводу… Чего только не предлагают иметь в виду при задержании всякого рода юристы и другие мои коллеги.

И представится должен сотрудник полиции (а что делать, если не?), и паспорт вы должны показывать, не выпуская из рук (да что вы говорите? И как это реализуемо в реальной жизни?), и для осмотра-досмотра-обыска вам должны понятых привести, и протокол составить… Все эти советы, наверное, имеют место быть в природе. Но если вы действительно окажетесь на прямой, соединяющей сотрудника полиции и автозак, например, то ни одним из указанных советов вы воспользоваться не сможете. Они будут вам совершенно бесполезны.

Я долго думал, какой же ОДИН совет дать людям, которые сталкиваются с правоохранительными органами. Один — ровно один, потому, что даже два — не запомнят. Один — это значит достаточно универсальный, чтобы работать во всех случаях, и никогда не навредить никому.

При таких условиях единственным советом, который я могу вам дать будет один: не давайте никаких показаний. Вообще никаких. Никак.

Пока рядом с вами не окажется адвокат, которому вы доверяете (излишне повторять, но я повторю: таким адвокатом будет не тот, которого пригласил следователь, а тот, которого пригласили ваши друзья, правозащита, вы сами, ваши родственники — но не следователь), пока вы не переговорили с адвокатом и не пришли к выводу, что показания давать надо — не давайте показаний.

Не надо ни статью запоминать, ни-че-го. Просто: я показаний НЕ даю. Всё. И ещё — жду адвоката. «Бесплатному» адвокату от следователя тоже говорите: я жду адвоката, которого должны пригласить мои родственники, вот телефон мамы. Пусть он, свободный человек, звонит.

А до этого — ни слова.

Самый простой «развод», срабатывающий и на взрослых тётеньках, и на подростках, и на учёных мужах: давайте-ка мы быстренько всё запишем, и вы пойдёте домой. 

Ну, сколько можно повторять: домой вы пойдёте в одном случае — если на вас у дяденьки-полицейского ничего нет, ни свидетельств, ни доказательств. Тогда да, может быть, пойдёте домой. Может быть не сразу.

Но если вы начали давать показания, весьма вероятно, что какое-нибудь из ваших слов таки будет использовано против вас. Вы не можете быть «умнее» и прозорливее следователя, просто потому, что в этот момент именно у него, следователя, ВСЕ рычаги управления ситуацией. Вы не можете (никому из великих никогда не удавалось, не удастся и вам) провести допрос так, чтобы вы сказали только то, что хотели сказать, а не то, что от вас хотели бы получить. А тем более, если не вы пишите протокол допроса (а пишите его не вы), то не удастся правильно записать то, что вы хотели сказать, скорее всего, получится записать то, что следователь хотел услышать…

Ни один человек в погонах, форме и с корочкой дознавателя-следователя не имеет целью вам в этой жизни помочь, каждый из них делает всё, чтобы вас а) изобличить в преступлении и б) привлечь к ответственности. Это — цель и смысл их профессиональной жизни. Ни один из них никогда не будет ничего делать, чтобы вы НЕ сели, или были признаны НЕвиновным. Просто потому, что они совершенно для другого созданы.

И садясь с ними друг напротив друга, помните, они вам — кто угодно, но не друзья. Молчите! Молчите! Не давайте никаких показаний!

Это, конечно, сложно, хочется вот прямо сейчас объяснить всё «недоразумение», и выйти из этого неприятного здания… Люди! Всё с точностью до наоборот: будете много разговаривать —  из ваших показаний что-нибудь да построят, будете молчать — вы никогда не добавите ничего плохого к той куче доказательств (а вы уверены в том, что эта куча есть? Так сказал следователь?), что есть против вас.  Никогда, ни в одном процессе, ни на одном суде, слова подсудимого или обвиняемого о собственной невиновности не были приняты как основа оправдания. Вам просто скажут: пытаетесь избежать наказания, причём таким тоном, словно это преступно само по себе.

Молчите! Запомните это простое действие: молчите! Никаких показаний. 

«Я отказываюсь отвечать на этот вопрос».

Хотите более длинную фразу? Хорошо, заучиваем: «В соответствии с 51 статьёй Конституции Российской Федерации каждый имеет право не свидетельствовать против себя и своих близких родственников, круг которых определён федеральным законом. Поскольку ответ на данный вопрос может быть использован против меня либо моих близких родственников, я отказываюсь отвечать на него, пользуясь правом, предоставленным мне 51-й статьёй Конституции Российской Федерации». После того, как следователь в третий или в пятый раз запишет это (требуйте, чтобы дословно!) в протокол, обычно допрос заканчивается. И часто — вы просто идёте домой.

Молчите!

Подробнее? Объяснить «почему»? Вот потому.

Я получил повестку в суд. Что делать?

Вам вручена повестка в суд.

Во-первых, без паники, ничего совсем страшного и непоправимого не произошло. Вам — 100% — понадобится адвокат или иной юрист, но это не повод для паники.

Во-вторых, всё серьёзно. И относится к происходящему надо серьёзно.  Ваша жизнь уже не будет прежней, потому, что вы — участник судопроизводства, и у вас нет вариантов (во всяком случае, просто, и «домашними средствами» этого статуса лишиться. В деле нужно участвовать обязательно (не обязательно лично ходить, это может делать адвокат, но участвовать — обязательно!).

Медики, в случае, если кому-то «стало плохо», как правило, дают какие-то простые, элементарные советы (как положить пострадавшего, дать попить и т.д.), провести простейшую диагностику (мой любимый совет — попросить инсультника улыбнуться. Звучит забавно, но это правильное действие!), и дальше — всегда — говорят: вызывайте «скорую» или, во всяком случае, покажитесь врачу.

Я не буду оригинален и расскажу чуть-чуть о «первой помощи» и «диагностике», но совет — обратиться к адвокату в любом случае, если вас вызывает суд — всегда будет и первым, и главным. «Самолечение» в этом случае, может быть, не столь опасно для жизни, как в медицине, но всё равно способно сильно (и порой непоправимо) испортить вам жизнь.

Итак, вы получили повестку.

Повестки, а также любые отправления с отметкой «судебное» надо получать на почте. И в том смысле, что домой вам его не принесут, и в том смысле, что получать всё же надо обязательно.

По существующим правилам, отправление разряда «судебное» хранится на почте только в течение 7 дней со дня поступления. Не со дня, когда вы получили извещение о письме, не со дня, когда оно было опущено в ваш почтовый ящик, а именно со дня поступления в отделение связи.

Поэтому, правило первое: в тот же день (пожалуйста, это важно!), в тот же день, как получили извещение — немедленно на почту, получать повестку или иное отправление из суда. В противном случае, письмо уйдёт обратно, и почта даже не сможет сказать, кто вас вызывал, не говоря уже о том, зачем, куда, и на когда.

Поэтому, как только в почтовом ящике у вас оказалось извещение на «судебное» отправление — бегом на почту. Не забудьте с собой паспорт.

На почте вам вручат конверт, в котором в 90% случаев будет судебная повестка. Может быть ещё что-то, но нам сейчас важна именно она. (Всё, что будет в конверте, а также сам конверт — сохраните!)

В настоящее время в судах используются два формата повесток: форма № 30 — заполняют от руки, и форма № 30-сдп — для печати повесток из автоматической системы.  Первая постепенно уступает место второй. 

В повестке указано многое, что вам понадобится для разговора с юристом. И многое, то вам нужно прямо сейчас.  Итак, рассматриваем повестку.

Прежде всего смотрим, куда именно вас приглашают. Красным на рисунке выделено наименование суда, где слушается дело. Это может быть не обязательно районный или городской суд, это может быть и судебный участок. Как правило, наименование суда или судебного участка наносится штампом (или печатается), и прочитать его можно. Судебные участки часто имеют не  названия, а номера. Например, это может быть что-то вроде «Судебный участок № 297 района «Соколиная Гора» города Москвы». Часто сокращают слова «судебный участок» до «С/У». Названия судов, как правило, пишут полностью, но вот сочетания «районный суд» или «городской суд» — сокращают. Может быть, например, «Истринский г/с», но, в любом случае, название суда на повестке найти можно. Это — ключевая информация. Зная, в каком месте слушается дело, по которому вас вызывают — можно найти остальную информацию. Но вот не зная, в каком суде или судебном участке слушается дело, найти его — задача для Геракла (если разрешима вообще).

Затем смотрим на суть дела, и его номер, а также истца и ответчика (выделено зелёным). В повестках «от руки» эти поля часто не заполняют, а пишут только номер дела. Но если вам всё-таки повезло, и вы смогли прочитать фамилии — многое становится ясно. Разумеется, на нас в суд подают не неожиданно и не внезапно. Если вы задолжали квартплату — не удивляйтесь, что управляющая компания позовёт вас в суд. Или, например, фамилия бывшего мужа в качестве истца даёт вам основания предполагать (если, конечно, сущность иска не описана в повестке напрямую), что дело — о разделе имущества, либо спор о детях.

Дополнительную информацию несёт (выделено жёлтым) и ваше процессуальное положение по делу. Скорее всего, вас будут вызывать в суд или как ответчика, или как третье лицо. Совсем редко бывает, что повестку на дом пришлют свидетелю. Ответчик — это значит, что иск направлен против вас, то есть требуют что-то от вас. Третье лицо — могут быть совсем разные ситуации, но, в целом, это значит, что ваши права и обязанности этим иском также затрагиваются, однако, не вы нарушили права истца.

Обратите, пожалуйста, внимание на дату и время судебного заседания на которое вас вызывают (выделено синим). Сразу же пометьте это время в своём календаре. Может случится так, что после консультации с адвокатом вы решите, что на это заседание лично вам ходить не надо, а вместо вас пойдёт ваш представитель-юрист, но просто проигнорировать данное событие — нельзя.

Если случилось так, что повестка пришла уже после того, как прошло указанное время — не пугайтесь заранее, скорее всего, ваше дело отложено рассмотрением. Во всяком случае, если эта повестка — первая которую вам направлял суд. К адвокату — он подскажет, что делать дальше.

Если заседание сегодня или завтра, и вы никак не можете на него пойти, имеет смысл всё-таки дойти до адвоката, чтобы он уже помог вам составить заявление об отложении этого заседания, на которое вы, очевидно, не успеваете.

В крайнем случае, открывайте интернет, ищите номер телефона суда — и просите, как вы можете сообщить судье о том, что повестку получили только что, и явиться никак не можете. Обратите внимание на номер зала судебного заседания (выделено фиолетовым), это — ключ к поиску как нужного телефона (иногда размещают номера телефонов помощников судей), так и к определению, в производстве какого именно судьи районного или городского суда находится ваше дело. С судебными участками дело попроще, там судья всегда один, и на какой бы номер телефона вы не дозвонились (а это непростая задача обычно), ваша информация достигнет судьи.

Также на сайте суда, используя даже неполные сведения из повестки (например, номер дела) можно узнать более подробно о предстоящем деле. Например, станет понятна фамилия судьи, а также то, первое ли  это заседание по делу, или уже были до этого момента. Иногда никакой информации по делу в «электронной канцелярии» может и не быть. Это не повод ни напрягаться, ни, тем более, расслабляться. Скорее всего эту информацию туда просто по какой-то причине не внесли, но дело есть, и очередное заседание, на которое вам пришла повестка — будет.

Итак, прочитав повестку, и предприняв незамедлительные меры по самопомощи — обращайтесь к адвокату.

Записываясь на приём вы уже можете сообщить когда у вас слушание дела, и какая его суть. Вам очень повезёт, если вы сможете попасть к хорошему адвокату просто зайдя в офис с улицы, скорее всего хороший адвокат будет всё-таки занят в ближайшие дни; у меня, например, бывает запись за две недели, но это редко, средний же вариант — послезавтра уже можно найти время, хотя, раз на раз не приходится. Поэтому, не упуская из виду дату вашего суда, всё-таки будьте готовы, что встреча может состоятся не сразу.

Как искать адвоката я когда-то уже писал,  но повторю основной тезис: главное — доверие. Если вы человеку не доверяете — он не ваш адвокат.

Итак, вы уже можете, записываясь на приём, сообщить, в каком суде и когда у вас дело. А адвокат, пусть даже карандашиком, уже сможет пометить это время в своём календаре.

На приём возьмите с собой повестку, конверт и всё, что было в конверте.

Ну, а дальнейшее — уже совсем другая история.

Антон Жаров, адвокат, руководитель «Команды адвоката Жарова»

11.06.2017

Older posts Newer posts