Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Category: Опекунам и попечителям (page 2 of 13)

Лучший счёт при опеке — 1:1. Не более одного подопечного!

Вообще-то всё уже придумано до нас: при устройстве ребёнка под опеку (также и в вариант опеки — приёмную семью) у каждого опекуна должен быть только один подопечный, а у каждого подопечного — только один опекун.

Это чётко, ясно и недвусмысленно следует из текста ст. 10 федерального закона «Об опеке и попечительстве», но об эту простейшую конструкцию типа 1—1 разбиваются головы как сотрудников опеки, так и потенциальных опекунов.

Почему-то все вдруг решили, что приведённые в законе исключения — это не исключения вовсе, а просто правило. А норма об одном опекуне одному подопечному и одного подопечного одному опекуну — это, как бы так выразиться, «пожелательная» какая-то норма, которую можно и не исполнять.

Тем не менее, в законе всё предельно ясно: исключение из правила «один подопечный одному опекуну» возможны лишь при определённых обстоятельствах.

Во-первых, это история про братьев и сестёр. Они не могут, в общем случае, быть переданы в разные семьи, разным опекунам, и тогда назначение одного опекуна брату, сестре, и опять брату, например — оправдано.

Второе. «Орган опеки при необходимости исходя из интересов подопечных может назначить одно и то же лицо опекуном или попечителем нескольких подопечных.» — часть 10 ст. 10 ФЗ «Об опеке и попечительстве». Но почему-то далее этой фразы никто не читает (кроме вносящих представления прокуроров…): «В акте о назначении лица опекуном или попечителем второго и следующих подопечных орган опеки и попечительства обязан указать причины, по которым опекуном или попечителем не может быть назначено другое лицо.»

Вот это не соблюдается НИКОГДА. За весь период моей практики не видел такого в постановлениях опеки НИКОГДА. А вот представления прокурора на эту тему — читал.

На мой взгляд, одним из немногих, если не единственным основанием для назначения одного и того же человека опекуном над несколькими детьми, является родство детей (и  об этом прямо указано в законе). Всё остальное — от лукавого.

Нет никаких иных законных причин, по которым какому-то ребёнку НЕ может быть назначен опекуном кто-то другой, а не именно этот.

Но норма закона не работает. Более того, на неё (до проверки прокуратуры) все плевать хотели. Или до того, как где-нибудь что-нибудь опять «бомбанёт», и, в числе прочего, опеке строго укажут на то, почему она в семью с тремя уже детьми передала не просто мальчика после двух возвратов и с психиатрией, но ещё и девочку-инвалида, которая не ходит… Зачем в приёмную семью, где уже семеро, давать ещё восемь братьев-сестёр? Что написано в постановлении о назначении опекуна (приёмного родителя), чем мотивировано такое вот «наполнение»?

Молчание. Тишина. Стыдно же сказать: просто у нас был план по передаче детей в семьи, и мы запихивали сколько влезет. Как огурцы в трехлитровую банку…

Ждём очередного «взрыва», продолжая набирать (и отдавать) чуть не по десятку детей. Остановитесь! Вот вам ещё пример: http://ngnovoros.ru/live/view/652

Разумеется, в приёмной семье был не один этот «трудный подросток», склонный к дромомании, которого надо, разумеется, было «пасти» с утра до ночи…

Коллеги, остановитесь! Ладно, когда на пороге появляется кто-то, желающий немедленно «причинить добро детям», желательно сразу троим: человек может быть не разобрался, или просто душа наполнена и переполнена, хочется всех обнять. Но вы-то, сотрудники опеки, детского дома, миллион чиновников, за всем этим наблюдающие, вы — куда смотрите? Не понимаете, почему одного приёмного ребёнка — ДОСТАТОЧНО, не понимаете? Ну, тогда же есть простое решение: соблюдайте закон. Один опекун — один подопечный.

Смотрите внимательно за руками: усыновление и опека упрощаются, упрощаются, упрощаются… До полного запрета?

Ещё в декабре 2017 года были приняты изменения в Постановление правительства № 423 (о назначении опекунов) и Постановление правительства № 275 (об усыновлении), которыми, как объявлялось, упрощается процедура усыновления и опеки.

Смысл в том, что ряд документов (жилищные и справка о несудимости) будет теперь получаться органами опеки самостоятельно, путём межведомственных запросов в электронном виде, и без участия граждан.

Хорошо, сказали мы, и стали читать.

Итак, подав все документы (заявление, в котором теперь надо переписывать половину Семейного кодекса, автобиографию, справку с места работы, медицинское заключение, копию свидетельства о браке, если в браке и свидетельство о прохождении подготовки), гражданин может спать спокойно — остальные документы орган опеки запросит сам.

Какие это документы. В случае, если вы на пенсии — опека запросит пенсионный фонд. Но это большинство опекунов не касается. Дальше, запросят выписку из домовой книги (всех «прописанных») и финансово-лицевой счёт. Потом дело дойдёт до справки о несудимости.

Раньше все эти документы гражданин должен был принести сам. Это не вызывало особенных проблем, потому, что жилищные документы вы и так могли получить без каких-то затруднений и за три минуты, а справка об отсутствии судимости, хотя и готовилась в течение месяца, обычно её «заказывали» в момент начала подготовки в Школе приёмных родителей, и к концу подготовки она была уже заведомо готова.

То есть, проблем, в целом, не было. Объёмом документов процесс опеки или усыновления не удивлял.

Тем не менее, сразу после подачи документов у органа опеки и попечительства начинал течь срок. При опеке — 10 календарных дней, при усыновлении 10 рабочих, но это были понятные и разумные дни за которые орган опеки должен был выдать заключение о возможности быть опекуном или усыновителем.

То есть, подав заявление 1 числа, уже 11-го, если это не было выходным, вы уже требовали ответа. И эти 10 дней давались органу опеки как раз на то, чтобы подумать, и, параллельно, если нужно, проверить ваши документы.

Теперь всё решили оптимизировать.

Итак, как же дело обстоит сегодня? Вы приносите заявление и некоторый набор документов, сдаёте его в орган опеки. Предположим, это 1 число, понедельник.

Орган опеки в течение 2 рабочих дней (то есть, не позднее 3 числа, среды) должен направить через это самое «электронное взаимодействие» запросы про судимость и жильё.

Дальше запрос может некоторое время «идти». И пусть вас не удивляет этот момент: действительно, не факт, что отправленный сегодня запрос будет в ту же секунду чиновником «на другом конце провода» получен. Предположим, что это происходит на следующий день (хотя, может быть и три дня «на регистрацию»). Итак, запрос в каком-то органе получен в четверг, 4 числа.

Затем, у этого самого органа есть 5 рабочих дней чтобы «направить» ответ в орган опеки. Может быть вы обладатели какого-то другого опыта, но в моём жизненном опыте выражение «направить в течение 5 дней» означает всегда «отправить на 5 день». Итак, считаем: 5 число — это пятница, 6 и 7 — выходные, часики не тикают, 8, 9, 10, 11 — только в следующий четверг, 11 числа ответ на запрос будет «направлен» в орган опеки.

А получен? Ну, надеемся, на следующий день, в пятницу, 12-го.

Затем, в течение трёх рабочих дней (13 — суббота, 14 — воскресенье, то есть, получается, 15, 16 или 17 — до среды) орган опеки должен провести обследование условий жизни граждан, претендующих принять ребёнка в семью.

Окей, провели. После этого — должны оформить акт обследования. По какой-то странности, не в течение 3 рабочих, а в течение «просто» трёх дней, ну, ок. Итак, 17, в среду, обследовали, даём три дня (18, 19, 20 — четверг-пятница-суббота), дело всё равно заканчивается понедельником, 22 числа. Бинго?

Нет, это только акт обследования, а ещё не заключение.

Заключение выдаётся в течение 10 рабочих дней со дня получения ответов на запросы, то есть обследование условий жизни как бы «внутри» этого срока.

Итак, если мы правильно помним, ответ получен 12 числа (в пятницу), отсчитываем 10 рабочих дней — 15, 16, 17, 18, 19, 22, 23, 24, 25, 26 — десятый день оказался пятницей 26 числа.

Но и это ещё не всё! Заключение направляется (или вручается) заявителю в течение 3 дней («просто» дней) со дня подписания. То есть — понедельник, 29 числа нашего условного месяца.

Я лично не верю, что ответы на все запросы будут по идеальным каналам связи приходить в идеальные 5 дней. Нет, скорее всего, всё будет затягиваться, глючить и не работать как надо. Но, предположим, что всё-таки будет.

Итак, подав заявление о выдаче заключения о возможности быть опекуном 1 числа в понедельник, если месяц попался без праздников, вы сможете получить заключение — 29 числа при идеальных условиях.

Оптимизировали? Улучшили? Упростили?

Так и хочется спросить: что вы делаете, гады? Сроки выдачи заключения о возможности быть опекуном (или усыновителем) с 10 дней «подросли» до 29. Вместо «недели и ещё чуть чуть» или даже «две недели» — стало месяц.

Упростили!

Это я не говорю ещё о других «плюшках» и «маршмеллоу», которые окружают и давят потенциальных усыновителей и опекунов со всех сторон. Молчу о добровольном, но преподносимом как обязательное, психологическом тестировании кандидатов в опекуны или усыновители. Не описываю круг ада, который ожидает тех граждан, которые решаться взять «немосковского» ребёнка в семью москвичей.

Вообще, говоря кратко, поезд очевидно поехал назад: если раньше опекунов или усыновителей привечали, то сегодня со всей очевидностью говорят им, мол, мы вас не ждали, отвалите.

Читайте также: Заявление о возможности быть опекуном или усыновителем

Отмена усыновления, прекращение опеки

Все уже разобрались, что такое «усыновление», «опека», и чем они друг от друга отличаются.
Но что же происходит (с юридической точки зрения), когда усыновитель или опекун по тем или иным причинам прекращает отношения с ребёнком?

Когда мы говорим про отмену усыновления или прекращение опеки, нужно прежде всего понимать, что это события абсолютно разные. Они имеют разные правовые последствия и совершенно разные правовые источники, то есть, то, из чего они могут складываться. При этом визуально это может быть почти одно и тоже: ребёнок был в семье, а потом оказался не в семье, а вам сказали, что вашу опеку отменили или ваше усыновление было прекращено. Но, см. выше, эти события абсолютно разные.

Если вы помните, что я говорил про то, что такое усыновление и что такое опека, то вы быстренько вспомните, что при усыновлении ребёнок становится вашим, то есть у него появляются родители — вы, а также бабушки, дедушки. При опеке такого не происходит, ребёнок остаётся как бы «государственным», а вы остаётесь только его опекуном. Поэтому последствия отмены усыновления и прекращения опеки абсолютно разные.

Отмена усыновления

Если мы отменяем усыновление, то всё возвращается на круги своя.

Первое: ребёнок, который жил под вашей фамилией, например, Иванов, становится (по старой фамилии) Петров. В некоторых случаях суд может сохранить ему фамилию, имя, присвоенные при усыновлении, но в общих случаях происходит возвращение к старым ФИО.

Второе: у ребёнка опять появляются те родители, которых мы обычно называем “биологические”, а вы, как родители, исчезаете.

Третье последствие отмены усыновления — скорее всего вы будете платить алименты на содержание этого ребёнка также, как это делают родители, лишенные родительских прав в отношении своих детей.

Четвертое последствие, которое влечёт отмена усыновления, — почти всегда поражение в правах в определенной степени. Вы больше никогда не сможете ни взять никого под опеку, ни усыновить.

Отмена усыновления может быть вызвана рядом причин. Разделим их на две группы:

Первая группа причин отмены усыновления — это те же самые причины, о которых мы говорим, когда говорим о лишении родительских прав, то есть когда о ребёнке не заботятся, когда ребёнок находится беспризорным, когда ситуация доходит до такого состояния, что никаким иным способом помочь ребёнку, кроме как лишить его таких родителей/усыновителей. Это крайняя мера. Таких отмен усыновлений в России совсем немного, я не думаю, что это ваш случай. Просто об этом нужно знать.

Вторая группа причин отмены усыновления — это отмена усыновления по инициативе самих усыновителей. Это действительно возможно. Как обычный родитель может отказаться воспитывать своего ребёнка (правда, в этом случае его не “автоматически” лишат родительских прав, но со временем всё равно лишат), так и усыновитель может отказаться воспитывать ребёнка по каким-то причинам. Прийти в суд и сказать, что больше не хочет быть усыновителем. В таком случае суд, конечно же, отменит усыновление, потому что «насильно мил не будешь», но отмена усыновления повлечёт те же последствия, что и при лишении родительских прав, то есть, скорее всего, будут взысканы алименты, скорее всего вы не сможете больше усыновить и взять под опеку никакого другого ребёнка.

Существует группа причин отмены усыновления, называемая «не по вине усыновителя». Если выражаться совсем грубо, то это когда вам «подсунули бракованного ребёнка». Усыновитель может обратиться в суд и сказать, что он был не осведомлен о том, что, например, у ребёнка ВИЧ, и не может воспитывать ребёнка с таким диагнозом, поэтому давайте отменим усыновление. Или внезапно у ребёнка появилась “наследственность” (тут точнее скажут врачи), которая раньше не проявлялась. Но такие ситуации крайне редки, медицина в настоящее время считает, что о наследственных заболеваниях мы можем говорить только в крайне редких случаях. В остальном это не наследственная история, а просто болезни, и это естественно для человека болеть. Поэтому такого рода отмен не очень много.

Еще бывают группы ситуаций, когда родитель просит отменить усыновление, потому что «не сошлись характерами». В такой ситуации суды, как правило, и взыскивают алименты, и не считают, что это не по вине усыновителя. Вы взрослый человек и, принимая ребёнка на усыновление, вы делаете очень ответственный шаг. Вы должны четко понимать, что обратно дороги нет. Несмотря на то, что юридическая «тропинка» протоптана, но последствия будут большими как для вас, так и для ребёнка, который снова окажется в детском учреждении.

Итак, усыновление отменяется:

  • только по решению суда;
  • только при глобальных серьезных основаниях;
  • отмена усыновления несёт большие правовые последствия для вас, как усыновителя.

Прекращение опеки

Здесь тоже нужно понять, что это совсем иной правовой институт, чем отмена усыновления. Первое, что нужно понимать: отмена усыновления — это юридическая процедура, которая происходит в суде, в порядке искового производства: то есть вы сидите, есть стороны, о чем-то говорите, кто-то приводит какие-то доказательства, выступают представители сторон, у вас есть возможность воспользоваться услугами адвоката, вы можете попросить отложить заседание, представить какие-то доказательства в обоснование своей позиции и т.д.. А прекращение опеки производится не по судебному решению, а по решению органа опеки и попечительства. Также просто, как вам выдавали ребёнка под опеку, также просто органы опеки могут этого ребёнка забрать. Т.е. достаточно одного решения органа опеки и попечительства с подписью руководителя, чтобы ребёнка забрать, и опеку прекратить.

Это и хорошо, и плохо.

Сначала рассмотрим условно “хорошие” моменты.

Во-первых, опека — это обязательство, которое человек берет на себя добровольно. Один из принципов опеки и попечительства состоит в том, что она принимается на себя добровольно, в таком же порядке добровольно она может быть с себя сложена. Если какая-то причина в дальнейшем не позволяет вам быть опекуном, вы вправе отказаться от этой опеки. Но не таким образом, чтобы привести ребёнка за ручку в опеку и сказать, что я отказываюсь, а, разумеется, будет определенная процедура и совершенно вряд ли это будет принято за один день. Тем не менее, вы вправе отказаться от опеки. Нужно понимать, что если причины, по которым вы отказываетесь, не покажутся органам опеки и попечительства уважительными, у вас могут возникнуть сложности, в т.ч. невозможность принять другого ребёнка в семью, если вы когда-нибудь потом этого захотите.

Органы опеки могут очень здраво рассудить: если с одним ребёнком не получилось, где гарантия, что получится с другим? Поэтому здесь нельзя сказать, что опека это так просто: захотел — поносил ребёночка годик, потом вернул, взял следующего. Но принципиально закон предусматривает, что обязанности по опеке и попечительству — дело добровольное.

Бывают ситуации в жизни, когда вы по каким-то объективным причинам не можете быть дальше опекуном. Все мы смертные, у некоторых иногда подкачивает здоровье, иногда бывает, что в семье появляется огромное количество каких-то других семейных обязанностей, и действительно тот ребёнок, который находился у вас под опекой, не может больше у вас находиться. Не знаю по каким причинами, я специально их не привожу, но они должны быть значительными. В этой ситуации вы без каких-либо правовых последствий для себя можете отказаться от опеки. Ещё раз подчеркиваю, это добровольное дело.

Ситуации, когда люди отказываются от опеки достаточно редки, и вызывают пристальное внимание органов опеки и попечительства. И, конечно же, там внимательно разбираются — зачем и почему это произошло. Взять ребёнка и вернуть как в магазин — такой возможности у вас не будет.

Есть и другие основания для прекращения опеки.

В первую очередь это возврат ребёнка в кровную семью. Т.е. после того, как ребёнок возвращается к своим родителям либо своим усыновителям (да, могут быть такие ситуации, когда усыновленный ребёнок находился ещё и под опекой), опека действительно будет отменена. Опека будет отменена по независящим от опекуна обстоятельствам, поэтому кроме благодарности органы опеки и попечительства ничего другого к вам испытывать не будет. Потому что в целом ребёнку гораздо лучше жить в кровной семье со своими обычными родителями, со своим обычным семейным окружением, в хороших условиях, если это имеет место быть. Если этого нет, то ребёнок как раз находится под опекой. Но если внезапно его семья нашла в себе ресурсы, восстановилась и готова принять ребёнка обратно, и сам ребёнок этого хочет, то у опекуна нет причин возражать, чтобы ребёнок снова оказался в своей кровной семье и имел возможность воспитываться своими, а не замещающими родителями. При таких обстоятельствах после возвращения ребёнка в кровную семью органы опеки и попечительства принимают решение о прекращении опеки над этим ребёнком со стороны опекуна или попечителя.

Такие ситуации, опять же, возникают нечасто, но имеется ряд приёмных семей в РФ, которые ставят своей профессиональной задачей работу по возврату ребёнка в кровную семью. Может быть, это вы в будущем, может вы будете знать такие семьи, но, во всяком случае, надо иметь ввиду, что такая ситуация возможна.

Бывает что ребёнок возвращается в кровную семью, но не к маме, например, а к бабушке. И вы как опекун с этим согласны. В таком случае опека с вашей стороны тоже будет прекращена.

Важный момент, который нужно учесть: все эти события — добровольное прекращение опеки- имеют место быть только в случае опеки или попечительства. А в случае приёмной семьи нужно понимать, что прекращение договора о приёмной семье возможно только по уважительным причинам, то есть вы не можете объяснить это какой-то мелочью, причины должны быть ещё более значительными. Вы не можете, как при опеке, объяснить свой отказ воспитывать ребёнка тем, что, например, ребёнок не встраивается в семью через месяц. Иногда психологи советуют, что в таком случае лучше ребёнку, пока он не начал адаптироваться в семью, вернуться обратно в то место, откуда его приняли, и дальше разбираться что с ним делать. Такие ситуации бывают, это печально, тем не менее они требуют определенной смелости опекуна. И мне кажется, что при совете специалиста так сделать, это один из правильных вариантов поведения. При таких обстоятельствах иногда честнее ребёнка вернуть в то место, откуда вы его забрали, чем заниматься попытками склеить то, что не склеивается.  Если не получается в вашей семье адаптировать этого ребёнка, то чем раньше вы с помощью специалистов поймете, что дальше уже невозможно, тем лучше.

Ещё раз: при опеке вы можете отказаться от опеки по своим каким-то причинам, в принципе можно их не объяснять. Если вы не хотите рассказывать опеке полностью и целиком свою семейную ситуацию, например, что вы взяли ребёнка месяц назад, а сейчас у вас дочь забеременела тройней, и вы понимаете, что спустя полгода вы получите ситуацию, когда вы просто разорвётесь, или вы не сможете «тащить» детей, и вы принимаете тяжелое решение вернуть ребёнка. Можно эту ситуацию не рассказывать целиком органами опеки и попечительства, вы вправе отказаться без большого объяснения причин, от вас не требуется уважительной причины. Если же у вас форма устройства “приёмная семья”, от вас потребуют не только объяснения, но и доказательств того, что причина, по которой вы прекращаете договор о приёмной семье, является уважительной. Может быть, «рождение тройни» в каких-то случаях и будет рассматриваться как уважительная причина, но в каких-то ситуациях — нет. Это будут решать органы опеки.

Теперь большая группа причин прекращения опеки — т.н. отмена опеки по вине опекуна.

Происходит это тогда, когда каким-то образом нарушаются права и интересы подопечного ребёнка. Здесь нужно понимать, что решение о том, нарушены или нет права ребёнка и имеются ли основания для прекращения опеки, принимает орган опеки и попечительства. Да, в этом вопросе вы зависимы от органа опеки и попечительства. Да, их субъективный взгляд будет определять нарушаются права подопечного или не нарушаются. Это ваш риск. Когда вы подписываетесь на то, чтобы быть опекуном, вы подписываетесь в том числе и на это. Конечно же не существует специально разработанной методики для органов опеки для того, чтобы «гнобить» опекунов или мешать им жить, но нужно понимать, что ваша ситуация зависит, в том числе, и от этих сотрудников. И здесь, когда люди переживают по поводу того, что не нужно портить отношения с органами опеки, отчасти я с ними соглашаюсь. Действительно, сотрудники органа опеки принимают решение, нарушаются ли права подопечного или не нарушаются.

Итак, если кто-то из органов опеки, а именно руководитель, приходит к выводу, что права подопечного действительно нарушены, опека может быть прекращена по вине опекуна. В таком случае ребёнок снова окажется в государственной организации для детей, оставшихся без попечения родителей, а опекуна ждет, вероятнее всего, судебное разбирательство. Потому что акт органа опеки о прекращении опеки может быть обжалован в суд, что я делать настоятельно рекомендую, в случае, если опека прекращена по вашей вине. Если вы с этим не согласны, то можете обратиться в суд, на это право у вас есть.

Опеку могут отменить по основаниям, связанным с нарушением прав подопечного. Какие это основания? Это то же, что мы говорили о лишении родительских прав, то есть замещающие родители в виде опекунов не заботятся о ребёнке, не дают ему достаточно еды, недостаточно занимаются его образованием, воспитанием.

Другая группа причин — это финансовые нарушения, ситуации, когда опекуны растрачивают имущество подопечного или, например, тратят те деньги, которые выплачивает государство на содержание ребёнка на что-то другое, либо не могут отчитаться за эти деньги. Потому что отчет опекуна имеет место быть.

Если органы опеки и попечительства приходят к выводу, что права ребёнка нарушены, будет издано постановление/приказ или другой акт о том, что опека ваша будет прекращена по вашей вине. Последствия правовые здесь такие: если опека прекращена по вине опекуна, он в дальнейшем, также как и в случае отмены усыновления по вине усыновителя, не может претендовать на то, чтобы быть замещающим родителем ни в какой форме. Если речь идет о финансовых нарушениях, органы опеки и попечительства могут обратиться в суд против бывшего уже на тот момент опекуна от имени ребёнка с иском о возмещении убытков, которые причинены ребёнку действиями опекуна. Нужно понимать, что такого рода вещи случаются редко, скорее всего, вы с ними не столкнетесь. Скорее всего, основная проблема может возникнуть в том, как вы и орган опеки будете смотреть на то, что для ребёнка хорошо и что не очень хорошо.

Здесь я напомню вам, что указания органа опеки о том, как вести себя с ребёнком, где ему обучаться, как распоряжаться имуществом и т.д., должны быть даны обязательно в письменном виде. Если вы в письменном виде получили распоряжение опеки что-то сделать, вы, конечно, должны это выполнить. Если это пожелание, и в письменном виде вы его не получили, то это все-таки пожелание, нужно его учесть, но учтя мнение опеки вы можете сделать так, как лучше для ребёнка. Иными словами, можно спорить только с тем, что написано на бумаге. Спорить с разговорами невозможно. Поэтому не надо ничего оспаривать, не надо ничего делать. Пока вам не дали письменные предписания, говорить о том, что вы нарушили рекомендации органа опеки, не получится. Но если рекомендации дали письменно, то вы человек подневольный, вы опекун, поэтому придется этому соответствовать. Нарушение этих письменных рекомендаций органов опеки может привести к вопросу о прекращении опеки, об отстранении вас от обязанностей опекуна.

Надеюсь, с вами это не произойдет, но знать о правовых последствиях нам всем нужно обязательно. У вас такого скорее всего не будет! Удачи!

Вернуться к оглавлению

Перестаньте делать вид, что не можете понять, как же это могло быть (по следам преступления в Челябинске)

Антон Жаров, адвокат, руководитель Команды адвоката Жарова, специалист по семейному и ювенальному (детскому) праву, специалист по семейному устройству детей

История с детьми в Челябинске звенит по просторам интернета уже, по-моему, неделю, заставляя большинство из нас округлять глаза и замирать сердцем.

В самой истории комментировать нечего: разумеется, все, что происходило — череда уголовно наказуемых деяний в форме умысла или неосторожности. Даже если директор, дававший разрешение взрослому забирать из детдома на выходные подростков, «не знал», то знать он всё равно был должен. Даже если никто никому ничего не рассказывал, в профессиональные обязанности персонала детдома входит сделать так, чтобы рассказывали, или, во всяком случае, чтобы было известно, даже если не рассказывали. Всё, с тем что было — вопросов нет: следствие, аресты, СИЗО, суд, колония. Насколько можно судить, следствие ведётся, кого-то даже уже успели найти и арестовать.

Я про другое. Вообще-то, такие случаи — неизбежность, как неизбежны регулярные случаи шутинга в американских школах.  Может быть, не обязательно настолько масштабные, но они обязательно будут. Пока в США в каждом доме есть оружие и пока в России существуют такого рода «школы-интернаты» и прочие интернатные учреждения.

Поясню. Когда-то давно, лет, положим, триста назад, ребёнок, если у него пропали (погибли, например) родители, был обречён на смерть (если помладше), или на нищенство (если чуть старше). Иногда детей брали в свой дом родственники, но далеко не всегда.  А если не брали, то мороз и голод делали своё дело эффективно — до совершеннолетия доживали, как мы понимаем, немногие.

Разумеется, центром притяжения бездомных детей были города. И там они адаптировались к жизни в чужих конюшнях-сеновалах, а с развитием прогресса — на вокзалах, под мостами, в заброшенных зданиях. Пока их было не слишком много — на пропитание хватало того, что подавали на паперти. Но во времена лихих годин, войн, неурожаев, беспризорных детей становилось слишком много, и общество начинало их замечать. Так появились приюты, сначала при религиозных организациях (ну до 1917 года у нас религия была государственной, не забывайте), а потом уже и целиком государственные.

Разумеется, первой проблемой армии бездомных была проблема физического выживания. И потому главное, что обеспечивали сиротские учреждения, был кров над головой, тарелка супа и возможность помыться. Плюс медицина в большей или меньшей степени. И затем уже — воспитание, потому что управлять полчищами не воспитанных никак малолетних «головорезов» было невозможно. В общем, читайте Макаренко…

Шли годы. Всех лучших педагогов сиротских учреждений сняли в художественном фильме «Республика ШКИД». Те, что остались работать в детских домах (тут я из уважения скажу про 3% честных, болеющих за своё дело людей, самоотверженно любящих детей, которые, несомненно всё ещё есть), — отобраны отрицательным отбором и работают там, по большей части, от безысходности, а никак не по лучшим своим качествам и мечтам о жизни такой.

И к 2000-м годам страна подошла с чудовищно архаичной системой детских домов. В сущности, чтобы было понятно и экономно по времени, — это была смесь тюрьмы и казармы. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

Затем началось (сверху) реформирование. Детей стали делить на маленькие группы, стараться не менять воспитателей, устраивать всякое подобие «семьи» (путая семью с отдельной квартирой…), переименовывать «детский дом-интенат для детей с задержкой психического развития № 32» в «Центр содействия семейному воспитанию «Солнышко»… Всё это — большие шаги в правильном направлении, но…

Понимаете, без тюрем страна жить не может, преступников надо изолировать (хотя бы некоторых, хотя бы иногда). А вот детские дома не являются обязательной частью пейзажа. Совершенно не обязательно, чтобы ребёнок, лишившийся родителей, жил в казарме на 87 человек с «администрацией» числом 103 (как в злосчастном учреждении в Челябинской области). В самой системе детских организаций, предполагающей коллективное проживание, коллективное воспитание, коллективный приём пищи и всё-всё остальное тоже коллективное — ущербность.

Да, наверное, детей проще кормить, не уговаривая «скушать котлетку», а посадив рядком за стол под плакат: «Когда я ем, я глух и нем». Наверное, так проще взрослым. Вопрос ровно в том, что так хуже — детям.

Не надо думать, что проблема эта не очевидна властям. Ниже — график числа учреждений в Свердловской области (про Челябинскую не нашёл) за 2006–2013 годы (из презентации сотрудника профильной организации в Свердловской области). Все радуются снижению как числа учреждений (с 76 до 53), так и числа воспитанников (с 4276 до 2330) за эти годы.  То есть, все понимают, что снижение числа учреждений и детей в них — хорошо. Проблема в том, что стараний в этом направлении — маловато.

 

Число учреждений и детей-сирот в Свердловской области

Автор  презентации— С. В. Блаженкова, начальник отдела государственного воспитания и коррекции Министерства общего и профессионального образования Свердловской области

Но если вам не будет лень посчитать, то вы обнаружите, что количество детей в каждом учреждении снизилась не так драматически: было в 2006 году в среднем 56 детей на учреждение, в 2013 — 43 ребёнка на учреждение.  То есть число детей, проживающих в системе, снизилось в 1,8 раза, но тут не только (и не столько) чиновники постарались, а число учреждений — только в 1, 4 раза, а «наполняемость» — только в 1,3 раза.

Система сопротивляется, система не сдаётся, дети из «малокомплектных» детских домов (пакости про которые мы слышим гораздо реже, чем про большие интернаты) сливаются, дополняют контингент других, при этом их «маленькие» интернаты и детдома закрывают. Казармы остаются казармами (даже с похожими на квартиры условиями проживания).

Не секрет, что природа придумала ровно один способ воспитания для человеческих детей — семью. Нет никакого другого. Никакой другой не может быть хотя бы отчасти сравнимым с семьёй. Примеры, рассказывающие нам о том, что кто-то вырос в детском доме «приличным человеком» или даже героем, — примеры исключений, подтверждающих правило.

Ни в каком детском доме ребёнку не может быть хорошо, и даже «нормально». Никакие условия питания, медицинского обслуживания, организации тихих настольных  игр и шумных праздников к каждому государственному — не заменяют очень простого, понятно, но совершенно необходимого каждому ребёнку: близкого взрослого. Маму. Папу. Того, кто будет у ребёнка «лично его», того, кто создаёт у ребёнка базовое ощущение безопасности 24 часа в сутки, 365 дней в году. Без «отгулов» и «больничных».

Ещё раз: нет никакого способа реформировать детский дом, чтобы счесть его приемлемым для воспитания ребёнка в принципе. В любом детском доме (и с вероятностью тем большей, чем больше казарма) возможно то, что произошло в Челябинской области.

Если мы возьмём даже резко «похудевший» контингент детей, оставшихся в учреждениях, например, в Москве (где, согласитесь, всё же семейное устройство — одно из лучших в стране), то обнаружим, что совсем-совсем непередаваемых в семью детей (действительно глубоких, неконтактных психических больных или сильно-сильно нездоровых, которых невозможно представить вне стен больницы и т.п.) — не так-то и много. Во всяком случае, не все.

ИСППП, ДТСЗН, Дзугаева, Семья

Это данные  из презентации Департамента труда и социальной защиты населения Москвы, опубликованные А. З. Дзугаевой (стоит, докладывает) на конференции в декабре 2017 года. (Справа на снимке сидит Г. В. Семья — и не возражает).

В американских школах будут стрелять, пока оружие будет доступно для детей прямо в их доме. В российских детских домах будут совершаться подобные преступления, пока детские дома будут существовать. При том, что сами детские дома — не неизбежность. Есть масса стран (они не в Африке, конечно), где детских домов в том виде как у нас — нет вовсе.

В общем, ответ на преступление в Челябинской области — ликвидация детских домов. 

Конечно, нам предложат сейчас простые и быстрые решения. Например, всем в голову придёт, а давайте сделаем так, чтобы была какая-то «горячая линия», куда ребёнок может позвонить и рассказать, что совершается мерзость.

Давайте. Сразу уполномоченный Кузнецова это и предложила. Потом опомнились, что такая линия уже есть (в Следственном комитете). Тогда решили её работу «усилить»… Предлагаю сразу «ответ из конца учебника»: выдать каждому ребёнку в детских домах вешающийся на шею прибор с «тревожной кнопкой» (госконтракт на обслуживание отдадим надёжным людям), чтобы при нажатии — выезжала опербригада Следственного комитета, пожарные, «скорая» и уполномоченный Кузнецова.

Но никакой телефон или кнопка не помогут, потому что ребёнок — это ребёнок. Его не стучать на воспитателей надо учить, а отличать нормальное, допустимое, от плохого и недопустимого. Кто с этим справится, кроме как родители (пусть замещающие, приёмные)? И только своим примером.

Или другое «простое решение»: больше контроля, больше комиссий… Слушайте, в тюрьме надзирающий прокурор обходит по графику все камеры. Жалоб нет нигде. Почему? Потому, что взрослые люди — не дураки: прокурор уйдёт (чай пить с начальником тюрьмы — часто так!), а сиделец — останется, и останутся резиновые дубинки охранников… Почему вы считаете дураками детей? 

Очень печально, что всё это приходится объяснять. По-моему, общество уже на такой ступени развития, когда должно уже чётко понимать: детских домов в России быть не должно. В принципе.

А теперь вставайте — и давайте эту задачу выполнять: тут или там.

24/02/2018

Про наследство подопечных — за, против? Воздержаться!

Реальность такова, что принятие наследства — не всегда благо для подопечного. Хотя всегда орган опеки настаивает: надо принимать.

Надо думать! А принимать как раз не обязательно. Далеко не всегда получение 1/15 доли в квартире принесёт ребёнку что-нибудь кроме проблем.

Написал по этому поводу статью. «Подопечный и наследство: принять нельзя отказаться».

Older posts Newer posts